Вадим Пономарев

23/09/2020 - 04:09   Классическая музыка   Концерты
XII Большой фестиваль РНО продолжился смелыми попытками Михаила Плетнева вдохнуть новую жизнь в Третью оркестровую сюиту Чайковского и «Кармен-сюиту» Щедрина-Бизе. И все получилось.

Плетнев ведь никогда не играет ради афиши. Если в программе есть название, то наверняка Плетнев уже придумал, как стряхнуть пыль и сыграть это так, будто заново написано. А Третьей оркестровой сюите это очень к лицу, ее ведь играют нынче редко, и чаще всего только четвертую финальную часть со всеми этими вариациями. А ведь когда-то в 1885 году именно она дала Петру Ильичу первый восторженный прием, триумф в Петербурге, - даже «Евгений Онегин» не был так тепло принят. Вот она, аберрация времени. Сейчас сюита выглядит не то, чтобы поверхностной, но — проходной и почти забытой в масштабе всего гения Чайковского.

XII Большой фестиваль РНО
XII Большой фестиваль РНО

Чаще всего Третью упрекают в отсутствии драматургии, сквозного действия. Этим и занялся Плетнев. Уже в «Элегии» он нащупал тот мускулистый рельеф, скрытый под кургузым пиджачком, - сила природы! Пасторальной пентатонике главной темы он дал архетипическую мощь степного ветра, прорывающегося сквозь штили и препятствия (есть что поиграть с динамикой), противопоставив ей степенную романсовость побочной темы. Он дирижировал конфликт — поколений, ветров, зерна и земли, да чего угодно. От привычной созерцательной пасторальности не осталось и следа. Тревога за исход битвы, сопереживание, опасения, - это подчеркнуто оркестровым фортиссимо, за которым пиано и зеркальная реприза слушаются как подвох.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

С ощущением подвоха и мрачноватый «Меланхолический вальс» звучит совершенно иначе. Не как имитация скерцо, а именно как нарастание напряжения, - чем завершится подспудная борьба? Плетнев бросает руку в сторону оркестровых групп так, будто молнии насылает. Загадочность исхода усиливается, Плетнев играет тут киношный саспенс. И тогда собственно Скерцо, с его рваными размерами между 6/8 и 2/4, - то самое Ледовое побоище, тревожные очереди труб и гобоев, апофеоз битвы. Плетнев умело дозирует батальные грохоты и чтение донесений гонцов, дальние сполохи пикколо и миражи тишины. Оркестр слушается беспрекословно.

Михаил Плетнев
Михаил Плетнев

И вот уже после всего этого драматизма та знаменитая четвертая часть, Тема с 12 вариациями, - она считывается как подведение итогов. Где у каждого своя правда, как все было. То есть двенадцать правд, как апостолов. Один бахвалится (тут и маршевые 2/4 кстати, и грохот барабанов), другой солдафонит, третий ту же историю рассказывает в миноре с горечью… А вот скрипичный, почти цыганский, надрыв… Очень важно, что кантабиле Чайковского Плетнев нигде не подвергает сомнению, ему важно сохранить певучую, почти певческую манеру звукоизвлечения. Это очень по-русски звучит. Обилие самых разных, шизофренически противоположных и несовместимых страстей, - и все на мелодии, на легато. Слышно, что русский оркестр играет Чайковского. Может быть, самое ценное ощущение от этой Третьей сюиты по-плетневски.

РНО п/у Михаила Плетнева
РНО п/у Михаила Плетнева

Иное дело Родион Щедрин, для которого Плетнев играл много и часто, включая юбилейные концерты композитора. «Кармен-сюита» заезжена вдоль и поперек, как сыграть ее без скучноватой привычности? И снова, кажется, на помощь пришло кантабиле (не исключено, что именно поэтому вечером Чайковский и Щедрин/Бизе встретились). Очень быстро выяснилось, что Михаил Плетнев делает ставку на «пропевание» музыкантами ключевых мелодий Бизе, - словно Кармен, Хозе и Эскамильо были тут, на сцене. Но сидят за пюпитрами.

Это проявилось уже в «Первом интермеццо», - непривычно акцентированные струнные, с космическим диапазоном по громкости. Дальше — больше. «Развод караула» почти обошелся без трещащих пулеметов перкуссий, нежная мелодия Бизе вывелась воздушной и все-таки главной. Даже вступление к выходу Кармен случилось не громогласным, а будто предвкушающим изящное кантабиле хабанеры, - и тут уж «пели» не только скрипки, но и маримба. Все вокальные партии Бизе заботливо окутаны человеческим дыханием, изящными диминуэндо и крещендо, и рука Плетнева будто отсчитывает все цезуры и длительности вдоха.

Да, в этом исполнении Плетневу явно был интереснее Бизе. Что контрастирует с его же «фондовой» записью «Кармен-сюиты» с РНО для Deutsche Grammophon в 2001 году, где Щедрин очевидно выходил на первый план.

XII Большой фестиваль РНО
XII Большой фестиваль РНО

«Марш Тореадора» в этом контексте особенно интересен, - он трогательный. Не бравурный, а именно трогательный, - Плетнев услышал в нем исповедальность, и вывел ее на первый план, а затем уж малый барабан и литавры. И тогда уже лирическая сцена «Тореро и Кармен» звучит как логическое продолжение истории, а не выглядит сверхъестественным или чудодейственным влиянием танцовщицы на мачо, как часто играют (и поют).

Первая скрипка Татьяна Поршнева и Михаил Плетнев
Первая скрипка Татьяна Поршнева и Михаил Плетнев

Нельзя не выделить первую скрипку оркестра Татьяну Поршневу, - она блистательно справилась и с соло, и с ведением всей группы в обоих произведениях. Михаил Плетнев убедил своими концепциями, и виртуозной управляемостью всего оркестра. Такого Чайковского и такого Бизе/Щедрина хотелось бы услышать и в студийной записи, например.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

11/09/2020 - 04:33   Классическая музыка   Концерты
«Геликон-Опера» открыла новый сезон ранее не запланированной премьерой «Каменного гостя» Александра Даргомыжского, и это немного карантинный и весьма замысловатый перформанс.

Карантинный — потому что он появился в карантин, и выбран был, по словам худрука Дмитрия Бертмана, именно по причине камерности. Тут нет хоров, число артистов на сцене предписано заранее — их ровно девять (когда роли монаха и каменной статуи объединены), не считая оркестра. А еще это задорно: не блистающий мелодиями или эффектными дуэтами «Каменный гость» для оперной сцены редок и нелюбим, чем не вызов? «Конечно, никто не станет этого слушать», - говорил про свой формалистичный эксперимент с пропеванием речитативами полного текста Пушкина из «Маленьких трагедий» сам Даргомыжский.

Дмитрий Хромов (Дон Жуан)
Дмитрий Хромов (Дон Жуан)

Сегодня обороты речи диалогов Пушкина слушаются гораздо более дико, чем у гораздо более раннего Шекспира: «А виновата ль я, что поминутно...» Римский-Корсаков изрядно дописал оркестровую партитуру после смерти Даргомыжского, она скрашивает скудный минимализм вокальных партий. Хотя от интродукции Римского-Корсакова все-таки Бертман отказался. Тогда на первый план выходит интонирование.

Валентина Гофер (Лаура) и Дмитрий Янковский (Дон Карлос)
Валентина Гофер (Лаура) и Дмитрий Янковский (Дон Карлос)

«Опера написана для артистов-певцов. И если в других операх можно выйти за счет мелодий, дуэтов, постановочных эффектов, большого количества певцов, - то здесь мясом этого блюда является талант артиста. Крупный план артиста — это сейчас невероятно нужно. Обратить внимание на глаза, на мысли, - это сегодня важно», - сказал на премьере Дмитрий Бертман.

Понимать это — одно, а осуществить — совсем другое. Безусловно, у «Геликон-Оперы» есть прима Наталья Загоринская, которая отчаянно хороша и в пении, и в актерской игре. Но большинство других певцов «Геликона» нещадно кривляется и хлопочет лицом в других спектакля театра. Вывести их на крупный план - проигрыш в войне. А других артистов у театра нет. И педагогов по актерскому мастерству на карантине не привлечешь.

Сцена с участием Дмитрия Хромова (Дон Жуан) и Дмитрия Овчинникова (Лепорелло)
Сцена с участием Дмитрия Хромова (Дон Жуан) и Дмитрия Овчинникова (Лепорелло)

Так и случилось. Уже первая сцена с участием Дмитрия Хромова (Дон Жуан) и Дмитрия Овчинникова (Лепорелло) показывает очевидную условность диалогов, штампы и мимические маски артистов. Они не живут, они изображают. Они ждут своего вступления, по глазам видно. А музыка тут никак не спасает. Появляются эффектная сама по себе Валентина Гофер (Лаура), все три ее гостя — Виталий Фомин, Николай Меликов и Андрей Орехов — и не пропадает чувство неловкости от того, что все они вроде бы хороши, но явно не отсюда. Ужимки, несмешные шутки, неестественные позы.

Сцена с участием Дмитрия Хромова (Дон Жуан) и Дмитрия Овчинникова (Лепорелло)
Сцена с участием Дмитрия Хромова (Дон Жуан) и Дмитрия Овчинникова (Лепорелло)

Ситуацию спасает сначала Монах (Алексей Дедов), он же Статуя попозже, - но за счет накинутого на лицо капюшона и более естественного интонирования. Затем к спасению подключается Дмитрий Янковский (Дон Карлос) — образ мрачного мачо отработан им в других спектаклях. Наконец, является Донна Анна — Наталья Загоринская, и только после ее появления начинаешь верить во всю эту историю. Загоринская снимает все вопросы. Она не просто органична, она живет историей вдовы, которую соблазняет убийца мужа. Ей можно верить, не обращая внимания на досадные кривляния вокруг. Она наполняет жизнью все предыдущие трафареты, ей невозможно не сопереживать. Еще одна блистательная роль Натальи Загоринской.

Дмитрий Хромов (Дон Жуан) и Наталья Загоринская (Донна Анна)
Дмитрий Хромов (Дон Жуан) и Наталья Загоринская (Донна Анна)

Жаль, что в России сейчас нет прекрасного режиссера Анатолия Васильева, он и его команда прекрасно умели снимать театральные штампы и зажимы у почти любого артиста. Его рецепты очень бы пригодились для такой диковины, как «Каменный гость».

Наталья Загоринская (Донна Анна) и Монах (Алексей Дедов)
Наталья Загоринская (Донна Анна) и Монах (Алексей Дедов)

А вот с пением все куда более оптимистично. Главный герой в исполнении тенора Дмитрия Хромова звучит убедительно и полетно, насколько это допускает туговатая партитура, хотя не всегда точно интонирует (что важно именно тут). Совершенно хорош Дмитрий Янковский — его громогласному баритону тут есть, что петь, и есть, где дать трагической горечи в голос. Он не песочит, а легко лавирует между перепадами настроения Дона Карлоса.

Валентина Гофер (Лаура) и Дмитрий Янковский (Дон Карлос)
Валентина Гофер (Лаура) и Дмитрий Янковский (Дон Карлос)

И Валентина Гофер жонглирует своим меццо аки фокусник. Ее Лаура в концепции Бертмана — не столько актриса, сколь привычная нам инстаграм-эскортница, клянущаяся в любви очередному ближнему своему. Тем интереснее слышать полетные ноты в духе бельканто, и эту искрящуюся смену интонаций. К вокалу никаких претензий, восходящая звезда.

Валентина Гофер (Лаура)
Валентина Гофер (Лаура)

Для Дмитрия Овчинникова в роли слуги Лепорелло сюжет Пушкина предполагал самые роскошные возможности и вариативности. Но все свелось к ерничанию и отработке реакций Дон Жуана, увы. Зачастую даже титры не помогали понять, о чем и с каким посылом поет его герой. А ведь он чудесный бас, достаточно вспомнить его Дона Бартоло в «Севильском цирюльнике».

Наталья Загоринская (Донна Анна) и Дмитрий Хромов (Дон Жуан)
Наталья Загоринская (Донна Анна) и Дмитрий Хромов (Дон Жуан)

Для Натальи Загоринской слов нет. Ее Донна Анна просто такова, какова она должна быть. Это исполнение встает вровень с легендарными исполнениями Галины Вишневской и Тамары Милашкиной. Диапазон, тембр, страсть и отчаяние. Необходимо выпустить аудио-версию оперы даже только ради фиксации работы Загоринской.

Как режиссер, Дмитрий Бертман остался в привычной для себя манере евро-минимализма. Смена фигур показывает череду приступок, прозрачных полусфер-сидений в духе IKEA, статуэток-голограмм. Герои максимально обезличены во времени, костюмы Аллы Шумейко унифицированы по функционалу действующих лиц. Очевиден посыл к тому, что все это могло происходить в наше время, но архаичность литературных диалогов Пушкина заставляет соблюдать дистанцию.

Сцена убийства Дон Карлоса
Сцена убийства Дон Карлоса

Работа же оркестра «Геликона» под управлением Михаила Егиазарьяна заслуживает отдельного упоминания. Егиазарьян очевидно был поставлен перед дилеммой найти компромисс между речитативностью вокальных партий и некоторой неловкостью партитуры Римского-Корсакова. Он справился. И динамика, и тембровый баланс между певцами и оркестром оказался соблюден идеально. Благо, и певцы не слишком проглатывали согласные. Оркестр умело вел оперу, это певцы подстраивались под него. И никаких переборов, никаких заглушек артистов. Наверное, это был идеальный компромисс. А в тех местах, где интереснее было слушать оркестр, а не солистов (это почти вся опера), его дирижирование было невероятно эффективным.

Финальная сцена
Финальная сцена

Возможно, предстоящие версии с Иваном Волковым в роли Жуана, Дмитрием Скориковым в роли Лепорелло, или Ириной Рейнард в роли Лауры покажутся иными.

Выход на аплодисменты
Выход на аплодисменты

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото Светлана МАЛЬЦЕВА

Наталья Загоринская (Донна Анна) и Дмитрий Хромов (Дон Жуан)
Наталья Загоринская (Донна Анна) и Дмитрий Хромов (Дон Жуан)

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Дмитрий Янковский (Дон Карлос) и Валентина Гофер (Лаура)
Дмитрий Янковский (Дон Карлос) и Валентина Гофер (Лаура)

Валентина Гофер (Лаура)
Валентина Гофер (Лаура)

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Валентина Гофер (Лаура) и три гостя
Валентина Гофер (Лаура) и три гостя

Монах (Алексей Дедов), Дмитрий Овчинников (Лепорелло) и Дмитрий Хромов (Дон Жуан)
Монах (Алексей Дедов), Дмитрий Овчинников (Лепорелло) и Дмитрий Хромов (Дон Жуан)

Дмитрий Овчинников (Лепорелло) и Дмитрий Хромов (Дон Жуан)
Дмитрий Овчинников (Лепорелло) и Дмитрий Хромов (Дон Жуан)

Дмитрий Хромов (Дон Жуан)
Дмитрий Хромов (Дон Жуан)

Дмитрий Хромов (Дон Жуан)
Дмитрий Хромов (Дон Жуан)
10/08/2020 - 02:43   Классическая музыка   Концерты
В Клину концертом Дениса Мацуева с оркестром «Новая Россия» п/р Юрия Башмета завершился VI международный фестиваль искусств Чайковского.

Стоит напомнить, что именно с этого года Юрий Башмет стал худруком фестиваля, и программа радикально расширилась. Впрочем, на этом Башмет отнюдь не собирается останавливаться:

Юрий Башмет
Юрий Башмет

- В этом году фестиваль стал шире, многограннее, разнообразнее. Было много постановок уникальных, которых нигде больше не показывали, сплошные премьеры. Я хочу, чтобы дальше фестиваль Чайковского посетил хотя бы еще одно место, где ступала нога Чайковского — Флоренция, Воткинск… Будем расширяться. Очень ждем начала строительства концертного зала в Клину. Уже все почти готово, но началу работ помешала пандемия. Будет больше экспериментов. Чайковский уже с нами, надо отталкиваться от этой базы и идти дальше. Если бы Чайковский жил сегодня, он наверняка писал бы совсем другую музыку, музыку сегодняшнего дня. Я очень оптимистично смотрю в будущее фестиваля. У каждого фестиваля должно быть свое лицо. У Зальцбурга есть Моцарт, а здесь в Клину есть Чайковский.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Башмет встал на дирижерское место, и полилась великая музыка Прокофьева к балету «Ромео и Джульетта». Большая поляна у дома-музея Чайковского - полным-полна. Симфонический оркестр «Новая Россия» сходу взял верный тон, легко и непринужденно, без загонов по темпу. В Клин оркестр приехал без челесты, ее заменял синтезатор, - на превосходном качестве музицирования в этот летний вечер это никак не отразилось. Чрезвычайно чисто звучали флейты, а к струнной группе вопросов нет никогда. Сам Башмет выглядел тоже весьма умиротворенным, небрежно покачивая рукой и задавая темп. Поворота головы оказывалось достаточным для акцентов. Оркестр действительно чрезвычайно соскучился по живым концертам, это ощущалось буквально физически.

Вышел Денис Мацуев
Вышел Денис Мацуев

Публика ждала Дениса Мацуева, и вот он на сцене. Вопреки ожиданиям, играть он стал не Первый или Второй концерт Чайковского, а Второй — Рахманинова. И с первых же нот стало понятно, что лесная атмосфера у домика Чайковского подействовала и на него. Столь сдержанно и академично Второй концерт он не играл, кажется, давно. Никаких привычных барабанных дробей и эффектных для зрителя откидываний от рояля! Концентрация, элегичность и дотошная психологичность каждой фразировки, каждого пассажа. Спокойствие и мощь. Прекрасное исполнение.

Денис Мацуев
Денис Мацуев

А затем Денис Мацуев вернулся, Юрий Абрамович сел за рояль и начал играть «Подмосковные вечера». Мацуев подсел к нему справа, и зажигательно в духе джаза принялся импровизировать с ним в четыре руки. Подмосковье же… Но и этого публике было мало, Мацуева не отпускали, - и он сыграл Прелюдию соль минор Рахманинова. И опять — мягко, глубоко, без аффектации. Словом, порадовал Мацуев.

Юрий Абрамович сел за рояль
Юрий Абрамович сел за рояль

И вот снова «Ромео и Джульетта», на этот раз - Чайковского. «Новая Россия» с Башметом на пульте. Нежнейшая, красивая увертюра-фантазия Чайковского именно тут, рядом с его домом, слушается особенно трогательно. И снова стоит похвалить «Новую Россию» за гармоничный, округлый и трепетный звук. Свою форму на карантине оркестр не растерял, и даже, кажется, многое приобрел. А концерт закрытия оказался закольцован шекспировской темой любви Ромео и Джульетты.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Шесть больших и три камерных концерта на двух сценах, академия молодых исполнителей и школа молодых журналистов, - таким был VI международный фестиваль искусств Петра Ильича Чайковского. Чиновники заверили, что в следующем году фестиваль снова непременно состоится.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Михаил БРАЦИЛО

Денис Мацуев
Денис Мацуев
09/08/2020 - 04:25   Классическая музыка   Концерты, Джаз
Альтист Юрий Башмет с «Солистами Москвы» и саксофонист Игорь Бутман со своим биг-бендом снова сыграли вместе, на этот раз в Клину, на VI фестивале искусств П.И. Чайковского.

Надо сказать, что Башмет и Бутман играют вместе довольно часто, минимум раз в год. И всегда это предвещает любопытные сюрпризы, поскольку под кальку программы не пишутся. Что-то новенькое всегда можно услышать. Не говоря о том, что музыканты и оркестры такого уровня вообще на сцене редко пересекаются, - слишком уж разные жанры.

Посадка яблони
Посадка яблони

Но сначала Башмет и Бутман посадили… яблоню. Дело в том, что в мемориальном доме-музее Чайковского в Клину есть такая традиция — сажать деревья во время фестиваля Чайковского, и даже выросла уже приличных размеров Аллея музыкантов, состоящая только из посаженных звездами лип и яблонь. Деловито надев перчатки, музыканты взялись за лопаты. А саженец держала, чтобы не упал, сама министр культуры Московской области Елена Харламова.

- Великие композиторы, как правило, были великолепными импровизаторами, - рассуждал потом Игорь Бутман. - В джазе импровизация возведена в абсолют, но уверен, что Чайковский и другие академические композиторы с удовольствием бы услышали джазовые версии своих произведений, а если бы они жили сейчас, наверняка сами сделали бы что-то гениальное в джазе. Мы не поднимаем руку на святое, наоборот. Сквозь призму джаза мы восхищаемся гениальностью этих композиторов, и хотим, чтобы это же почувствовали зрители.

Юрий Башмет и Игорь Бутман
Юрий Башмет и Игорь Бутман

С места в карьер биг-бенд Бутмана, он же Московский джазовый оркестр, начал с «Прогулки» Модеста Мусоргского. Разумеется, джазмены не играли само произведение как есть, но тонко обыграли главную тему. В ответ Юрий Башмет сыграл на альте чуть ли не джазовую импровизацию, плавно перешедшую в лирическую тему для струнного оркестра кинокомпозитора Энри Лолашвили. «Редко звучит и очень красивая», - объяснил этот выбор Башмет.

«Солисты Москвы» Юрия Башмета и Московский джазовый оркестр Игоря Бутмана
«Солисты Москвы» Юрия Башмета и Московский джазовый оркестр Игоря Бутмана

Биг-бенд Бутмана сыграл пьесу «Катание на лыжах в горах», вдохновленную, как объяснил маэстро, «Временами года» Чайковского. От Чайковского там осталась разве что условная ритмическая структура, зато это звучало очень по-шестидесятнически — эдакий солнечный джаз с прекрасными соло Бутмана, а заодно и вдохновенными импровизациями пианиста Олега Аккуратова и барабанщика Эдуарда Зизака.

Игорь Бутман
Игорь Бутман

Как-то неожиданно структура концерта обрела вполне себе путеводную звезду — ту самую «Прогулку» из «Картинок с выставки» Мусоргского. Сначала «Солисты Москвы» сыграли каноническую версию, затем джазовый оркестр снова ответил своей импровизацией на эту тему. Довольно редко в последние годы солирующий на альте Башмет сыграл баховский менуэт из виолончельной сюиты. Не обошлось без любимой «Солистами Москвы» моцартовской «Маленькой ночной серенады», ставшей главным академическим акцентом концерта.

Фестивальная сцена
Фестивальная сцена

«Вокализ» Рахманинова превратился уже в совместное музицирование, где тему от «Солистов Москвы» подхватил своей импровизацией Бутман, а затем и другие солисты биг-бенда. Прелюдию Рахманинова до диез минор начал пианист Олег Аккуратов, затем его тему подхватил биг-бенд, но уже в тональности до. Бутман даже извинился: «Сыграли в до миноре, как это принято в джазе. Диезы нам неподвластны, бемоли нам нравятся больше».

Игорь Бутман
Игорь Бутман

Канва концерта продолжилась все теми же «Прогулками» Мусоргского от биг-бенда, растворившимися в парафразе на эту же тему. Башмет снова импровизировал аки джазмен на своем альте, и это звучало очень интересно, как минимум. Блистательный Олег Аккуратов обрамлял все это дело виртуозными пассажами, и ему ничем в изощренности не уступал гитарист Евгений Побожий, единственный российский победитель Herbie Hancock Institute of Jazz International Guitar Competition в Вашингтоне.

Евгений Побожий и Игорь Бутман
Евгений Побожий и Игорь Бутман

Завершился концерт продолжительной джазовой импровизацией всех музыкантов, почти всем досталось по соло, что было встречено горячими зрительскими аплодисментами. Перед концертом Бутмана спросили, что он ждет от этого концерта. «Аплодисментов», - ответил Бутман.

И он их получил.

Юрий Башмет, Олег Аккуратов и Игорь Бутман
Юрий Башмет, Олег Аккуратов и Игорь Бутман

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Михаил БРАЦИЛО

Евгений Побожий
Евгений Побожий

Юрий Башмет и Игорь Бутман
Юрий Башмет и Игорь Бутман

Юрий Башмет
Юрий Башмет
08/08/2020 - 05:16   Классическая музыка   Концерты
Премьера спектакля-концерта «Неизвестный Чайковский» в постановке Дмитрия Бертмана с солистами «Геликон-Оперы» и БСО им. Чайковского под управлением Владимира Федосеева с успехом состоялась в Клину.

Все это происходило в рамках VI международного фестиваля искусств Чайковского под руководством Юрия Башмета, в Государственном мемориальном музыкальном музее-заповеднике Чайковского, - несомненно, событие знаковое. Маэстро Владимир Федосеев на днях отпраздновал свое 88-летие, и на сцене показал, насколько же он в великолепной форме. А еще к БСО и солистам «Геликона» в этой необычной программе присоединились Государственный академический московский областной хор имени Кожевникова (худрук и дирижер Николай Азаров) и клинский детский хор «Мандрагора».

«Неизвестный Чайковский»
«Неизвестный Чайковский»

Но стоит объяснить, отчего же «Неизвестный Чайковский». Бертман и Федосеев решились сыграть программу исключительно из незавершенных или утраченных произведений Чайковского, зачастую чудом сохранившихся в отрывках. Большая сцена не знает опер «Ундина», «Мандрагора», «Гамлет», «Севильский цирюльник», «Ромео и Джульетта» и «Снегурочка» Петра Ильича Чайковского. А он их писал! Более того, «Ундину» считал одной из лучших своих опер.

- Рукописи не горят, как было сказано у Булгакова, поэтому мы все ждем, что появятся новые фрагменты или появится, например, целиком опера «Ундина», - сказал Дмитрий Бертман. - Это ведь была одна из его самых любимых опер. А он сжег всю партитуру в камине директора императорских театров Травникова, просто бросил в камин. Потому что ее отказались ставить. Но ранее он отправил 5 номеров для концерта в Москве, и эти 5 номеров сохранились. Он пытался вернуться, заново написать «Ундину», но в итоге написал балет «Лебединое озеро». Сохранилось либретто «Ундины».

Либретто Соллогуба по поэме Фуке действительно сохранилось, более того, по нему была написана другая опера «Ундина», авторства Алексея Львова, того самого, кто написал гимн «Боже, Царя храни!». О том, сжег ли Чайковский партитуру в камине дирекции, - историки не уверены. Показывал партитуру он в 1870 году, а уничтожил вроде бы в 1873 году. Более того, в архивах музея Чайковского в Клину до сих пор лежат секретные документы, по которым его брат и создатель музея Модест Чайковский завещал точные сроки рассекречивания, и вполне возможно, что среди них — та самая партитура «Ундины».

Премьера сохранившихся пяти фрагментов «Ундины» прошла в 2015 году здесь же, в музее Чайковского, и с тем же Владимиром Федосеевым и Дмитрием Бертманом. Но и сегодняшнее исполнение впечатляет невероятным масштабом симфонизма и голосоведения, порой парадоксально напоминающим куда более поздние мюзиклы Уэббера. Не говоря о том, что рачительный Чайковский пустил в ход не только дуэт Ундины и Гульбранда во втором акте «Лебединого озера» в инструментальном виде, но и подработал для андантино во Второй симфонии и двух сценах «Снегурочки». Хорош был тенор «Геликона» Иван Гынгазов, но и сопрано Елена Михайленко была на высоте.

Иван Гынгазов и Елена Михайленко
Иван Гынгазов и Елена Михайленко

- В Чайковском я слышу музыку детства, и она меня ведет, - сказал Владимир Федосеев. - Я каждый раз нахожу новые нюансы, которые раньше прошли мимо меня! Смотрю Шестую симфонию, и то тут, то там нахожу. Бесконечное ощущение жизни. Чайковский требует играть просто, а это совсем не просто! Простота — это самое сложное. Трудно его играть. «Мандрагору» мы уже играли в Вене, дуэт из «Ромео и Джульетты» и «Ундину» я уже тоже исполнял, - а остальные играю впервые.

«Мандрагора» - самая сумасшедшая и модернистская опера Чайковского, если бы он ее дописал. В либретто профессора ботаники Рачинского алхимик Луллий подписывает контракт с силами ада, влюбляется в прекрасную Инессу, а не получив взаимности, идет в Иванову ночь в волшебный лес за корнем мандрагоры. Корешок обращается в другую прекрасную девушку, влюбляется, но по контракту обеспечивает влюбленность Инессы и погибает. Из этого готического безумия Чайковский успел написать только «Хор цветов и насекомых в Иванову ночь» (!).

Пение цветов и насекомых про царицу ночи требует не просто детского хора, а очень хорошего детского хора, прямо-таки изысканного. Партитура сложнейшая. Такой нашелся прямо в Клину, это знаменитый детский хор «Мандрагора» (худрук Елена Уманская), выступавший со множеством мировых звезд.

Владимир Федосеев
Владимир Федосеев

- Детскому хору «Мандрагора» в Клину уже 25 лет, и у него большое имя, - объяснил Дмитрий Бертман. - Он выступал на самых престижных площадках страны и мира. Хор цветов и насекомых из «Мандрагоры» всегда был в его репертуаре, а это очень редко исполняемое произведение. Мы не могли не вставить его в концерт, это фирменное блюдо этой земли. Опера была не дописана, Чайковский ее бросал и снова начинал.

Дмитрий Бертман
Дмитрий Бертман

С оперой «Гамлет» произошла и вовсе странная история. Увертюра-фантазия довольно известна, но опера? Да еще на французском? Вообще-то изначально Чайковский писал про «To be or not to be», но в итоге он писал для французского актера Люсьена Гитри, и вообще был увлечен Францией. Сохранившаяся ария, которую исполнила артистичная меццо-сопрано Юлия Никанорова, говорит скорее о желании Чайковского романтизировать историю Гамлета и Офелии, но — недописаны огромные куски французского текста, их пришлось переводить в речитатив.

Куплеты Альмавивы из «Севильского цирюльника» в исполнении Игоря Морозова дошли до нас в крайне куцем виде, и так же были исполнены. Но откровенно жалко, что все это так. Чайковский будто начал соревнование с Россини и остановился на самом интересном месте. Это фантастической красоты мелодия.

Что касается «Снегурочки», то ведь тут многое позаимствовано из «Ундины», и все это пришлось на пик интереса композитора к русскому фольклору. Жанр полудрамы-полуоперы не был оценен зрителями Малого театра, но умение композитора расслышать мельчайшие оттенки народной песни поистине восхитительно, ведь позднее из нее сделали «четвертый балет» Чайковского. И оркестровая «Пляска скоморохов», и хоровые «Проводы масленицы» полны неявных аллитераций и чудных опеваний.

Завершил этот удивительный вечер в Клину дуэт Ромео и Джульетты из одноименной неоконченной оперы Чайковского в исполнении Анны Пеговой и Игоря Морозова. Увертюра входит в число самых исполняемых произведений композитора, а вот оперу он так и не дописал.

- «Ромео и Джульетта» тоже была задумана как опера, и там кроме дуэта есть и другие сцены — сцена Кормилицы, например, - сказал Дмитрий Бертман. - Он ее не дописал, и все мы знаем симфоническую картину «Ромео и Джульетта». Но когда мы слышим певческие голоса, то сразу слышим всю мощь таланта Чайковского, его симфонизм. Его талант позволил ему стать самым известным русским композитором в мире, самым исполняемым наряду с Верди или Пуччини. Я недавно ставил «Онегина» в Японии, и там Чайковского знают так же, как у нас битлов. В энциклопедии написано, что он национальный японский композитор. Они его так хорошо знают, что считают своим.

Фокус состоит в том, что вокальные партии Ромео и Джульетты, хотя иногда и сопоставимы с инструментальными в симфонической версии, отнюдь не тождественны. Иногда этот дуэт завораживает удивительными структурами, вполне оригинальными. Очень хотелось бы ввести их в академический оборот. А вот отсутствие «Фатума» немного удивило, эта музыка была тут к месту.

Владимир Федосеев
Владимир Федосеев

На бис оркестр БСО под управлением тончайшего Владимира Федосеева сыграл «Испанские танцы» из балета «Лебединое озеро». А почему тончайший? Федосеев по-прежнему не гонится за экспрессией. Он вышколил свой оркестр до такой степени, что крохотный жест дирижера вызывает крещендо. Он будто ничего не делает за пультом. Решительно ничего. А вот взмах пальчика — и меняется буквально все. Это зрелище буквально завораживает. Дирижер дышит оркестром, и наоборот. Наклон головы — и меняется звук. Это настолько гениально, что не требует слов. Зрители просто видели это. И это был Владимир Федосеев и его БСО. Поразительно, что канал «Культура» оказался этого лишен, поскольку трансляцию делал областной канал «360»...

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Ирина ШЫМЧАК и автора

01/08/2020 - 04:23   Классическая музыка   Концерты
VI международный фестиваль искусств П.И. Чайковского с новым худруком Юрием Башметом открылся в Клину трогательной театрально-музыкальной фантазией «Ч+Ч» на тему дружбы между Чеховым и Чайковским.

- Я хотел бы расширить географию фестиваля Чайковского, - сообщил о своих планах новоиспеченный худрук Юрий Башмет. - Сердце фестиваля, конечно, останется здесь, в Клину. Но я хотел бы проводить под эгидой фестиваля мероприятия там, где Чайковский жил, творил, или как-то отметился. Например, в Воткинске есть мемориальный дом-музей Чайковского, он там родился и учился музыке. Можно сыграть фестивальный концерт там. И во Флоренции, где он долго жил и даже сохранился тот дом, можно было бы провести фестивальный концерт. Словом, мы будем искать ниточки, ведущие нас по жизни Петра Ильича. Клин останется центром фестиваля, и тут многое будет зависеть от хода строительства концертного зала в городе, чтобы нам не зависеть от погоды. Сегодня нам с ней повезло. Но зал нужен! Тогда мы сможем уверенно сказать, что Моцарт — это Зальцбург, а Чайковский — это город Клин.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Башмет любит делать просветительские проекты, где высокая классика конспектируется до сжатого полуторачасового формата - «Фантастическая Кармен», «Пиковая дама», «Евгений Онегин», «Севильский цирюльник» и «Свадьба Фигаро». Но тут немного иначе, - в «Ч+Ч» за основу взята сохранившаяся переписка между Петром Ильичом Чайковским, уже мэтром, и довольно юным, на 20 лет младше, писателем Антоном Павловичем Чеховым. Скорее, прослеживается аналогия с недавним спектаклем «Ван Гог. Письма к брату» в Театре Наций, где Евгений Миронов читал письма Ван Гога к его брату Тео, а «Солисты Москвы» отвечали за музыку.

«Солисты Москвы» отвечают за нее и тут, а вместо Миронова — внезапно скандальный Сергей Гармаш. Именно в этот день стало известно о громком уходе Гармаша из родного театра «Современник». Но все попытки журналистов расспросить о причинах актер отверг с порога и весьма жестко, пообещав развернуться и уйти, если ему будет задан хоть один вопрос не про фестиваль Башмета и не про этот спектакль. Увы.

Сергей Гармаш
Сергей Гармаш

- Я читал переписку Чехова и читал ее давно, но о дружбе с Чайковским не очень помнил, - признался Сергей Гармаш. - Я не в первый раз сотрудничаю с Юрием Абрамовичем и его оркестром, и отказаться от еще одной возможности не мог. Кроме кино и театра, это третий вид моей деятельности — выступать с оркестром. И я быстро соглашаюсь на такие выступления, потому что театра у меня много, кино много, а выступлений с оркестрами — не много. Честно говоря, после огромного перерыва это всего лишь второе мое выступление на публике, и первое также было с Башметом — на Мамаевом кургане в честь Дня Победы. Так что если музыканты подпрыгивают от нетерпения сыграть публике, то и тоже подпрыгиваю! У Чайковского я люблю «Пиковую даму», но еще больше - «Щелкунчик». Люблю это ощущение сказки, которое внутри себя надо сохранять, несмотря на возраст. И не всякую фамилию можно написать рядом с фамилией Чайковского, но фамилию Башмет — можно, на 100%.

Сергей Гармаш и «Солисты Москвы»
Сергей Гармаш и «Солисты Москвы»

Сергей Гармаш с листа невероятно органично зачитывал фрагменты писем Чайковского и Чехова друг к другу, а также Чехова к брату композитора Модесту Чайковскому, и некоторые подводки к ним. К слову, первым письмо написал Чайковский, а вовсе не юный Чехов. Гармаш читал признания Чехова о том, что сборник его рассказов не самый лучший, дескать, и вообще хмурый, - но посвятить его Чайковскому было важной для него целью. А затем гениальные композитор и писатель уверяли друг друга в почтении и беспокоились, достаточно ли вежливы они по отношению к визави… Упоминали забавные подробности, например, как после визита Чехова к Чайковскому писатель забыл портсигар, и Чайковский отсылал его с милыми извинениями, поскольку он был без трех сигарет, а их выкурили такие-то и такие-то музыканты… Гармаш читал это без пафоса, именно как разговор глубоко уважающих и понимающих роль друг друга в искусстве людей. Прекрасная работа.

«Солисты Москвы» играли, конечно, прежде всего (но не только) Чайковского. Хотя уловить причинно-следственную связь между выбором музыки из секстета «Воспоминания о Флоренции» (переложенного для струнного оркестра) с зачитываемым письмами случалось не всегда. Чаще эти связи ощущались как эмоциональные. Но стоило в письме похвалить «Евгения Онегина», как тема арии Ленского тут же и зазвучала. Забавно было услышать, что в работе над несбывшейся оперой «Бэла» по Лермонтову Чехов трогательно просил Чайковского не использовать маршей, поскольку «Откровенно говоря, не люблю я марши».

Фестивальный куб
Фестивальный куб

Башмет скромно посолировал на альте в шумановских «5 Stücke im Volkston» (точнее, во второй «штуке»), а «Солисты Москвы» отвели душу в проникновенной и любимой ими «Серенаде для струнного оркестра» Чайковского. Уместно проявились «Прелюдии и скерцо» Шостаковича, хотя и не привязанные к сюжету, кажется.

Наиболее спорными в этой чтецко-музыкантской конфигурации оказались приглашенные актеры «Чеховской студии» из Мелихово. Они старались, конечно. И кое-где были очень неплохи, даже при сидящем в пяти метрах живом Гармаше. Но зачем в сценах из «Дяди Вани» или рассказа «На чужбине» делать такой маниакально-комиковатый акцент на алкоголь, и на уж совсем не свойственный Чехову русский жлобовато-малограмотный национализм? Чехов смеялся над ним в том рассказе. Актеры умудрились сыграть ровно противоположное.

Сцена фестиваля
Сцена фестиваля

Если суммировать, то рассказ об отношениях Чайковского и Чехова получился довольно пресноватым. Фактуры почти не осталось, и вся она уже уложена в короткие библиографические статьи и аннотации к выставкам. Обаяние и голос Гармаша оживляют их максимально ярко, но не в силах добавить подробностей. Выбор музыки мог быть разнообразнее, раз уж в тексте затрагивались и Пятая симфония, и романс «Снова как прежде один», и «Пиковая дама», и много чего другого. Зато тема взаимоотношений Чайковского и Чехова высвечена ярко, и это явно интересно широкой аудитории.

Наконец, это был действительно первый живой концерт после карантина для большинства присутствующих. И ведь фестиваль продолжается, он будет идти в Клину до 9 августа.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото автора

16/07/2020 - 22:54   Поп   Новости
Филипп Киркоров получил именную звезду и специальную награду Президента Беларуси "Через искусство - к миру и взаимопониманию" на открытии ХХIX Международного фестиваля искусств "Славянский базар в Витебске", но сделал еще один прозрачный намек.

Награду вручил артисту сам президент страны Александр Лукашенко во время торжественного открытия фестиваля.

- Для меня большая честь второй раз получить из ваших рук высокую награду, - обратился к нему Филипп Киркоров. - Вы вручали мне орден Франциска Скорины. Я помогал белорусскому певцу Дмитрию Колдуну выступить на «Евровидении», и с песней «Work Your Magic» он занял самое высокое место в истории Белоруссии место на Евровидении! Было сложно, но это завоеванное место стоит первых призов. И сейчас, когда «Славянский Базар» единственный выжил среди всех фестивалей, - находиться здесь бесценно. Ведь я жил на постсоветском пространстве, для меня это общая любовь. Даже «Евровидение» сдалось, а «Славянский Базар» проходит!

Президент Лукашенко прокомментировал:

- Филипп блестящий артист. Я попросил, чтобы мне дали его подробнейшую биографию. И у него огромное количество наград. Я подумал: вот вручим мы ему очередную награду... А потом подумал: нет, не очередную - это международная душевная славянская награда, а корни его в славянстве. Думаю, что он воспримет ее как самую высокую. У него много наград, и орден Франциска Скорины - это высшая награда в Беларуси для нашей интеллигенции. Я вижу его особенность: он может пошутить, еще что-то сказать, но такого искреннего человека трудно найти в этом славянском мире. Все, что он сказал, - сказал от души. Но главное, что он блестящий артист!

- Вы вручили мне уже две больших награды. Есть к чему стремиться. Бог любит троицу! Я народный артист России, народный артист Украины, народный артист Молдовы…

И Филипп красноречиво приложил руку к уху, обращенному к Лукашенко и лукаво посмотрел на него...

- Помню, - загадочно ответил ему президент.

Филипп Киркоров в маске от Дольче и Габанна
Филипп Киркоров в маске от Дольче и Габанна

А еще ранее днем на площади Искусств Филиппу Киркорову заложили именную звезду, как раз рядом со звездой Аллы Пугачевой. Но Киркоров сравнения отверг.

Филипп Киркоров
Филипп Киркоров

- Меня уложили не рядом с Аллой Пугачевой! Я лежу рядом с Таисией Повалий!

Звезда Филиппа Киркорова
Звезда Филиппа Киркорова

Гуру КЕН
Фото: Роман РОДИН

09/07/2020 - 02:50   Классическая музыка   Интервью
Первая за долгие месяцы пресс-конференция в «живом» формате с участием Юрия Башмета, Игоря Бутмана, Евгения Миронова, Дмитрия Бертмана, Николая Цискаридзе и чиновников прошла в Москве в честь скорого открытия VI Международного музыкального фестиваля П.И. Чайковского в Клину.

Встреча прошла на свежем воздухе во дворике «Башмет-Центра» на Большой Полянке. Главная новость — с этого года худруком фестиваля стал Юрий Башмет. Теперь у фестиваля есть федеральное финансирование (а не только подмосковное, как раньше), и в новый оргкомитет вошли ведущие деятели искусств, а также сразу три министра культуры Московской области! Действующий - Елена Харламова, а также бывшие — Нармин Ширалиева (советник губернатора в ранге министра) и Оксана Косырева (директор департамента господдержки Минкульта РФ). Ситуация не позволит в этом году принять зарубежных артистов, однако масштаб фестиваля на открытом воздухе все же значительно вырастет.

Слева направо: Денис Редькин, Нара Ширалиева, Оксана Косырева, Елена Харламова, Юрий Башмет, Дмитрий Бертман, Николай Цискаридзе, Дмитрий Гринченко, Игорь Бутман
Слева направо: Денис Редькин, Нара Ширалиева, Оксана Косырева, Елена Харламова, Юрий Башмет, Дмитрий Бертман, Николай Цискаридзе, Дмитрий Гринченко, Игорь Бутман

- Сказать, что мы настырные и упорные, - значит не сказать ничего. Первый фестиваль, который пройдет после пандемии коронавируса, - это будет фестиваль Чайковского, - пояснила министр культуры области Елена Харламова. - Мы его запланировали провести с 31 июля по 9 августа. Мы не можем пока сказать на 100 процентов, что проведем его. Но с сегодняшнего дня открыта продажа билетов на фестиваль. Мы готовы его провести. Окончательное решение будет принято в ближайшие дни, эпидемиологическая обстановка показывает, что мы близки к возможности проведения мероприятий на открытом воздухе. Провести этот фестиваль в юбилейный 180 год со дня рождения Чайковского крайне важно. Но не менее важен юбилей Чехова — 160 лет со дня рождения, поэтому решили открыть фестиваль программой «Ч+Ч», посвященной этим двум великим людям. Обычно главная площадка фестиваля в формате опен-эйра вмещает 1000-1200 человек. В связи с необходимостью соблюсти все эпидемические стандарты по дистанции и не подвергать людей опасности мы уменьшим количество мест до 600-700. Понимаем, что у людей непростая финансовая ситуация, поэтому принято решение значительно снизить цену на билеты, а на открытие и закрытие сделать по 100 рублей.

Фестиваль откроется 31 июля мировой премьерой музыкально-драматического действия «Ч+Ч», посвященного юбилеям П.И Чайковского и А.П. Чехова, с участием артистов театральной труппы музея-заповедника «Мелихово» «Чеховская студия» и оркестра «Новая Россия» под руководством Юрия Башмета.

- В рамках фестиваля мы покажем программу «Онегин. Лирические отступления», которую срежиссировала Марина Брусникина, она замечательный режиссер, - сказал актер Евгений Миронов. - Я и Лиза Боярская будем читать отрывки из «Евгения Онегина», но не самые известные фрагменты, а именно лирические отступления. Это дуэт, в котором мы можем переходить от ролей Онегина и Татьяны к другим ролям, например, Лиза будет читать и за Ленского. Потрясающая музыка, которую прямо сейчас Юрий Абрамович компилирует из «Онегина» Чайковского, будет обрамлять это выступление. Я в четвертый раз буду выступать в Клину, и для меня это особенное место.

Балетный вечер 1 августа будет представлен дивертисментом из фрагментов балетов П.И. Чайковского под руководством народного артиста России Николая Цискаридзе.

- Я уверен, что фестиваль состоится! На нем будет проходить финальный отбор во Всероссийский юношеский оркестр, который на днях выступил на Мамаевом кургане, многие видели эту телетрансляцию, - напомним Юрий Башмет. - Каждый из этих юных музыкантов — лучший в своем городе! А потом они прошли еще отбор у нас. И вот мы прослушали сейчас 650 музыкантов, а взять можем только 40. Столько мест у нас освободилось по возрасту. И финальный отбор пройдет именно в Клину во время фестиваля Чайковского. Я многого жду от этого фестиваля, поэтому и согласился возглавить, когда губернатор мне предложил. Чайковский — не только наше все. Я ценю в нем эти вечные сомнения, я слышу их в его музыке. Не хочу обижать, но Моцарт — не Чайковский, это совсем другая история. А Чайковский — он наш, генетически наш.

7 августа – спектакль-концерт «Неизвестный Чайковский» в постановке Дмитрия Бертмана, с участием солистов театра «Геликон-опера» и БСО им. Чайковского под управлением Владимира Федосеева.

- Наша программа называется «Неизвестный Чайковский», дирижировать БСО будет Владимир Федосеев, а наши солисты будут петь арии из недописанных опер Чайковского, или тех, которые по разным причинам не звучат на сцене, - сообщил Дмитрий Бертман. - Например, Чайковский начинал писать оперу «Севильский цирюльник», у нас споют куплеты Альмавивы. Будут фрагменты из оперы «Мандрагора», будет «Ундина», которая издана в расширенном виде, и там есть номер, который ранее был неизвестен. Чайковский считал «Ундину» своей лучшей оперой, но сжег ее рукопись в кабинете директора Императорских театров, узнав про отказ в постановке. Однако чудом сохранилась рукопись, отправленная для анонсного концерта в Москве, и эти номера сохранились. Затем много музыки из «Ундины» он использовал в балете «Лебединое озеро». Будет опера «Ромео и Джульетта», «Гамлет», «Снегурочка» и другие недописанные произведения Чайковского.

8 августа на большой сцене состоится концерт «Классика встречает Джаз» с участием Юрия Башмета, его «Солистов Москвы» и Игоря Бутмана и его биг-бэнда.

- Творческий наш союз с Юрием Абрамовичем уходит в глубь веков, - иронически улыбнулся Игорь Бутман. - Мы сыграем Чайковского, Римского-Корсакова, Мусоргского и других классиков. У джазовых музыкантов всегда есть некоторая зависть к тому, как классика обращается со звуком. Все великие классические композиторы были импровизаторами, но они не ставили это во главу угла, а записывали свою музыку на ноты, на бумагу. Нас вдохновляет возможность импровизировать на классическую музыку, это творчески интересная задача.

В камерном зале планируются концерты, посвященные молодому поколению музыкантов: гала-концерт молодых композиторов и гала-концерт юных музыкантов - стипендиатов Губернаторской стипендии и участников Международной академии фестиваля. Пройдет Вторая Международная музыкальная академия фестиваля и впервые,состоится Международная научная конференция, посвященная 180-летию П.И. Чайковского, а также Школа молодых журналистов, пишущих о культуре. Таковы планы, по крайней мере.

Завершится фестиваль 9 августа большим гала-концертом с участием Дениса Мацуева, Юрия Башмета и Государственного симфонического оркестра «Новая Россия».

- Я уже не представляю своего лета без концерта в Клину. Играть на рояле Петра Ильича… Каждый раз подхожу к нему и чувствую благоговение, - рассказал с видеоэкранов Денис Мацуев. - Мы на связи с Роспотребнадзором, чтобы все было безопасно и для зрителей, и для музыкантов. Мы говорили с министерством культуры и Роспотребнадзором, что с августа уже можно будет начать концерты в формате опен-эйров в московском регионе. Мы уже не можем без зрителей, нам нужна энергия от зала.

Фестиваль будет снимать телеканал «Культура», причем прямой стрим будет идти на сайте телеканала, а уже подготовленные версии концертов покажут в эфире осенью.

- Есть серьезные ограничения, связанные с коронавирусом, поэтому в нынешнем году расширить программу мы не можем. Но развиваться она будет обязательно. Фестиваль станет полноценным 8-10-дневным фестивалем, чтобы туристы могли приезжать на эти дни в Клин, и ощущать всю фестивальную атмосферу, - подытожил пресс-конференцию глава «Русского концертного агентства» Дмитрий Гринченко.

Вадим ПОНОМАРЕВ

12/05/2020 - 19:34   Рок   Рецензии, Этно и world-music
Мастер этно-прога Борис Базуров нечасто выпускает альбомы, но каждый — на вес золота. Спутать звук Базурова с чем-либо еще невозможно, даже если не всегда это играет в плюс.

Boris Bazurov Experience, 12.05.2020.
Жанр: прог-рок, power folk, прог-фолк, фолк-метал, симфо-рок.

За плечами Базурова — работа в Ансамбле народной музыки п/р Дм. Покровского, руководство ансамблями «Круг», «Русичи» и «Народная опера». Он много работает в кино - «Курочка Ряба» А. Кончаловского, «Русь Изначальная», «Родня» Н. Михалкова, «Мертвые души» М. Швейцера и др. Сочинил первую русскую этно-оперу «Казак Разин Степан», этно-джазовый мюзикл «Снежимочка» по В. Хлебникову, и много еще чего. А в последние годы Борис Базуров стал самым известным в мире российским мастером чепмен стика и изобрел новый музыкальный инструмент гуслетар.

Любовь к крупным формам, как у любого академического композитора и заодно прогрессив-рокера, у Базурова претворяется в масштабные рок-оратории на темы русского эпоса, густо замешанные на прогрессиве и паган-метале. Базуров узнаваем с первой же ноты. Жирно звучащий стик, покрывающий чуть ли не весь диапазон человеческого слуха, обрамляют барабаны со всяческой перкуссией и дудками, а поверху стелется высокий пронзительный распев Базурова.

Альбом «Мётень» (что означает мед на пиру) состоит из интро «Удалая», четырех композиций и моно-оперы «Бояне гам». Альбом, как всегда, основательный, длительностью 72 минуты, самая длинная композиция «Хождение за четыре моря» длится 14 с половиной минут. Любопытно, что 6 из 10 треков записаны живым звуком, да и в остальных понадобилось лишь наложить на лайв рожки и вокал. Стоит отметить прекрасную работу режиссера записи Валентина Осинского, справившегося с очень непростой задачей.

Boris Bazurov Experience - «Мётень»
Boris Bazurov Experience - «Мётень»

Начнем с главной темы альбома — пятичастной моно-оперы «Бояне гам» («Боянов гимн»), основанной на дохристианском славянском (Северо-Запад) руническом тексте IV века, предположительно записанном в IX веке ладожским монахом Ягайло Гуном. Переложение на русский язык сделано астрологом Александром Асовым. Текст исторически спорный, да и книги самого Асова официально признаны лженаучными. Тем не менее еще Гавриил Державин баловался переводом этих списков в поисках исконной русской поэзии.

Борис Базуров придал почти былинной форме стиха четкий прог-роковый ритм, обыграл привычными для жанра аккордовыми сдвигами в полтона и тон выше или ниже при фиксированной тональности (как не вспомнить Pink Floyd?), джазовыми квадратами и непростыми интервалами при буйной полиритмике. Словом, все то, что мы любим. Мелодическую же сторону дела почти целиком взял на себя вокал Базурова. В отсутствии достоверных данных о мелодиях этих поздне-античных времен на Руси логично было обратиться к суровому минимализму северного русского распева, подкрепленного эмоциональными вскриками на акцентах.

И если первая часть «Мётень отведоши» — скорее возвышенный зачин истории, то вторая «Гам бояне пел» — полноценное 11-минутное развитие, разработка с почти гитарными соло на сиборде и по-настоящему гимновыми риффами. В третьей части «Як ён огла», как положено в сонатной форме, медленное адажио с суровым мужским хором с привлечением барабанщика Александра Брагина, голоса понемногу начинают конфликтовать… Четвертая часть «Златогор» еще более коротка, это аллегро с возвращением к основной тональности, призыв к действию. И, наконец, финальная часть «Стары словен» - снова возвышенная, резюмирующая и одновременно назидательная часть баллады.

Композиция «Жил Святослав 90 лет» выглядит как продолжение вектора переосмысления Мусоргского, начатого в альбоме «Пугачевщина». Темы из оперы «Борис Годунов» скрещены с русской былиной «Вольга и Микула Селянинович» так, будто они тут всегда и были.

С гусляных переборов и сиборда с тембром дудука (почти как рожок) в индийском стиле начинается «Хождение за четыре моря», посвященное истории купца Афанасия Никитина. Это русский ориентализм, в чем-то начатый еще давней «Рагой Волгой» из фильма «Курочка Ряба». Авторские слова самого Базурова повествуют о виденных купцом морях и своих приключениях. Тема не до конца осмысленная — индийскую музыку на русских инструментах играло немало коллективов, но раги утянули большинство их них в сторону world, а то и псевдо-аутентики. Подход Boris Bazurov Experience видится куда более интересным — передавать видение русского человека знакомым ему инструментарием чужеземной для него экзотики. Инструментария хватает, как доказывает Базуров.

Ну а самым живым треком альбома стало, конечно, переосмысление белгородской песни «Как повадилась Параня», перекликающейся со знаменитой «Порушкой-Параней». Психоделично и на удивление воодушевленно прозвучало это. Нашлось место и соло с глиссандо, и хорам, и почти танцевальному речитативу (да почти рэп, что уж там!). Трек буквально обязателен к прослушиванию.

Что касается оперы, она звучит восхитительно и масштабно, - но вряд ли кто-то, кроме самого Базурова с сотоварищами Александром Брагиным и перкуссионистом Антоном Мартынюком, сможет и захочет исполнить это, подобно иным операм. Уж слишком это вещь в себе. Базуров мгновенно узнаваем и хорош, однако других музыкантов на его месте в такой опере даже трудно себе представить.

Оценка: 9 из 10

Вадим ПОНОМАРЕВ

24/02/2020 - 03:43   Классическая музыка   Концерты
Невероятная премьера пьесы для электрогитары (!) Оскара Бьянки украсила весь гала-концерт закрытия фестиваля Башмета в Сочи, названного «Бессмертные хиты и мировые премьеры».

Вообще-то премьер на этом фестивале Башмета даже почти чрезмерно. Уже отгремели новый Майкл Найман (на секундочку), Бодров, Александр Чайковский. И вот еще три, самой вдохновляющей из которых явно надо признать премьеру пьесы Étoile («Звезда») итальянского композитора Оскара Бьянки для электрогитары с солирующим Нико Коуком (Германия).

Оскар Бьянки родился в Милане, учился в миланской консерватории, а затем стал магистром в центре Помпиду (Франция) и доктором в Колумбийском университете (США). Его музыка и ранее была крайне драматургичной, но в Étoile он ушел за рамки тональностей в область шумов. Оркестр, а им был Всероссийский юношеский симфонический оркестр п/у Клаудио Канделли (Италия), был призван играть вполне традиционные для современной музыки тревожные семплы. А вот гитарист творил чудеса с шумами. Перед ним стоял гитарный процессор всего с тремя педалями, и он творил поистине психоделический нойз, усиливая и ослабляя звук, модулируя его аки ветер, рыча и попискивая. Это было органично и смело.

Еще одной мировой премьерой стало исполнение «Узу» Тошио Хосокава (Япония). Он учился в Токийском университете, затем изучал музыку в Европе. Получил несколько премий как композитор в Европе и Японии, преподает в Токио. Тягучая музыка с элементами белого шума, нарастающими громкостями в духе фильмов ужасов, словом, виртуальная реальность для поколения Z.

Закрытие фестиваля Башмета
Закрытие фестиваля Башмета

И еще одной мировой премьерой стало исполнение Первой симфонии Николы Кампогранде. Почему первая — и в России? Потому что ученик Миланской и Парижской консерваторий, худрук фестиваля MITO, журналист RAI 3 и Carriere della sera – член жюри конкурса композиторов фестиваля Башмета. Он написал несколько опер и концертов, его сочинения вышли на 30 CD разных лейблов. Симфония показалась какой-то компромиссной и вторичной. Все это где-то уже слышано и исполнено. Каждая часть что-то напоминает, но в целом симфония — не говорит вообще ни о чем. Это похоже на конспект современной европейской сцены, но не на самодостаточное произведение, увы.

Все премьеры исполнял Всероссийский юношеский оркестр. А о своей заботе о нем интересно рассказал Юрий Башмет на предконцертовой пресс-конференции.

«Из первого созыва некоторые уже работают в оркестрах. Многие еще учатся. Есть проблемы — все же хотят остаться в Москве или уехать за границу. Мы показали своих музыкантов на главных европейских и азиатских площадках. Сделали тур на 10 площадках по России. Дальше — сделаем записи, сыграем на фестивалях, сделаем гастроли. Одна девочка не могла устроиться после оркестра никуда — мы забрали ее в «Новую Россию». Была такая ситуация, что по этому инструменту не было ни одной вакансии. Первые несколько пультов у нас — практически готовые солисты, кстати. Наша цель — не то, что оркестр подрастет, и все будут в том же составе играть и получать зарплату. Нет. Мы ждем, что они будут участвовать в конкурсах, делать свою карьеру, а мы будем воспитывать новых талантов».

Помимо премьер, в финальном концерте фестиваля прозвучали увертюры к опере «Сорока-воровка» Россини и оперы «Руслан и Людмила» Глинки, вторая часть Tales from the center of the Earth для маримбы и духового оркестра Небойша Живковича (уже исполнявшего его целиком на фестивалях Башмета), «Лесная тишь» Дворжака с чудесным виолончелистом Францом Хельмерсоном (Германия), первая чать концерта Макса Бруха для скрипки (Михаэла мартин) и альта (Юрий Башмет), «Цыганские напевы» Сарасате с виртуозной скрипкой Татьяны Самуил.

Закрытие фестиваля Башмета
Закрытие фестиваля Башмета

А завершил гала-концерт бис из попурри на популярные темы. «Сочи любит наш фестиваль, а мы любим Сочи!», признался в заключение Юрий Башмет. А министр культуры Краснодарского края подарила ему шикарный букет цветов.

Вадим ПОНОМАРЕВ

Страницы