Фестиваль Башмета закрылся «Реквиемом» в День Победы

XIII международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета в Ярославле закрылся в День Победы гала-концертом с премьерой новой версии «Реквиема».

Уже не совсем корректно говорить про «фестиваль в Ярославле», поскольку концерты давно идут по всей Ярославской области, - Рыбинск, Гаврилов Ям, Тутаев и т. д. И если сцена позволяет, туда приезжают не камерные составы, а целый симфонический оркестр «Новая Россия», к примеру. Хотя основные концерты идут, конечно, в областном центре. Тут и концертная программа, и сразу две академии — духовая и барокко — с ведущими мировыми педагогами и музыкантами. Тут и школа для молодых журналистов, пишущих о культуре, и преконцерты с лекциями музыковедов. Словом, фестиваль с утра до ночи вполне себе европейского типа и уровня.

«Новая Россия» с Юрием Башметом
«Новая Россия» с Юрием Башметом

Гала-концерт закрытия Башмет начал с любимой им и зрителями увертюры к опере «Сорока-воровка» Джоакино Россини с довольно бойким темпом. «Новая Россия» в несколько усеченном составе (на небольшой сцене должны были еще уместиться сразу два рояля и хор) с видимым удовольствием безупречно разыграла эту увертюру. Как и последующие за нею три фрагмента из балета «Лебединое озеро» Петра Чайковского — Pas de deux, Сцена и Русский танец. Солистом стал Николай Саченко, концертмейстер и первая скрипка оркестра «Новая Россия», при этом развивающий сольное исполнительство (I премия и золотая медаль XI конкурса им. П. И. Чайковского). Саченко скромно присел на стульчик первой скрипки, и крепенько все и сыграл. Собственно, никаких каденций тут и не предусматривалось.

Николай Саченко
Николай Саченко

Сюрпризы ждали дальше. Крайне редко исполняемое в России, да и в мире, произведение — концерт для двух фортепиано с оркестром ля-бемоль минор Макса Бруха решились исполнить Ксения Башмет и Андрей Гугнин. Мало того, что Брух ассоциируется со струнными произведениями, и тональность неудобная, так и сама история Двойного концерта тяжела. Брух написал его для американских сестер-пианисток Роуз и Оттилии Сутро, и дал им эксклюзив. Те втихаря переписали его под себя примерно тысячу раз (и это не шутка), а оригинал Бруха спрятали. Только в 70-е годы на аукционе случайно удалось найти пачку с неизвестными нотами Бруха, и потом реконструировать оригинал до какой-то степени.

Ксения Башмет
Ксения Башмет

Ксения Башмет и Андрей Гугнин оказались весьма педантичными в этот вечер, хотя исполнили только две части Двойного концерта из четырех. Драматичная и невероятно красивая музыка, имеющая явные отсылки к Оркестровой сюите №3 для органа. И требующая полноценной связи между пианистами, тут много унисонов и быстрых перекличек, не говоря про эмоциональные взаимосвязи. Все получилось.

Андрей Гугнин
Андрей Гугнин

А главной премьерой гала-концерта стал «Реквием» Кузьмы Бодрова на стихи Роберта Рождественского. Точнее, премьера прошла в январе на московском фестивале Башмета, но есть важные нюансы. Вот что говорит об этом сам композитор Кузьма Бодров:


«У Русского концертного агентства возникла идея на тексты Рождественского написать музыку. Но не петь тексты, а читать. На роль чтеца был выбран Сергей Гармаш. Это вторая редакция «Реквиема», тут появились добавления хора в нескольких частях. В январе была премьера в Москве без хора, а теперь - мировая премьера второй редакции. Писалось легко, поскольку слова очень сильные, они как заклинания. Как высеченные на скале символы. Тема будоражащая. Здесь использована тема из моей музыки к фильму «Собибор» Константина Хабенского, она сюда прекрасно вписалась, и на ту же тему. Кроме того, я писал музыку для концерта на Мамаевом кургане, компиляция военных песен с моими авторскими композициями, и она тоже тут использована в увертюре. Остальные части написаны специально для «Реквиема»».

Как сказано — так все и выглядит. В Москве действительно хора не было, а тут спела хоровая капелла «Ярославия», и сильно прибавила экспрессии всему действу. Сергей Гармаш ничего не поет, но очень здорово читает пафосный текст поэмы Роберта Рождественского «Реквием» от начала до конца (помните? «..Но зачем она им, эта слава, - мертвым?»). Сейчас поэма немного архаична, пожалуй, - но ничуть не убавила в талантливости и экспрессии. Между главками поэмы в исполнении Гармаша играет музыка Бодрова.

Сергей Гармаш и Кузьма Бодров
Сергей Гармаш и Кузьма Бодров

«Это красивая светлая музыка, грусть бывает светлой!», - сказал об этой музыке Юрий Башмет.

Увертюра и финал прописаны Бодровым основательно, что неудивительно, ибо они большей частью взяты из написанного для концерта на Мамаевом кургане опуса (включая цитату из «Журавлей» Френкеля и Гамзатова) и музыки для фильма «Собибор», соответственно. Там — и мелодии, и гармонические ходы, и параллельные тональности. Другое дело — прописанное между главками. Тут Бодров позволяет себе большей частью висеть на одной гармонии, с большим искусом прописывая многочисленные хроматические опевания, - это почти сродни минимализму, если бы не обилие партий оркестровых групп, да и хора. Возникает эффект застывания, зависания в воздухе, чего композитор и добивался, видимо. И обилие гулкой перкуссии, разумеется.

Капелла «Ярославия» вполне уверенно справилась с этими задачами. Да и для «Новой России» после Россини и особенно Бруха это выглядело скорее репетицией.

Сергей Гармаш, Юрий Башмет, Кузьма Бодров
Сергей Гармаш, Юрий Башмет, Кузьма Бодров

Фестиваль под номером 13 завершен. На него не смогли приехать только турки — чудесное трио Кудси Эргюнера со своими макамами. В период пандемии это огромная удача — провести почти без потерь международный фестиваль. И ярославские чиновники уже объявили, что 14-й фестиваль точно состоится.

Вадим ПОНОМАРЕВ

Быстрый поиск: