"Реанимация" "Гражданской обороны". Новый альбом, новые радиоэфиры

Релиз нового альбома группы "Гражданская Оборона" под названием «РЕАНИМАЦИЯ» планируется на конец апреля 2005 года. Альбом самой загадочной группы сегодняшней российской рок-сцены выпускает фирма «Мистерия Звука».
Традиционно диск выйдет в подарочном (с 2мя видео-бонусами и толстым буклетом) и в обычном издании.

Трек-лист:
1.СО СКОРОСТЬЮ МИРА (Е.Летов)
2.КРЕПЧАЕМ (Е.Летов)
3.ОНИ НАБЛЮДАЮТ (Е.Летов/Н.Чумакова)
4.СОБАКИ (Е.Летов)
5.БЕСПОНТОВЫЙ ПИРОЖОК (народ/Е.Летов)
6.НЕБО КАК КОФЕ (Е.Летов)
7.ПЕСНЯ БАРСУКА (Е.Летов)
8.НАС МНОГО (Е.Летов)
9.ЛЮБО (неизвестный автор)
10.РЕАНИМАЦИЯ (Е.Летов)
11.КОСА ЦИВИЛИЗАЦИЙ (Е.Летов)
12.СОЛНЦЕ НЕСПЯЩИХ (Е.Летов/Дж.Ласт)
13.УБИВАТЬ (Е.Летов)
14.ПОСЛЕ НАС (Е.Летов)

"Сейчас на Мистерии Звука мы выпускаем полный архив ГрОб-Рекордз, разумеется, весь Коммунизм с бонусами, весь ГО с бонусами, архивными фото, текстами, комментариями и т.п. Причем это все восстановлено с мастеров, подвержено невиданной доселе реставрации в том смысле, что будет звучать и выглядеть именно так, как тогда задумывалось. Для нас это первый подобный опыт" - говорит Егор Летов..

Кроме того, Егор Летов ответил также на вопросы поклонников группы. В частности:

- Вопрос, мучающий меня все время, что я слушаю ГО (может, хоть сейчас получу-таки ответ): ужасно хотелось бы знать, КАК проходила запись альбомов'87. В смысле, присутствовал ли хоть раз кто-нибудь в студии во время записи; сколько времени уходило на запись одной дорожки; были ли перекуры; с какого, примерно, дубля все записывалось; во сколько приходилось вставать и ложиться спать?

- Все писал я один. Работа начиналась в 9, заканчивалась в 11 вечера. Никаких перекуров. Да я и не курю. Все 5 альбомов вместе с дублями записаны за 5 дней. Никого не было, кроме моего приятеля Сани Кувшинова, который время от времени заходил и одобрял. Сначала писались барабаны на все песни вообще, потом ритм гитара также на все песни, потом бас – именно после всего, потому что подвержен более всего деформации при накладке. А в последние пару дней я, вооружась гитарой Eterna, все напел и одновременно играл соло. Еще пара дней ушло на наложение ревера и собственно разбитие песен на альбомы так, чтобы везде получалось примерно по полчаса. Как видите, все очень просто, странно, что никому до этого не приходило в голову нечто подобное. В следующий раз – во время сессии «Все идет по плану», «Так закалялась сталь» и «Боевой стимул» все уместилось примерно в три дня. Помню, последней вещью была «Иуда будет в раю», был январь 88го, 10 часов вечера, я вздохнул свободно, вышел из дома и пошел куда глаза глядят. Был очень спокоен и счастлив.

- Егор, в одной из песен А. Непомнящего (возможно, Вы знакомы с его творчеством) есть строчки: «...мы играем бесплатно, чтоб было вам неповадно нас покупать...». Близка ли Вам такая позиция? Если нет, то почему?

- Нет, не близка. И непонятна. Мы все рабочие люди, делаем какое-то свое дело, вкладываем в это силы, эмоции, здоровье, средства, наконец, у многих из нас семьи и дети, почему мы должны играть как нищие в переходах, как какие-нибудь подзаборные, и опять работать дворниками-сторожами? Гребенщиков как-то сказал, что это страшная удача – заниматься любимым делом и умудряться еще жить на это. Мы играем не ради денег, потому что у нас есть возможность зарабатывать их другим способом, ибо есть голова на плечах и руки не растут из жопы, просто ради пользы общего дела совмещение различных профессий бессмысленно, бесперспективно и вредно. Мы это уже проходили в советское время.

- На пресс конференции перед концертом в Нью-Йорке, ты сказал, что вы бы и сейчас пробились и стали бы известны без денег и более того, как раз сейчас это намного проще, чем в 80-е. А вот интересно как? Что бы ты предпринял? Потому что сейчас издающим компаниям, радиостанциям и др. сми интересно только то, что уже известно, а также что приносит деньги, причем большие. Начинающие группы, если за ними нет сумм в несколько десятков тысяч долларов, не имеют возможности заявить о себе. Чтобы ты им посоветовал?

- Сейчас я бы те свои слова взял обратно, потому как понимаю, что ситуация безнадежно изменилась. Если есть желание раскрутиться, то надо доставать деньги и раскручиваться. Это сделать не проблема. Проблема – надо ли это. Я бы делал все не так. Я бы просто создал собственную систему, ЦЕЛУЮ систему ценностей, отношений, музыки, бизнеса, в конце концов. То, что называется на западе «do it yourself». Набрал бы единомышленников, друзей, целый фронт, партию и т.п. А потом бы начал воевать тотально. Как сапатисты в Мексике. Я свою группу сделал таким же манером и в более жестких условиях, чем сегодняшние. И сегодня сделал бы то же самое, только более изощренно и делая скидку на реальность.

- Во сколько лет вы начали играть на гитаре?

- Наверное, лет в 20, не помню. Начинал как барабанщик, потом стал басистом. После разгона группы в 85м оказался без музыкантов, Валерыч Рожков показал мне 4 основных аккорда, за что я ему благодарен пожизненно. На них до сих пор и играю, других не выучил. Как-то не возникло нужды.

- Как ты относишься к критике своего творчества?

- Никак не отношусь. Малоинтересно.

- Здравствуйте Егор! У меня к Вам музыкальный вопрос. Некоторые исполнители желтки яиц пьют перед выступлением, а перед выступлениями не делаешь никакой «гимнастики» голоса? Или это все эти разминки глупости?

- Для кого-то эти разминки нужны, у меня же с этим проблем нет. Единственный раз было действительно тяжело, когда я сорвал голос на «Передозировке» (не того психоделического варианта, в котором Кузьма на РХ1000 завывает, а обычного), а записать хотелось срочно. Тогда Кузьма отпаивал меня горячим пивом с пряностями, гадость редкостная, но помогло. Правда, все равно пришлось дублей 30 сделать.

- Насколько я знаю, Егор участвовал в Поп-Механике Сергея Курехина. На чем он играл, если играл вообще (на музыкальном инструменте), какова была его роль в этом «действии»?

- Играл на басе. Один раз. Курехин спросил меня, слышал ли я какой-нибудь панк. Я сказал: слышал Sex Pistols, Ramones. Он сказал: вот и играй как Ramones весь концерт. Так я и сделал. Капитан Африка играл на барабанах, неизвестный мне гитарист Саша поливал что-то вроде хард-рока, на духовых играл братец, а Курехин всем дирижировал и прыгал по фоно всяко разно. Потом был антракт, где Курехину на моих глазах стало реально плохо. Зашел в гримерку, упал прямо на пол, схватился за сердце. Я решил, что это часть шоу. Думал – занятно. Потом смотрю, он лицом стал синий, серый… Хотели вызвать скорую, он говорит: все в порядке, ребята, сейчас пройдет. Только мы продолжили, концерт свернули. Кто-то успел позвонить «куда надо», и приехали. На дворе был год 83й.

- Правда ли, что Вы крестились (или крестили сами себя) в Иерусалиме? Если да, то зачем?

- Да, захотелось покреститься. Но тут вышла закавыка: это стоит 200 долларов. На этот факт я ужасно осерчал и сердит до сих пор. Денег не жалко, сам факт противен, это кощунство. Нельзя брать деньги за крещение, это убивает всю красоту сего момента! Тогда мы взяли и поехали на Территории, добрались до Иордана, и там я окунулся и считаю себя с тех пор «официальным» христианином, причем всех религий скопом, и потому и ношу именно вселенский крест. Хотя если бы я это и не совершал, все равно таковым бы и являлся.

- Егор, услышал твою песню на радио и очень огорчился. Как так получилось? А как же принципиальная позиция — не участвовать в профанировании рок-н-рола?

- Как можно вообще профанировать рок-н-ролл или что-либо настоящее? Это раз. Во-вторых, радио и ТВ – разные вещи. Если телевидение – это тотальная система со всеми пирогами, то радио – это вообще ничто. Я сам радио не слушаю и не знаю ни одного нормального человека, кто бы его слушал. В-третьих, мы к этому отношения никакого не имеем, просто нас стали крутить, потому что на этом радио сменилась программная политика. Это и не хорошо и не плохо, на нашу, например, жизнь и творчество это никак не повлияло. Вас просто это озаботило потому, что нас раньше там не было, так к этому были определенные причины, к нам на самом деле отношения не имеющие. В-четвертых, я в принципе не против ни Радио, ни ТВ вообще, если бы были нормальные каналы, передачи, то с удовольствием бы сотрудничал, вообще был бы в первых раядах. Сам мечтаю всю жизнь создать или возглавить нечто подобное, для этого в свое время и был создан ГрОб-Рекордз. В следующих, то, что мы делаем, мы делаем для людей. Если наша музыка благотворно повлияет на возможно большее количества народа, то это просто здорово. Я не сторонник инфантильной самоизоляции «из принципа». И в конце концов, если бы если бы на любом распопсовом радио время от времени звучали Seeds, Association или 13th Floor Elevators, я бы был только в восторге. Например, во время последнего приезда в Питер по дороге в зал в автобусе по радио среди всяческого говна неожиданно заиграл The Who, что существенно поправило настроение!

- Егор, скажи, пожалуйста, какое влияние в судьбе Гражданской Обороны директоров группы? Почему у вас они достаточно часто менялись? Почему с тобой перестали работать Сергей Фирсов, Евгений Грехов… Наверное был еще кто-то, я просто не знаю. Можно ли их роль для группы сравнить скажем с Майкольм Маклареном?

- Вообще никак нельзя сравнить. У нас директор это вроде члена группы, только который отвечает не за музыку, а за свой фронт работы. И уходят они по той же причине, что уходят гитаристы, барабанщики – то есть по каким-то своим личным мотивам — кто-то детей рожает, кто-то в бизнес подается. Бывали ситуации, когда мне самому довольно долгое время приходилось быть директором. Не очень приятно, потому что приходится много чем одновременно заниматься.