Ксения Башмет

22/02/2019 - 16:49   Classic   Концерты
«Параллельные миры» - один из самых необычных проектов Юрия Башмета. На фоне картин одного исторического периода исполняются произведения этого периода и читаются стихи того же периода. На этот раз — послевоенного.

Проект сделан совместно с Русским музеем в Санкт-Петербурге (отсюда видео-мэппинг с картинами в высочайшем разрешении). На сцене - оркестр «Новая Россия» и приглашенные солисты, а также чтец. В 2013 году здесь же, на Зимнем фестивале Башмета в Сочи, была показана первая часть. Начало века, русский авангард, Малевич и Шагал, Мосолов и Рахманинов, Маяковский и Заболоцкий. Читал тогда Константин Хабенский.

«Параллельные миры»
«Параллельные миры»

Теперь — вторая часть проекта, время послевоенное. Стихи Твардовского, Пастернака, Симонова и других читает Анна Ковальчук (читает странно, как на детском утреннике). Картины Петрова-Водкина, Юона, Пластова, Дейнеки, Пименова, Самохвалова и других — на экране. Музыкальная программа поистине гурманская: симфония №8 Шостаковича, симфония №2 «Родина» Попова (того самого, кто написал музыку к «Чапаеву»), концерт для арфы Глиэра, концерт №1 для скрипки с оркестром Кабалевского (когда вы его вообще слышали живьем в последний раз?), неожиданный Первый концерт Гасанова и обязательные 7-я Прокофьева, «Спартак» Хачатуряна и «Время, вперед!» Свиридова.

«Параллельные миры»
«Параллельные миры»

Но ведь дело не в сет-листе, а в трактовках. Проще всего было бы уйти в ретро-созерцательность. Но когда у тебя за спиной — писанные профили суровых послевоенных и очень немногочисленных мужчин, и румяные лица доярок, - нужна концепция. Оттепель ведь была, и не заметить этого невозможно. Башмет не стал прятаться за элегичную неспешность среднесоветского периода. Он стал играть сегодняшними темпами. С Шостаковичем откровенно не получилось, оркестр и особенно его духовая секция были очевидно не готовы. Но все преобразилось уже на Попове — и тут не обойтись без экскурса в историю. Это именно про Гавриила Попова была знаменитая статья «С чужого голоса», и его обвиняли в «формализме», после чего перестали исполнять в СССР вообще. «Родина» (1943) получила Сталинскую премию (что одобрил Шостакович), а затем попала в опалу. Сейчас Попов звучит редко. Башмет возвращает его в оборот, и это правильно. Оркестр сумел тонко нюансировать условно-«народный» распев, и расставить акценты по форме.

Татьяна Самуил
Татьяна Самуил

Первый скрипичный концерт Кабалевского (с солирующей Татьяной Самуил) — по нему просто соскучились. Он по-хорошему детский, открытый, жизнерадостный, - как можно его не играть? Гасанов — первый профессиональный композитор Дагестана, и при этом на редкость точно передает «пролетарскую» эстетику с элегантным восточным антуражем. Непростая задача для пианистки Ксении Башмет, с которой она достойно справилась. И снова светлая музыка — Седьмая симфония Прокофьева, тоже детский, сознательно упрощенный язык, и необычайная духоподъемность. Это 1952 год, преддвестие оттепели. Такой страна тоже бывала, и гений Прокофьева живописал ее лучше любой кинохроники.

Валентина Борисова
Валентина Борисова

Концерт для арфы Глиэра — из того же оптимистичного склада мировоззрения, свойственного тем годам. Валентина Борисова сыграла аффектированно и светло. Обожаемый слушателями Хачатурян прозвучал энергично, мощно и чуть иронично. А финальное «Время, вперед!» ушло в такой темпоритм, что барабанные дроби звучали чуть ли не в околокомпьютерном духе.

Ксения Башмет
Ксения Башмет

Все хорошо, и все-таки вроде бы чего-то не хватает. И я знаю, чего. Кино. Так уж получилось, что кино уже в 60-е годы было главным из искусств. Оттепель для большинства советских людей ощущалась прежде всего в кинозалах. Калатозов или условный Ромм/Хуциев значили больше, чем стихи в Политехническом. И тем более, чем живопись. Влияние итальянского неореализма было тотальным. И даже если бы Анна Ковальчук умела читать стихи, как Гафт, - без кино картинка осталась бы неполной. Если речь именно о просветительских концертах — наверное, стоило бы привлечь и кино.

«Время, вперед!»
«Время, вперед!»

Но особенность именно этого цикла «Параллельные миры» — музыка вчистую обыгрывает всех. Оркестр Башмета гораздо интереснее репродукций и стихов. Хотя казалось бы. Визуалов всегда больше. Гений Кабалевского и Прокофьева переигрывает соцреализм художников, которым важнее было не попасть в лагеря коммунистов. Переигрывает тексты, которые могли стать росписью на расстрел в НКВД. Возможно, музыка не смогла бы переиграть кино. И именно поэтому его тут нет.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

Анна Ковальчук
Анна Ковальчук
06/02/2019 - 10:25   Classic   Новости
Дочь Юрия Башмета Ксению допросили в качестве свидетеля по делу о пожаре в "звездном доме" в центре Москвы.

По данным РЕН ТВ, правоохранители рассматривают две версии возникновения пламени: неисправность электроприборов и неосторожное обращение с огнем.

Ксения Башмет
Ксения Башмет

Напомним, пожар начался в одной из квартир на 5-м этаже дома №12 на Никитском бульваре. Оказалось, что хозяйкой квартиры является дочь известного музыканта Юрия Башмета. Огонь быстро распространился на 6 и 4 этажи, после чего рухнули перекрытия здания.

Сгоревшее здание неофициально называют домом знаменитостей. По словам жителей, в этом здании находятся квартиры Никаса Сафронова, Ингеборги Дапкунайте, Любови Казарновской и других.

Из дома были эвакуированы более 40 человек. Восемь человек, в том числе двое детей, погибли.

Быстрый поиск:
04/02/2019 - 16:19   Classic   Новости
Квартира дочери Юрия Башмета Ксении сгорела полностью, Ксения с сыном не пострадали, рассказал гендиректор Русского концертного агентства Дмитрий Гринченко.

Пожар на площади 1 тысяча квадратных метров произошел по адресу Никитский бульвар, 12, он был ликвидирован в 5.09 мск. Пожару был присвоен повышенный уровень сложности. По данным столичного главка СК России на данный момент обнаружено шесть тел погибших, один из которых несовершеннолетний.

"Квартира у Ксении сгорела полностью, две квартиры провалилось вниз, причины выясняются. Ксения вместе с сыном успела выбежать, оба не пострадали", - рассказал РИА Новости Гринченко.

Быстрый поиск:
04/02/2019 - 11:06   Classic   Новости
Крупный пожар вспыхнул в ночь на 4 февраля в доме № 12 на Никитском бульваре. Возгорание произошло в квартире, в которой проживает дочь Юрия Башмета.

Огонь вспыхнул ночью примерно в 00:55. По предварительной информации, пожар начался в квартире музыканта Юрия Башмета, где проживает его дочь Ксения. Также в этом доме располагаются квартиры актрисы театра и кино Ингеборги Дапкунайте, художника Никаса Сафронова и оперной певицы Любови Казарновской.

После получения сообщения о ЧП пожарные прибыли на место происшествия через семь минут. К тому моменту было видно открытое горение из пяти окон пятого этажа. Спасатели присвоили возгоранию повышенный уровень сложности.

Тушение затруднялось тем, что здание было построено еще в 1913 году — в нем деревянные перекрытия и перегородки. Между пятым и шестым этажом на площади 300 квадратных метров перекрытия обрушились. В общей сложности огнем было охвачено от 750 до тысячи «квадратов».

«Кроме того, была произведена полная перереконструкция квартир, практически это целый этаж. А на седьмом этаже — двух- и трехъярусные квартиры. Очень сложная планировка. Происходит горение в завалах», — объяснял ранее «360» начальник ГУ МЧС России по городу Москве Илья Денисов.

Во время спасательной операции сотрудники МЧС эвакуировали из горящего здания 42 жильцов дома, восемь из них дети. Шестеро жильцов были спасены с помощью спецсредств. Пожар локализовали в 03:49, а полностью с огнем спасателям удалось справиться еще спустя полтора часа.

Быстрый поиск:
08/05/2017 - 17:33   Classic   Концерты
На фестивале Башмета в Ярославле уже был вечер-сопоставление «Брамс-Шуман», и логично было продолжить его как «Брамс-Мендельсон».

Немецкий романтизм XIX века — тема неисчерпаемая, стоит лишь сменить акцентировку. В паре Брамс-Мендельсон аксакалом был, конечно, Феликс Мендельсон. Он нашел свой консервативный язык еще во времена Бетховена, свою первую симфонию для оркестра написал в 15 лет, и до конца жизни не изменял своей романтической сдержанности. Совсем другое дело Брамс. Перфекционист, соединявший классическую форму с невероятными для того времени ритмами и метрами, обогащенными гармониями и контрапунктами. Иоганн Брамс экспериментировал всю жизнь, за что был нещадно бит многими современниками. И если бы не Шенберг, вернувший в XX веке Брамса на постамент, как знать, только «Венгерские танцы» и остались бы в памяти. Но теперь Брамс твердо занял свое место классика, и уже Мендельсону надо «доказывать» свое право играться с ним в одной программе. Вот так все непросто.

«Песня парок»
«Песня парок»

Стартовала программа с «Песни парок» Брамса, относительно редко исполняемой. Парки — богини судьбы в древнеримской мифологии, текст Гете из драмы «Ифигения в Тавриде». Оркестр «Новая Россия» п/у Юрия Башмета и хоровая капелла «Ярославия» торжественно исполнили эти тотальные угрозы: «Богов всемогущих страшись, человек!» Брамс всю жизнь сторонился сюжетности, был сторонником абсолютной музыки (отчего не писал опер), и «Песня парок» - тот случай, когда замыслы автора можно связать с конкретной лексикой и сюжетом. Торжественность исполнения и дает необходимое понимание того, что Брамс тут — вовсе не о сказочном проклятии рода Танталова, а о проклятии всему человечеству разом.

Максим Венгеров
Максим Венгеров

Один из лучших скрипачей мира Максим Венгеров сыграл концерт для скрипки с оркестром ре мажор (соч.77), один из лучших концертов Брамса. Сложнейшее произведение, требующее от скрипача недюжинной техники и конгениальных каденций. Венгеров играл решительно точно. Ре мажор дает скрипке возможность эффектно звучать на открытых струнах, и звонкий округлый звук Венгерова был выше всяких похвал. Каденции в первой и последней частях были сыграны страстно и отточенно. Под стать была и «Новая Россия», ее диалоги с солирующей скрипкой — это именно диалоги, взаимопонимание. Тот ответственный момент, когда скрипка стартует вместе с литаврами, прозвучал безукоризненно, к слову. Высокое искусство как оно есть.

название
Слушать целиком интервью Максима Венгерова:

- Наша встреча с Юрием Абрамовичем — всегда событие для меня, поскольку я бываю в России один-два раза в год, - рассказал после концерта Максим Венгеров. - Но когда встречаемся, и особенно на сцене, - это всегда огромная радость. С 12 лет нас связывает дружба, он мне почти как родственник. Он великий музыкант. Здесь в Ярославле прекрасный зал, очень комфортно играть. Надо играть! Я стал реже выпускать записи, потому что диски уже не продаются. Многие же сейчас вообще перестали записываться. Я планирую запустить свою цифровую платформу, где можно будет скачать все мои записи. В марте в Неаполе мы впервые за долгие годы сыграли двойной концерт Баха с Вадимом Репиным, вот такие радости со мной случаются. Буду в «Геликоне» в декабре впервые в жизни дирижировать оперой - «Евгением Онегиным» в постановке Бертмана. Когда-то нужно начинать… Музыканты не должны замыкаться в своей профессии. Когда я продижирую «Онегина», я буду совсем иначе играть Чайковского. Когда-то я три года не брал в руки скрипку ради того, чтобы постичь профессию дирижера. Это взаимообогащает. Сегодня я играл на инструменте позднего Страдивари, предпочитаю этот период, у этих скрипок красивый баритональный звук.

Юрий и Ксения Башмет
Юрий и Ксения Башмет

А все второе отделение — только Мендельсон. Концерт для фортепиано с оркестром №2 ре минор сыграла Ксения Башмет. Многие пианисты недолюбливают этот концерт, поскольку в нем нет виртуозных пассажей и показать ловкость пальцев не на чем. И самому Мендельсону он давался с трудом, сохранилось столько черновиков этого концерта, сколько ни для одного другого его произведения, писал-то он обычно быстро. И все же во Втором концерте есть тот зрелый романтизм, за который можно многое простить. Эти спокойные мягкие округлости формы, которые производят гипнотически умиротворяющий эффект на слушателя. Ксения Башмет играла максимально жестко, чтобы «перезагрузить» этот концерт, может быть, даже приблизить его чем-то к Брамсу. А «Новая Россия» играла мягко. На таком противопоставлении было о чем задуматься. По крайней мере, версия Ксении выглядит свежо.

Завершилась программа «Итальянской» симфонией №4 Феликса Мендельсона. Написанная после путешествия по Италии, симфония наполнена тарантеллами и менуэтами как солнечный шарик, при этом Мендельсон почти впервые использует в крупной форме начало в мажоре, а финал в тоническом миноре (может быть, опять же Брамс это использовал в первом фортепианном трио). Юрий Башмет прочитал симфонию как историю человека: рождение, оптимистичная бурная молодость, разумная зрелость, немощи, смерть. В таком прочтении она звучит как исповедь. Такого исполнения итальянской симфонии давно слышать не приходилось, это было потрясающе глубоко.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Подводя итоги. Брамс и Мендельсон в этом сопоставлении выглядят самодостаточно, в их музыке слишком много всего, чтобы упрощать или противопоставлять. Романтика бывает разной. И превосходные выступления Максима Венгерова, оркестра Юрия Башмета и Ксении Башмет только подчеркнули изысканность и красоту этой столь многоликой немецкой романтики.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Максим Венгеров и Юрий Башмет
Максим Венгеров и Юрий Башмет
Максим Венгеров
Максим Венгеров
Ксения Башмет
Ксения Башмет
08/05/2016 - 04:06   Classic   Концерты
Для полностью «бетховенского» концерта на VIII музыкальном фестивале в Ярославле Юрий Башмет выбрал 5-ю симфонию (логично), Тройной концерт (логично) и «Именинную увертюру» (неожиданно).

«Торжественная музыка на любой случай», - называл ее сам Бетховен. «Именинная», Zur Namensfeier, «На освящение дома» - как только не называли ее. Бетховен хотел польстить императору Францу, сочинив ее к дню тезоименитства, однако ее отвергли. Сыграли ее годом позже на открытии нового театра Вене. Известна эта увертюра тем, что единственная не предназначена для театра, написана в скерцозных 6/8 (нехарактерных для Людвига) и считается одним из самых слабых и пафосных творений Бетховена.

Оркестр «Новая Россия»
Оркестр «Новая Россия»

Если Юрий Башмет и его «Новая Россия» и хотели убедить в обратном, то это точно не получилось. Оркестр звучал широко, на едином дыхании — но перебороть немотивированную помпезность и явную неизобретательность автора не смог. И сам Бетховен признавал несовершенность своей увертюры. «Новая Россия» смогла вволю поиграться с пафосом до-мажорного взвивания по ступеням, надуть щеки фаготистов, и высокопарно завершить — но…

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Иное дело — Концерт для скрипки, виолончели и фортепиано с оркестром в том же до мажоре. Этот «Тройной» концерт весьма популярен — несмотря на явную нетипичность барочной эстетики сoncerto grosso для самого Бетховена. Критики концерта указывают на явную упрощенность партии фортепиано, намекая на посвящение концерта не слишком искусному 14-летнему пианисту эрцгерцогу Рудольфу. Однако существуют прекрасные исполнения Тройного концерта, например, ГАСО п/у Горенштейна с Денисом Мацуевым, или Берлинским оркестром п/у Караяна с Марком Зельцером, опровергающими эту теорию.

Участники концерта

Все зависит от выбора солистов. Партию фортепиано исполнила Ксения Башмет — и, пожалуй, это было не совсем убедительно. Ксения прекрасна в интерпретациях романтиков или минималистов, но когда музыка требует мускулистости — она отступает в сторону мягкости и округлости. Что совсем не свойственно Бетховену, при этом Ксения прекрасно прозвучала в эффектных гармонических секвенциях.

Молодой виолончелист Александр Рамм (серебро конкурса Чайковского-2015) оказался настойчивее, и выдал роскошные импульсивные сполохи, наполненные энергией — но «просел» в пиано.

Александра Кононова-Дюмортье и Александр Рамм
Александра Кононова-Дюмортье и Александр Рамм

Лидерствовала юная скрипачка Александра Кононова-Дюмортье, победительница множества конкурсов и неоднократная участница фестивалей Башмета. Она держала нерв Тройного концерта от начала до конца, ее скрипка неистовствовала где нужно и погружалась в лиричную печаль где нужно. Ни одного срыва. Кононова легко поддерживала «эстафету» между солистами, а когда уж включалась, то играла точно и безукоризенно, как по форме, так и по настроению. Да и «Новая Россия» словно получала дополнительное дыхание в эти моменты.

Александра Кононова-Дюмортье
Александра Кононова-Дюмортье

А вся вторая половина концерта — это знаменитая, гениальная и какая угодно Симфония №5. Башмет всегда чутко ощущает время. Сегодня, когда воздух в России полон предощущениями перед Днем Победы, и только ими, - Пятая симфония Бетховена именно в точку. И тот же до минор, но насколько же другой. Кстати, Бетховен посвятил ее в том числе русскому князю Разумовскому, его спонсору в то время. В контексте сугубо бетховенского концерта — апофеоз.

Как же сыграла ее «Новая Россия» п/у Юрия Башмета? Это было радийно. Скрупулезное мощное исполнение, без педалируемой трагедийности и с невероятно четкими акцентами на чрезвычайно узнаваемой мелодике. Башмет дирижировал скупо и сухо. Оркестр откликался чутко и широко. Башмет играл Пятую симфонию как фондовую запись на радио, не отвлекаясь на реакцию зрителей, методично и уверенно. Особенно хороша была третья часть с восходящимися взрывающимися контрабасами в две октавы, и «легатистыми» струнными послед. Все было настолько вышколенно гармонично, что требовать большей экспрессивности уже не приходилось. «Новая Россия» показала высочайший класс, ни на йоту не перейдя черту высококачественного профессионализма. Особенно стоит отметить духовую группу (с ними вечная беда у нас) — репризы в четвертой части были безукоризненны, вплоть до тутти.

Бетховенский день на фестивале Юрия Башмета в Ярославле оказался весьма уместен. Закроет фестиваль «Кармен». Но в Ярославле еще ждут многообещающих испанских солистов, и это будет интрига.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Участники концерта
09/10/2015 - 13:22   Classic   Анонсы
30 октября 2015 года в 20:00 на сцене Крокус Сити Холла - музыкально-литературное действо с участием Константина Хабенского, Юрия Башмета и Камерного оркестра «Солисты Москвы». Солисты: Ксения Башмет и Игорь Горский (фортепиано).

В программе:
I отделение
Музыка Ф.Шуберта, Г.Малера
А.Камю «Калигула»
II отделение
Большая зоологическая фантазия «Карнавал животных» (текст и музыка Сен-Санса для чтеца, двух фортепиано, флейты, кларнета и струнных)

Есть музыканты, которым Богом и судьбой предназначено не просто достойно пройти тернистый, но славный творческий путь, а и всем своим естеством стать Личностью в музыкальном искусстве и тем самым открыть новые горизонты для будущих поколений. Сегодня таким музыкантом, несомненно, является Юрий Башмет, сделавший альт одним из лидеров современного концертного исполнительства. Юрий Башмет – один из немногих музыкантов современности, получивший всемирное признание и авторитет.

Юрий Башмет, пожалуй, самый титулованный музыкант нашего времени. Народный артист СССР, народный артист России, лауреат Государственных премий СССР и России, лауреат премий Sonnings Musikfond и Award-1993, Почетный академик Лондонской академии искусств, Офицер искусств и словесности Французской республики, кавалер восьми высших орденов России, Франции, Италии, Литвы, Украины. Кроме того, он руководитель и артистический директор шести международных музыкальных фестивалей в России, Германии, Франции, Швейцарии, Италии, организатор международного конкурса альтистов, учредитель Международной премии им. Д. Шостаковича, основатель камерного ансамбля «Солисты Москвы», художественный руководитель государственного симфонического оркестра «Новая Россия», профессор Московской консерватории.

Камерный ансамбль «Солисты Москвы» дебютировал 19 мая 1992 года на сцене Московской консерватории и через день, 21 мая – на сцене Парижского зала Playel. Тогда Юрий Башмет собрал для совместного творчества лучших выпускников, студентов и аспирантов Московской консерватории тех лет. Сегодня за плечами молодых музыкантов большой, яркий и насыщенный творческий путь. Их искусству аплодировали ценители музыки в Европе, Америке, Японии, Австралии и Новой Зеландии. Яркость, разнообразие, блистательное исполнение шедевров мировой классики, включая редко звучащие произведения композиторов прошлого и настоящего, – отличительная черта программ ансамбля «Солисты Москвы».

30 октября в концертном зале Крокус Сити Холл будет представлен необычный проект. Юрий Башмет отмечает: «Идея этого концерта не связана с тем, чтобы публике было легко слушать музыку. И это не один Костя приехал читать. Это не авторский вечер. И не мы приехали играть этого Шуберта. Еще раз повторяю: мы хотим поделиться этим необычным сочетанием».

Адрес: 65-66 км МКАД, Концертный зал «Крокус Сити Холл» (м. Мякинино)
Заказ билетов: +7 (499) 55-000-55

02/05/2015 - 23:52   Classic   Концерты
Программа открытия оказалась на редкость разноплановой — от легкомысленной «Свадьбы Фигаро» к технически изощренному Концертштюку для четырех валторн Шумана, затем шестидесятнический Концерт для двух фортепиано Александра Чайковского и под конец — сложнейший мучительно-болезненный «Стикс» Канчели.

Соединял все эти разноцветные номера программы разве что оркестр «Новая Россия», но ему пришлось поработать под двумя дирижерскими личностями — собственно руководителя Юрия Башмета и отменно выстраивающего под себя Александра Сладковского.

Открытие фестиваля

Если Увертюра к «Свадьбе Фигаро» каких-либо сомнений вызвать не могла, то Концертштюк Шумана ожидался с большим нетерпением. Специально для его исполнения в Ярославскую филармонию прибыли сразу четыре солиста-валторниста из Венского филармонического оркестра, как раз гастролирующего ныне в России, - Мануэль Хубер, Йозеф Райф, Вольфганг Линтнер и Себастьян Майр. Все музыканты с немалым опытом. Концертштюк Шумана — произведение короткое, но нарочито концертное и по определению эффектное. Венцы сыграли надежно, но вот взаимодействие с оркестром как-то сходу не наладилось, и квартет валторн нежданно потерял искомую шумановскую легкость. Ближе к коде понимание все-таки нашлось, и завершили его венцы приятно эффектно.

 Концертштюк Шумана

Концерт Александра Чайковского для фортепиано с оркестром (соч.70) довелось услышать впервые. Когда-то этот концерт играл знаменитый Александр Слободяник, после его смерти Чайковский решил посвятить произведение памяти Слободяника. В Ярославле за рояли сели Ксения Башмет (дочь Юрия Башмета) и Дарья Чайковская (дочь Александра Чайковского). Обе пианистки уже не раз выступали вместе, в том числе с этим произведением. Концерт весьма экспрессивен и по-хорошему шестидесятничен. В его ритмичных тотально позитивных темах слышится и Свиридов, и Шуман, и Шостакович. Пианистический дуэт должен быть необычайно чуток друг к другу, ведь партии буквально воздушно переплетаются меж собой, и то и взрываются антетезами. Ксении и Дарье это удалось в полной мере, а «Новая Россия» под управлением Сладковского отменно поддержала.

Концерт Александра Чайковского для фортепиано с оркестром

Наконец, достойным завершением открытия фестиваля стал «Стикс» от Гия Канчели, посвященный Башмету, и играемый им с неподдельным удовольствием. «Стикс» вплетает в себя буквально все те грани, по которым столь любим и знаменит Канчели, от наивных грузинских наигрышей до стонущего в мрачном фортиссимо оркестре. Возможно, это лучшее из написанного Канчели.

«Стикс» от Гия Канчели

Башмет-альтист в «Стиксе» всегда немного двуликий Янус — раскрывая борьбу между жизнью и смертью, он работает сознательно аффектировано для контраста. Все трагические, жалобные стенания альта сыграны им нарочито сухим звуком, зато для жизнелюбивых сладкоголосых мелодий жизни Башмет не жалеет сусальных вибрато, буквально ввинчивая пальцы в струны. От чередования пианиссимо и фортиссимо у слушателя может закружиться голова.

«Стикс» от Гия Канчели

Работа маэстро Сладковского также выше всяких похвал. Тот самый катарсис, когда на коде после нескольких предсмертных сухих писков альта из тишины вдруг зарождается рокот оркестра, незаметно перерастающий в оглушающе торжествующий рев — в полной мере заслуга чуткого Сладковского и абсолютно послушного ему вышколенного оркестра «Новая Россия».

Юрий Башмет
Ксения Башмет

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото автора

13/02/2014 - 03:02   Classic   Концерты
Программа «Легенды классической музыки» прошла в рамках VII Зимнего международного фестиваля искусств Башмета в Органном зале Сочи.

Из-за проблем с рукой сам Юрий Башмет, который должен был играть вместе с флейтистом Массимо Мерчелли и виолончелистом Энрико Диндо, не смог принять участие. Но оправдать название концерта все-таки получилось с легкостью - настолько представителен олимпийский фестиваль Башмета и само имя Башмета. К итальянским звездам Мерчелли и Диндо присоединились кларнетист Дарко Брлек из Словении, пианистка Ксения Башмет (представлять которую не нужно), скрипач Никита Борисоглебский и альтист Андрей Усов (ранее заменивший маэстро в Концерте Пендерецкого для скрипки и альта с оркестром).

О Мерчелли и Диндо довопьно подробно рассказывалось в отчете об итальянском вечере на фестивале, а вот на незаурядной личности Дарко Брлека стоит остановиться поподробнее. Он известнейший кларнетист, лауреат нескольких международных конкурсов, участник популярного Тrio Luwigana, играл с огромным количеством звезд (включая Башмета). Часто выступает с Барток-квартетом, Кодаи-квартетом и Дебюсси-квартетом, награжден едва ли не всеми высшими наградами Словении. Но есть и другая грань его жизни. Дарко Брлек - генеральный директор Люблянского фестиваля и президент Европейской фестивальной ассоциации. Так что приглашение Башметом именно Брлека отнюдь не случайно - оба они фестивальные менеджеры.

Энрико Диндо и Ксения Башмет
Энрико Диндо и Ксения Башмет

Начался концерт с Сонаты для виолончели с оркестром Брамса, в которой выдающийся виолончелист Энрико Диндо с опаской еще словно примеривался к аудитории. Вкрадчивые, мягкие звуки виолончели то и дело перемежали экспрессивные пассажи, а Диндо словно вслушивался в зал. Ксения Башмет играла технично, но без вдохновения.

Ксения Башмет и Дарко Брлек
Ксения Башмет и Дарко Брлек

Три фантастические пьесы для кларнета и фортепиано Шумана звучали совсем иначе. Кудрявый жизнерадостный Дарко Брлек ринулся с ходу в бой. Порывистый кларнет Брлека, возможно, не обладает пронзительностью или психологичностью, но крайне эмоционален и заразителен. Любопытно, что Брлек относительно редко прибегает к вибрато, предпочитая насыщенный плотный открытый звук, умело прикрывая его на верхах. Особенно эффектной получилась третья часть.

Массимо Мерчелли
Массимо Мерчелли

Эстафету духовых принял Массимо Мерчелли. С Ксенией они исполнили Интродукцию и вариации на песню «Увядшие цветы» Шуберта. Романтизм флейте Мерчелли к лицу, он умеет подать широчайший диапазон романтических переживаний. Грустная флейта Мерчелли находит миллионы красок и оттенков. И Ксении Башмет такая музыка явно близка, она буквально колдовала над клавишами, изгибаясь и склоняясь, подобно тому цветку Шуберта.

После антракта прозвучало главное произведение этого вечера. Квартет ми бемоль мажор Шумана в четырех частях op. 47 всегда находился в тени своего куда более известного собрата-квинтета - для публики. Но многие музыканты весьма высоко оценивали этот квартет, и с любовью исполняли его. И стоит надеяться, что присутствовавших в зале сочинцев и гостей Олимпиады музыканты убедили в гениальности квартета. Невероятно, как собравшиеся буквально за день музыканты оказались сыграны и к тому же глубоко погруженными в великолепные мелодии Шумана. Уже в Allegro ma non troppo стало очевидно, что состоялось событие из ранга высокого искусства. Энрико Диндо просто творил чудеса со своей виолончелью - она пела, бормотала, шелестела, повизгивала, стонала и шептала. Альт Андрея Усова был благородно-сдержан и при этом томен.

Квартет ми бемоль мажор Шумана в четырех частях
Квартет ми бемоль мажор Шумана в четырех частях

Никита Борисоглебский чертил волшебные мелодии в Andante cantabile, и слушать это можно было, казалось, бесконечно. А Ксения Башмет настолько чутко реагировала на посылы коллег, что порою возникало ощущение единого живого организма на сцене, невероятно гибкого и тончайшим образом чувствующего. И когда грянул Finale. Vivace - зал разве что не встал. Волнующее, феерическое исполнение Шумана случилось в этот вечер на фестивале Башмета.

Кстати, и сам Башмет появился в зале, кажется, именно в момент вдохновенного Andante cantabile...

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

Ксения Башмет и Дарко Брлек
Ксения Башмет и Дарко Брлек

Ксения Башмет и Массимо Мерчелли
Ксения Башмет и Массимо Мерчелли