Павел Коротков «Африканда»: Фестиваль «Африка Пушкина» как первый диалог древних культур

Одной из ключевых фигур афро-музыкальных проектов Москве последних более чем 15 лет является музыкант, композитор и продюсер Павел Коротков, с середины 2000-х выступающий под псевдонимом Паша Африканда.

Ныне он – единственный российский композитор, пишущий музыку в африканских стилях. В ноябре 2021 года Павел стал организатором новаторской фольклорной экспедиции «Африка Пушкина» в Сенегал и Мали, под эгидой российского Министерства просвещения.

Павел Коротков «Африканда»
Павел Коротков «Африканда»

– За годы твоих африканских проектов Африка, похоже, стала для тебя судьбой. А с чего всё это начиналось?

– Музыкой я увлекся еще в четырнадцать лет и играл в большом количестве групп Зеленограда и Москвы: то басистом, то гитаристом. В 20 лет собрал свою первую группу, а к 24-ти с группой «ХО» выпустил второй сольный альбом и окончательно разочаровался в европейской музыке. Группа вскоре развалилась.

Благодаря своей мудрой матушке я решил подстраховаться в музыкальной карьере – параллельно отучился и стал зубным техником, сейчас мне клиенты звонят в процессе деловых переговоров, или когда я в далеких поездках, к примеру в Африке или на Эльбрусе, и это отлично отвлекает от продюсерских заморочек. (Смеётся)

В 2002–2004 создал проект «Папа токи» и записал альбом африканских сказок-притч «Кабзонда» с московским музыкантом и композитором Павлом Боевым. Это была сплошная живая актерская импровизация. В меня будто вселялся африканский дух и вещал от первого лица истории и сказки про Африку...

И вот и как-то ночью голос мне сказал: «Иди и пиши». Шучу, конечно, но в каждой шутке... Так, за 15 минут на кухне в трусах была написана песня «Мгомбо», ставшая хитом и впоследствии визитной карточкой будущего африканского проекта «Африканда».

В 2005 я показал её отцу и основателю группы «Кимбата» Илье Чистякову. Ему понравилась песня, и следующие два года существовал совместный проект, который назывался «Кимбата – Папа Токи». В 2007 совместно с Кириллом Степаненко («Кимбата») был создан первый состав «Африканды» с участием московских профессионалов и вокалиста афро-группы «Сан Мьюзик» Марселя Йоко (ДР Конго). Кстати, название пришло вполне себе забавно, было взято из железнодорожного расписания поезда Москва–Мурманск. Есть станция с таким названием в Заполярье.

Первый состав «Африканды»
Первый состав «Африканды»

В 2008 году в проект пришли африканцы: Джага Самба (Сенегал), Дион Эбен Эзер (Кот-д’Ивуар), Мариам Палькубу (Чад), Самуэль Бедияко Ассаре (Гана), Моника Мендес (Гвинея-Бисау), Калю Куяте (Гвинея), Гилен Тово, Кристиан Мутомбо и Элиза Тово (Конго), Флора Итон (Нигерия). Группа стартовала как хедлайнер многих фолк-фестивалей в России.

– Расскажи об участии в общероссийских фестивальных проектах.

– Это было время гастролей, поездок... Часто у меня дома собиралась целая коммуна африканцев из разных стран. Мы были одной «африкандской» семьей. Нельзя забыть, что проект создавался совместно с дизайнером одежды и стилистом Евгенией Виноградовой, моей женой на тот момент. Мы покупали африканские ткани и сами шили костюмы для выступлений.

«Африканда»
«Африканда»

Программа состояла из моих авторских песен и хитов африканского континента, творчества Мариам Макеба (Танзания) и авторских песен дружной конголезской ритм-секции Гилена и Кристиана, приехавших вместе из Киншасы и учившихся в Новомосковске. Фестиваль уличных музыкантов (Москва), «Мир Сибири» (Шушенское), «Москва в ритмах народов мира» (Москва), «Крутушка» (Казань), «Белые ночи» (Пермь), «Путь к себе» (Калужская область), «Пустые Холмы» (Калужская область), «Дикая Мята» (Калужская область), «Faces» (Хельсинки, Финляндия) и т.д. И это неполный список. Выступления на Первом канале, интервью на радио и т. д.

– Как менялся состав группы в разные годы?

– Золотой состав продержался около четырёх лет, некоторые ребята отучились и разъехались по своим странам. Но главным артистом в группе «Африканда» долгие годы оставалась певица, русская мулатка и настоящая звезда сцены Мариам Палькубу. Папа её когда-то приехал в Россию из далёкого Чада и познакомился с девушкой из Хабаровска, мамой нашей замечательной Валюши (Мариам – её африканское имя). Вместе с Валей мы открыли в Москве первую школу африканских этнических танцев, и мне приятно до сих пор видеть наших первых учениц, продолживших наши начинания.

– Члены твоей группы участвовали также как актеры в спектакле по повести Амоса Тутуолы «Путешествие в город Мёртвых, или Пальмовый Пьянарь и его Упокойный Винарь». Как сложился этот проект?

– Идея создать детский африканский спектакль пришла к Олегу Кленину, сейчас он продюсер Большого театра. Олег предложил ее режиссеру московского детского театра «Будильник» Юрию Алесину. Юра увидел на моей странице в VK цитату из той самой книги Тутуолы и сказки Кабзонды, написал мне, и мы встретились в клубе «Мастерская». Юра, недолго думая, попросил меня познакомить его с моим другом Кабзондой... Мы долго смеялись, но тут же подружились, и в течение пары лет показывали африканскую сказку на разных площадках Москвы. Девизом на афише к спектаклю служил позитивный, переворачивающий смысл с ног на голову, парафраз строчки из «Бармалея» Чуковского: «Приходите, дети, в Африку гулять!»

– О твоих поездках в Западную Африку ходят легенды. Там ты снял несколько документально-художественных фильмов...

– Первый документально-игровой фильм назывался «Твоё солнце в моих глазах» (Сенегал, 2012), где я был автором, режиссером и оператором. По ходу сюжета мы с моим другом Усманом Сиссе, не так давно ушедшим от нас, размышляем о России и Африке и записываем сенегальскую кавер-версию песни российского регги-музыканта Сергея Белоусова (Олди) «Африка». Отдавали дань великому русскому музыканту и гриоту. Далее были фильмы: «Эбола, взгляд изнутри» (Гвинейская Республика, 2015), «Марокко», 2016.

– Расскажи о работе над саундтреком к документальному фильму Сергея Ястржембского «Африка. Кровь и красота».

– Как-то позвонила мне Ольга Вершинина, исполняющий директор компании «Ястреб фильм», и предложила сделать для фильма Сергея Владимировича версию песни «Petit Fleur» на суахили. Это был интересный творческий вызов, и мы согласились. Одни голоса Африки из Чада, Кот-д’Ивуара, Сенегала и Нигерии: настоящий африканский госпел. Песню можно услышать в фильме «Африка: кровь и красота».


– Слушатели до сих пор вспоминают о мультижанровом фестивале «Африка.Москва»...

– В 2009 в Москве проходил фестиваль Афро Плюс. Организаторами были Игорь Сид, Боли Кан и Екатерина Дайс. «Африканда» выступила как хедлайнер с часовым концертом, видео и сейчас можно найти в сети. Но Боли вскоре уехал в Сенегал, и несколько лет Москва оставалась без фестиваля. Тогда у меня и зародилась идея сделать фестиваль «Африка.Москва». Я заручился поддержкой друзей, со-основателей: Игоря Сида, Виктора Долгого, Ангессы Чала и начал. Первый фестиваль «Африка.Москва» прошёл 14.12.2014 в клубе Алексея Козлова на проспекте Мира, дальнейшие – в Институте Африке, на Artplay и ВДНХ.

Каждая сессия этого фестиваля включала однодневный многочасовой концерт нескольких групп африканской и русской фольклорной музыки, выставку живописи об Африке Елены СуАв (Сусловой-Аверьяновой) и фотоальбомов из Африки разных авторов, в том числе Сергея Ястржембского и известного африканиста, специалиста по африканской музыке Николая Сосновского, ярмарку экзотических товаров, мастер-классы по плетению афро-косичек и т.п. С 2016 года фестиваль носил имя Николая Сосновского, умершего 12 января.

– Ты еще делал фестиваль «Кукушка». Расскажи о нем.

– Удивительно, но в 2012 году, когда я летел в Дакар снимать свой первый фильм, салон самолета был наполовину заполнен студентами из Финляндии, летевших в Дакар открывать юниорскую регату. Мы всю дорогу разговаривали про Африку на смеси английского, русского и финского. Потом в 2015 году вместе с Сергеем Старостиным и оргкомитетом фестиваля «Африка.Москва» мы начали работу над фестивалем российского и финского фольклора в Выборге. Лейтмотивом для создания проекта, его концепции послужил фильм Александра Рогожкина “Кукушка” по оригинальной идее Виктора Бычкова. Фестиваль за прошедшие шесть лет себя утвердил как яркое событие, и особенно приятно, что в этом 2021 году фестиваль перерос в форум “Сохранение Нематериального Наследия”, а ведущим его стал сам Виктор Николаевич Бычков.

– О проекте «Африка Пушкина». Как возникла идея и концепция? Как сложился состав команды?

– История закрутилась с моего знакомства с Максимом Дмитриенко, музыкантом, фольклористом и популяризатором русской балалайки КТИ. Мы уже несколько лет параллельно двигались в направлении популяризации фольклора. Я тогда работал куратором международных проектов в Российском Фольклорном Союзе. Максим под эгидой Министерства просвещения РФ создал некоммерческую организацию «Сохранение Нематериального Наследия Отечества». Из наших совместных ресурсов родился проект «Африка Пушкина», осуществляемый в рамках программы Минпросвещения по популяризации русского языка и культуры за рубежом.

В команду мы позвали друзей и коллег по совместным проектам: Светлану Адоньеву, профессора СПбГУ, знакомую по фестивалю «Кукушка»; Игоря Сида, со-организатора «Африка.Москва»; Алису Батурину, нашего оператора, коллегу по проекту «Моя Земля»; Николая Евстафьева, гитариста-импровизатора, моего старого друга. Максим же ещё пригласил своего старого друга, музыканта и мастера по изготовлению гуслей в традиции Северо-Запада России Сергея Чернышова. Коллектив для подобной экспедиции идеальный: все разные и все классные.

Логотип проекта «Африка Пушкина»
Логотип проекта «Африка Пушкина»

– Как возник логотип проекта «Африка Пушкина»?

– Создание логотипов – одно из моих любимых занятий. Тут образ Пушкина с Африкой вместо волос пришёл сразу. Я сделал набросок и переслал дочке. Приятно было услышать, что он великолепен, от нашей уважаемой Людмилы Петрановской, увидевшей его на странице в ФБ у Светланы Борисовны Адоньевой. За основу был взят автопортрет Александра Сергеевича, но в процессе работы над лого мы создали его более негроидную версию.

– Расскажи о выступлениях и впечатлениях аудитории от них.

– В Дакаре лекции прошли в Университете Шейха Анты Диопа, а концерт - в Национальном театре Даниэля Сорано. В Бамако лекции прошли в Университете литературы и гуманитарных наук, концерт – в Консерватории искусств и мультимедийных профессий Балла Фассеке Куяте. Среди зрителей были и представители российских посольств, и высокопоставленные чиновники обеих стран, и русская диаспора, и студенты, изучающие русский язык. Огромный успех у студентов имел Сергей Чернышов, дававший мастер-классы по народному пению, танцу и игре на гуслях. Во время концертов зрители пускались в пляс, когда российские и африканские музыканты играли совместный джем на балалайке, коре, джембе, гуслях и гитаре. Кроме того, состоялись и спонтанные выступления кинооператора Алиса Батуриной с кручением огненных пои, и наш совместный с Сергеем Чернышовым джем с уличными музыкантами на рынке в Бамако.

Встреча с министром культуры Мали
Встреча с министром культуры Мали

– Общение с сенегальцами и малийцами... Какие самые интересные воспоминания?

– Одной из творческих задач, которые мы поставили перед собой, было совместное выступление российских и африканских музыкантов. В этой части мы аранжировали несколько русских народных наигрышей, которые были близки к традиции народной музыки Сенегала и Мали. К примеру, Мали как колыбель мирового блюза очень близка нашим танцевальным наигрышам, и в консерватории в Бамако мы исполнили Камаринскую с малийским блюзовым аккомпанементом. На сцену один за другим выходили студенты и исполняли свои народные куплеты. Это продолжалось в течение 15 минут под всеобщие аплодисменты и танцы аудитории. Я считаю, что состоялся первый творческий и музыкальный диалог между двумя нашими древними культурами.

На фестивале «Африка Пушкина»
На фестивале «Африка Пушкина»

Ещё одна творческая задача: изготовление гуслей «Пушкин» совместно с африканскими мастерами по производству народных инструментов. Но получилось больше: Сергей Иванович Чернышов, поиграв в паре с мастером по игре на африканских гуслях – коре, приобрел этот великолепный инструмент и увез его в холодный Санкт-Петербург для более глубокого освоения африканской традиции. Таким образом и произошел культурный обмен, о котором мы так мечтали.

– Удалось ли снять в экспедиции фильм?

– Перед самой поездкой в Африку я обратился к своему любимому соавтору и режиссеру Евгению Куземину с просьбой набросать небольшой драматический сюжет. Я не буду раскрывать идею фильма, но в нем есть всё: и настоящий шаман, и натуральная Африка, и конечно, живой потомок самого Александра Сергеевича.

– Каковы дальнейшие планы?

– Уверен, что огромный пласт моей жизни, посвященный Африке, будет полезен в деле построения так необходимых нам отношений с африканским континентом. На встрече с министром культуры Мали было обозначено, что «Африка Пушкина» – это первый за последние тридцать лет проект подобного рода, сближающий наши культуры и закладывающий основу для реализации дальнейших идей в области культуры и народной дипломатии.

Александр КОРБАХ

Быстрый поиск: