Вадим Пономарев

27/01/2023 - 06:02   Classic   Концерты
Юрий Башмет отпраздновал собственный 70-й день рождения, как обычно, на сцене Концертного зала им. Чайковского.

Программы концерта традиционно объявлено не было, что не помешало собрать аншлаг и множество спрашивающих лишний билетик перед входом в зал. Из декораций в этот раз были передвигающиеся по кругу над сценой большие экраны и световые инсталляции (концерт снимали для канала «Культура»).

Юрий Башмет
Юрий Башмет

На этих экранах между номерами программы показывали заранее записанные фрагменты монологов Юрия Башмета. В первом же он пообещал множество импровизаций в этот вечер и, надо признать, полностью сдержал свое слово.

В зале Чайковского
В зале Чайковского

Первая лирическая оркестровая композиция напоминала абсолютно все — и песни Эдит Пиаф, и американскую киномузыку, и даже советскую киномузыку. Судя по эклектичности, сочинить такое могли или Александр Чайковский, или его ученик Кузьма Бодров, они мастера таких дел. Но уточнить у маэстро после концерта не удалось, увы. Кстати, на сцене предстал довольно странный состав, напоминавший то ли усиленные «Солисты Москвы», то ли сильно поредевшую «Новая Россия». Духовые, например, по минимуму.

После трогательного рассказа о своих родителях Башмет продолжил фрагментом симфонии №40 Моцарта, весьма живо и эмоционально сыгранной оркестром.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

После неизбежной и не раз рассказанной истории о том, как Башмет не стал рок-музыкантом, а стал альтистом, - четвертая часть симфонии №4 Шуберта, «Трагической». Тоже безупречно по эмоциональности и виртуозности. Тут и оставшиеся духовые не подвели. Играли как в последний раз.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

«Солисты Москвы» (остальные молчали) аккуратно и выверенно сыграли «Элегию» из Серенады для струнного оркестра до-мажор Чайковского. А вот дальше снова — импровизация. Башмет сыграл на альте некую фантазию, а дальше зазвучал весьма необычно переаранжированный 24-й Каприс Никколо Паганини. С бешено ускоренным темпоритмом, с импровизациями и опеваниями, - словом, узнать его можно было, но это было непросто.

Очень неожиданно поначалу выглядел и Бах. Концерт для клавесина и струнного оркестра в стиле барокко Иоганна Себастьяна Баха №1 ре-минор — не самый очевидный выбор. Но и барокко нашлось место в этот праздничный вечер. А затем и Бах во вполне узнаваемом виде - «Воздух» из Оркестровой сюиты №3 ре-мажор. Снова «Солисты Москвы».

«Меня всегда раздражали дирижеры, пока я был солистом. Мне всегда было ясно, что дирижер не знает партитуру так, как я. Потому что для дирижера прежде всего важно? Трактовка симфонии. А если солист мало-мальски обращает на себя внимание, то работа дирижера — просто аккомпанировать ему, и все. Но такие дирижеры, как Гергиев, Федосеев, - они звучат совершенно по-другому. ...Мы много лет дружим с Гергиевым. И когда я играю как солист, а он дирижер, - я играю лучше, чем без него. И, по-моему, он то же самое делает».

Возвышенно прозвучало Allegro moderato из Восьмой «Неоконченной» симфонии Франца Шуберта.

«Меня часто спрашивают — о чем Вы мечтаете? Я отвечаю, что мечтаю о том, чтобы Чайковский, Брамс, Рахманинов, Прокофьев, Шостакович сочинили концерт для альта! А потом я подумал, что Шнитке для меня написал же гениальный концерт. Я дождался! И Софья Губайдуллина написала не менее гениальный концерт. Потом «Стикс» от Гия Канчели. И Александр Чайковский написал замечательный концерт. А Ростропович сказал мне, что я много играю современной музыки, написанной для меня. Перестанешь играть — перестанут писать. На каждые 10 написанных произведений — 3 будут талантливых, или даже 1 талантливое. И тебе надо играть их, чтобы другие композиторы продолжали сочинять. И я с ним согласен».

Увертюра к опере «Сорока-воровка» Джоакино Россини прозвучала столь празднично, что снова напомнила о дне рождения маэстро. Но Башмет совершенно не собирался повышать градус.

«Для Ростроповича я придумал тезис, что надо проснуться и жить с радостью. Я был студентом Московской консерватории, а Ростропович окончательно уезжал на Запад. Он устроил прощальный концерт с оркестром Московской консерватории, где я играл. Солировал Ростропович, большой зал консерватории. В минорной вариации Чайковского после паузы должны вступить альты. А я сидел прямо за его спиной, и видел невероятно красивые пальцы Ростроповича. Он божественно играл. Я так увлекся, что забыл вступить. Но главное, что все мои коллеги тоже не вступили, вся группа альтов! И вот этот гений поворачивается резко, смотрит прямо на меня, продолжает тянуть длинную ноту, а другим пальцем дотягивается до другой струны, и начинает играть партию за группу альтов! Я просыпаюсь, подхватываю… В общем, я думал — Сибирь. Это был 1972 год, наверное. Ну все, думаю, - исключение из консерватории, или куда там меня отправят. Но зал аплодирует, овации… Он кланяется, но проходя мимо меня, говорит: «Альты совсем заснули!». Я сижу с зеленого цвета лицом, он возвращается на поклон, и говорит мне: «Если музыку не знаешь, надо уметь считать!». В общем, он ходил 8 раз. И что-то каждый раз говорил. А потом все понял. Видимо, увидел мое лицо, мои глаза. И сказал: «Не переживай. Еще вместе поиграем! Всякое же бывает...» К восьми утра там была уже любовь. Так мы с ним лично познакомились».

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Весьма уместно прозвучала первая часть «Героической» симфонии №3 Бетховена. Как и Adagio cantabile из Первой симфонии Чайковского «Зимние грёзы». Нежно и чувственно. А как же эмоционально прозвучала первая часть Прокофьева «Ромео и Джульетта». В этот вечер музыканты звучали на голову выше, чем обычно, кажется. И переложение любимого Башметом «Стикса» Гия Канчели на оркестр без хора прозвучало жалостнее, кажется. Тоже импровизация.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Завершался концерт видео-благожеланиями от семьи: жены, детей и внуков. Трогательно. А концерт завершало не менее трогательное Адажио из «Спартака» Арама Хачатуряна. Кстати, почти впервые на день рождения Юрия Башмета не приехал ни один иностранный артист. Все проведено силами «Новой России» и «Солистов Москвы», а также дочери Ксении Башмет. Но разве это удивительно в текущей истории?

Ксения Башмет и Юрий Башмет
Ксения Башмет и Юрий Башмет

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Михаил БРАЦИЛО

02/12/2022 - 04:21   Classic   Концерты
В лютеранском соборе Петра и Павла, что на Китай-городе, стартовал IX рождественский фестиваль «Адвент». Начали с Мендельсона.

А что такое Феликс Мендельсон? Он родился в Гамбурге, семья переехала в Берлин, предала воззрения деда Мендельсона еврейского философа Мозеса Мендельсона, и приняла лютеранство. Уже с 9 лет Мендельсон начал активную карьеру как пианист и дирижер. В рамках фестиваля «Адвент» сыграли не особо очевидные 5-ю и 2-ю симфонии Мендельсона.

ГАСО им. Светланова
ГАСО им. Светланова

И тут штука в том, что 5-я «Реформационная» симфония была посвящена 300-летию Реформации в Германии, а Мартин Лютер не просто перевел Библию на обычный немецкий язык, но и написал немало текстов, которые использованы у Мендельсона. Несмотря на нумерацию, симфония №5 была дебютной для Мендельсона, и он написал ее всего в 23 года, и это заметно. Для лютеранства 5-я симфония очевидно значима, но с точки зрения музыки симфония заметно сыровата, дроблива, рассыпчата по композиции.

Олег Романенко
Олег Романенко

ГАСО им. Светланова под управлением креативного Олега Романенко был максимально экспрессивен, но играть было почти нечего. Начинается мелодия — и обрывается. Начинается мрак — и оканчивается. Оркестру ничего было спасать. Романенко был снова хорош, но…

Олег Романенко
Олег Романенко

Симфонии разбавили органом, а он в соборе Петра и Павла очень хорош. Первую минорную часть Третьей сонаты для органа соло Мендельсона сыграл титулярный органист папской Базилики в Мадриде Святого Михаила Даниэль Сальвадор. Он был техничен, но очень уж предсказуем. Ну вообще ни одной неожиданной трактовки. Органист хороший, но хорошо бы удивлять хоть чем-то.

Лилия Гайсина
Лилия Гайсина

А вот 2-я симфония Феликса Мендельсона (написанная на 8 лет позднее 5-й) — это признанный шедевр. Известна также как «Хвалебный гимн». Она сложна, она включает в себя кантату (и тут очень пригодился великолепный хор им. Свешникова), тут же орган, и два солирующих сопрано и один тенор (Лилия Гайсина, Михаил Нор и солистка хора Свешникова Гиляна Дорджиева).

Михаил Нор
Михаил Нор

Очевидно, что 2-я симфония куда более отрефлексирована и принята, все ее патетики и пафос уложены в стройное русло. А знаменитым и самым лучшим в России духовым секциям ГАСО (что уж скрывать) есть, чем заняться. Дирижер Олег Романенко был максимально экспрессивен, чтобы вытащить из 2-й симфонии Мендельсона максимум смыслов и эмоций. Он взмок даже гораздо раньше музыкантов. Он нес лютеранские ценности в этой музыке, и в контексте это было даже гораздо важнее.

Фестиваль «Адвент» открылся феноменальным концертом со спорным Мендельсоном. А дальше будет Бах. Кажется, это вызов.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

27/11/2022 - 05:30   Classic   Концерты
В Евангелическо-лютеранском кафедральном соборе Святых Петра и Павла, что на Китай-городе, прошло представление «Реквиема» Моцарта с участием МГАСО, Русского хора имени А. В. Свешникова и приглашенных солистов.

А кто приглашенные солисты? Лилия Гайсина (сопрано), Анастасия Бондарева (меццо-сопрано), Михаил Нор (тенор), Олег Цыбулько (бас). Имена именитые.

Моцарт был католиком, а не лютеранином. Но именно представления заупокойной мессы Моцарта выглядит максимально аутентичными в этом красивейшем лютеранском соборе Москвы. К тому же добавляется видеоряд — фрески и картины времен Возрождения на библейские темы, и он проецируется на купол собора.

«Реквием» Моцарта
«Реквием» Моцарта

Московским государственным академическим симфоническим оркестром (чуть урезанным по случаю) дирижировал известный по сотрудничеству с МГАСО и основанным им благотворительным фондом Collegium Musicum Олег Романенко. «Реквием» исполнил во второй редакции Франца Байера (2006), собственно, Романенко и был главным пропагандистом этой редакции в России. Зрители больше привыкли к старой версии Франца Ксавера Зюсмайера, ученика Моцарта, дописавшего неоконченный из-за смерти шедевр Моцарта. Честно говоря, тут дело вкуса. У Зюсмайера все более эмоционально и он ученик Моцарта, лично присутствовавший при работе над «Реквиемом». У Байера все выдержано более аутентично по-моцартовски, но менее ярко, как мне кажется. А может, это просто дело привычки.

В любом случае, это выглядело трагично и чувственно, как и подобает последнему творению Моцарта, ставшего весьма религиозным в последние годы жизни (а прожил-то он всего 35).

Нельзя не упомянуть весьма эксцентричную историю «Реквиема». Которую Моцарту заказал некий «черный человек», по Пушкину, в итоге оказавшийся слугой графа Франца фон Вальзегга, забавлявшегося покупкой у композиторов произведений, который он впоследствии выдавал за свои. Если бы сам Моцарт узнал об этом, вряд ли он написал бы столь мощный и трагический гимн бессмертию.

Олег Романенко энергично управлял всем происходящим, а даже когда не управлял, отвлекаясь, например, на оркестр и оставив хор Свешникова без внимания, хор вообще не замечал этого. Они «впеты», они много раз пели «Реквием», и вся динамика у них отработана до автоматики.

После первой части Requiem aeternam неопытные зрители попытались похлопать. Олегу Романенко это активно не понравилось, и он тут же вовсе отказался от пауз между частями, и даже немного ускорил темп. Большой вопрос — стоит ли исполнять «Реквием» Моцарта без пауз. Мне кажется, они создают какие-то трагические цезуры между частями, и к тому же выгодно оттеняют каждую из частей. А иначе все немного сваливается в общую кучу. Это не критика, просто замечание на полях дневника.

А солисты были откровенно хороши. Ладно бас Цыбулько, который отпел этих «Реквиемов» на десять жизней. Но каковы же сопрано Лилия Гайсина и меццо Анастасия Бондарева! Безупречное интонирование, чистейший полетный тембр, идеальное попадание в материал. Тенор Михаил Нор при первом включении вызвал некоторые опасения из-за чересчур плачущей интонации и пения вообще всех фраз на «у». Но затем выправился, и превосходно допел до конца. Блистательный квартет.

Что касается урезанного оркестра, а Моцарт сам убрал из него флейты, гобои, кларнеты и валторны, - МГАСО был хорош. Неудобство доставляли разве что тромбоны, попадавшие в ноты и тембр с частотой телелотереи. Ну, с медью у нас вечные проблемы… А вот деревянные духовые были отменно хороши. Не говоря уж о струнных. Оркестр вынес испытание с честью.

Вадим ПОНОМАРЕВ

26/10/2022 - 06:04   Classic   Концерты
В Челябинской области прошел юбилейный V фестиваль Юрия Башмета. Зачем Юрий Башмет прыгал, как кенгуру, сколько его музыкантов мобилизовали, и чему Башмета научил Гедеон Кремер.

Этот фестиваль на Южном Урале очень мобилен. Каждый год его география меняется, оставляя неприкосновенным разве что столицу Челябинск. В этом году дали концерты в Миассе, Магнитогорске и закрытом военном городке Трехгорный. А до этого были Троицк и Сатка. Но год назад случилось знаковое событие: Юрий Башмет подписал соглашение об открытии Детской филармонии в Челябинске, над которой взял шефство. Заброшенка на окраине города превратилась в прекрасного лебедя: чудный зал с креслами-трансформерами (чтобы малыши удобно все видели), студия звукозаписи, несколько репетиционных, нотная библиотека. А самое главное, что весь год сюда приезжали из Москвы первоклассные педагоги, которых отправлял Башмет, в том числе из «Солистов Москвы». И появился Детско-юношеский симфонический оркестр!

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Пожалуй, появление Юрия Башмета на репетиции Детско-юношеского оркестра стало эмоциональным эпицентром всего фестиваля. Сначала великий альтист попросил сыграть оркестр, что уже готово. Затем сам полез на сцену, хотя ему было подготовлено место в центре зала. И принялся работать с оркестром, который ну очень уж явно был зажат и закомплексован появлением Башмета. Сначала рассказал о разнице между диминуэндо и крещендо, и попросил сыграть с усилением и ослаблением громкости звука. А затем и вовсе стал прыгать на сцене, изображая старого больного кенгуру! Его он увидел в Австралии на гастролях, и показывал эти тяжелые одиночные прыжки с целью объяснить, как тяжко и без дыхания играет сейчас оркестр. Дети засмеялись, и очень скоро все изменилось. Буквально за час Башмету удалось кардинально изменить звучание всего оркестра.

А журналисты тем временем терзали Башмета коварными вопросами о том, сколько музыкантов его оркестров мобилизовали на фронт.

«Ни одного не мобилизовали. Но это не заслуга министерства культуры или министерства обороны. Кто-то бегал… Одного нашего дирижера не должны были мобилизовать, но пришли в 6 утра с повесткой, он ее в руки не взял. А потом стал жить в другом месте. Теперь разобрались с этим, и он может жить дома. Ну конечно, мы все ходим под этим. Я написал очень серьезное и, мне кажется, удачное письмо Шойгу. В нем объяснил, что если не дай Бог все будет всерьез — конечно, мы все пойдем на фронт. И неважно, какой возраст, стрелял или не стрелял. Мы же все помним Великую Отечественную войну, не одну тысячу концертов дали музыканты для солдат на передовой. Известна история Давида Ойстраха, который приехал давать концерты в блокадный Ленинград, и он попросил скрипку привязать к шине, чтобы инструмент был максимально защищен», - терпеливо вспоминал Юрий Башмет.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Открытие фестиваля 20 октября и закрытие 23 октября знаменовали два полюса: западнические консерваторы Бах и Бриттен против виртуозных пассажей Чайковского и Гайдна. В Магнитогорске и Миассе программа повторялась, вбирая в себя больше из программы закрытия, а тут и киномузыка Такемицу, и виртуозный «Венецианский карнавал» Арбана для трубы Александра Рублева, и очень полюбившийся зрителям «Русский танец» Чайковского в исполнении Валерии Абрамовой, бывшей участницы Всероссийского юношеского оркестра Башмета, а ныне солистки.

«Мы часто играем сейчас «Русский танец» Чайковского, здесь его играет Лера Абрамова. Она только что стала лауреатом конкурса в Венгрии, вторую премию взяла. И сказала, что была счастлива играть с прекрасным венгерским оркестром русскую музыку. Петр Ильич Чайковский уже написал балет «Лебединое озеро», а в это время началась очередная война с Турцией. И тогда Чайковский уже в готовую партитуру балета добавил вставным номером «Русский танец» для поднятия патриотического духа. Он был патриот!», - говорит Юрий Башмет.

Валерия Абрамова была сдержанна и может быть слишком педантична для солистки, но прозвучал «Русский танец» именно душевно и глубоко, чего и требовал Башмет. Еще один Петр Ильич прозвучал в исполнении «Солистов Москвы», и тоже неоднократно. Есть даже история, как это случилось.

«Режиссер Алексей Смирнов недавно снова попросил меня записать музыку Чайковского для своего фильма, и прислал мне музыку, которую хотел бы там услышать. А я ее не знал, к своему стыду, это Анданте из Струнного квартета №2. Нашли в интернете, я послушал, и эта мелодия взяла меня за душу. И теперь мы везде это Анданте играем, наигрываем, оно постоянно у нас в программе концертов. Эту мелодию Щедрин взял в «Анну Каренину», многие ее там услышали. Мы же играем ее по партитуре Чайковского».

Щемящая красивая мелодия и блистательные «диминуэндо и крещендо» с акцентами от «Солистов Москвы». Таким получилось это Анданте. Да и любимая Сюита в старинном стиле «Из времен Хольберга» Грига, которую в последние годы Башмет играет очень часто, тоже в этом контексте получилась весьма уместной. Публика жарко аплодировала.

Юрий Башмет и «Солисты Москвы»
Юрий Башмет и «Солисты Москвы»

«Там, где нас ждут и хотят, - там надо быть. Этому меня научил Гедеон Кремер. Он мне сказал, что надо ехать туда, где тебя любят и ждут. Я спросил его, как же они обо мне узнают, если я там еще не играл. А я тогда выиграл конкурс Чайковского, но концертов не было. И Кремер дал мне контакты худрука Таллинской филармонии: он тебя возьмет. И я сыграл концерт в ратуше, и скоро вся Прибалтика знала про меня. А я даже не знал, что среди музыкантов концерты в Прибалтике были VIP-зоной, там играли не все. Меня приняли и Таллине, и в Риге, и в Вильнюсе», - делится опытом Юрий Башмет.

Юрий Башмет и Ксения Башмет
Юрий Башмет и Ксения Башмет

Были и спорные трактовки, куда без них на большом фестивале. Пианистка Ксения Башмет уверенно, но как-то очень «бесстильно» сыграла Концерт №1 Баха. Порою казалось, что это и не Бах вовсе. «Отражения» Бодрова, которые по сути череда стилизаций 24 каприса Паганини в манере Бетховена, Брамса, Чайковского, Прокофьева и Берга, - откровенно вторичны и к тому же явно непонятны слушателям без серьезного бэкграунда, отличающим стилистики Берга от Брамса. «Кто поймет, а кто-то не поймет, но с удовольствием послушает», - благодушно ответил Башмет на высказанные мною опасения.

Жаля Исмаилова
Жаля Исмаилова

Фестиваль в Челябинской области продолжает называться международным, несмотря на текущую ситуацию. Формально дирижер Фредди Кадена, управлявший Челябинским симфоническим оркестром и Русским народным ансамблем «Россия» имени Людмилы Зыкиной — из Эквадора. Вот и международный. И неважно, что с момента учебы в Московской консерватории Кадена живет и работает в России, в том числе штатным дирижером в той же «Новой России» Башмета. Кстати, Башмет уже пообещал иностранных гостей на своем любимом детище — Зимнем фестивале в Сочи.

«С 16 по 26 февраля состоится Зимний фестиваль в Сочи. Что касается зарубежных гостей, то из Китая или Кореи, и других дружественных стран будут. У нас был случай, когда кореянка добиралась до Сочи 30 часов, но все-таки доехала».

Максим Пастер
Максим Пастер

Помимо очевидно прекрасных в любом качестве «Солистов Москвы», внимание привлекли ведущие солисты. Максим Пастер на открытии спел «Озарения» Бриттена, не в первый раз, и это очень основательная и непростая работа. Актер Сергей Шакуров впервые читал текст в «Слово о полку Игореве» Александра Чайковского, и выглядело это свежо и своеобразно.

Сергей Шакуров
Сергей Шакуров

Трубач Александр Рублев, тоже выпускник ВЮСО Башмета, сыграл сложнейший «Венецианский карнавал» Арбана на фестивале трижды, и каждый раз с огромным успехом (хотя расти ему еще есть куда). А на закрытие фестиваля приехал пианист Дмитрий Маслеев, победитель конкурса Чайковского 2015 года, и крайне эмоционально исполнил виртуозный Концерт №11 Гайдна. Да, не всегда это звучало как Гайдн, а иногда как поздний Бетховен или Моцарт и другие венцы, но это имеет право на жизнь. Каденции были совсем уж восхитительны. Сопрано Жаля Исмаилова спела два романса Чайковского в инструментовке Вязова для голоса с оркестром, тут все было мило, но все-таки спорно.

Дмитрий Маслеев и Юрий Башмет
Дмитрий Маслеев и Юрий Башмет

ВЮСО — одно из самых главных событий для Юрия Башмета, и он очень трогательно рассказывал, как выпускники Юношеского оркестра разлетаются из него во взрослую жизнь.

«Конечно, мы своим помогаем, ведь у нас неизбежны ротации, и юные музыканты выходят в собственную жизнь. Ударница наша послала запись в Швейцарию, и ее взяли туда учиться. У нас есть юные музыканты, но основной возраст 14-20 лет. И мы берем маленьких, и сажаем как стажеров в оркестровые группы, где есть музыканты постарше. И маленькие учатся у них в процессе. У меня в «Новой России» валторнистка, скрипка, флейта и ударные - выпускники из Юношеского оркестра. Кто-то съездил к Курентзису, кто-то работает у Спивакова и Гергиева. Сначала я переживал, что забирают. А теперь думаю, что для этого мы все и делаем! Это наша цель и есть, хотя иногда больновато ощущается».

Дмитрий Маслеев, Александр Рублев, Жаля Исмаилова, Юрий Башмет и Валерия Абрамова на закрытии фестиваля
Дмитрий Маслеев, Александр Рублев, Жаля Исмаилова, Юрий Башмет и Валерия Абрамова на закрытии фестиваля

А под конец директор «Русского концертного агентства» Дмитрий Гринченко раскрыл сразу две эксклюзивные новости из будущего.

«На Московском зимнем фестивале главной театральной премьерой станут «Живые и мертвые» по второй книге Константина Симонова о Сталинградской битве. Музыка будет написана оригинальная, композитора пока не раскрываем, актеров тоже. Будет задействована Полина Агуреева, это все, что пока можем сказать. Кроме того, летом будут два опен-эйр фестиваля в новых точках по России, пока эти города мы не раскрываем».

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Людмила Ковалева, Надежда Пелымская / Челябинская филармония

16/10/2022 - 04:36   Classic   Концерты
Пианист и композитор Игорь Яковенко представил в пространстве «Море музыки» вечернего «Москвариума» на ВДНХ абсолютно новую программу «Негативная Диалектика» с участием квартета OpensoundOrchestra.

Игорь Яковенко — музыкант сегодняшнего дня. Отучился пару лет в Московской консерватории на факультете исторического и современного исполнительского искусства, а затем перевелся к Игорю Брилю на факультет джазового фортепиано.

«Забросил клавесин и начал заниматься только джазом», - как говорит сам Яковенко.

Сейчас у него и сугубо джазовые программы по клубам, и собственные неоклассические произведения, проходящие по устаревшему уже понятию «третье течение». Да и музыкальной журналистикой он занимается, так что коллега. Автор оперы «Виновны!» для театра Станиславского и Немировича-Данченко, и издается на уважаемом лейбле Fancymusic.

Игорь Яковенко
Игорь Яковенко

Новая программа «Негативная Диалектика» на фоне плавающих в аквариуме косаток, состоит, кроме заглавной композиции, из неизданных пока пьес весьма расслабленного и атмосферного содержания: Багатель, Элегия №1 и №2, Le, Процесс, Предчувствие и др.

Солирующую роль Игорь Яковенко неизменно оставляет себе за роялем. Релакс-музыка полна атмосферными пассажами и почти джазовой импровизацией. Роль академического квартета OpensoundOrchestra из двух скрипок, альта и виолончели заключается только в поддержке солирующего фортепиано, своих соло или хотя бы каденций им не досталось вовсе.

Игорь Яковенко и OpensoundOrchestra
Игорь Яковенко и OpensoundOrchestra

Это звучит как очень качественная буржуазная музыка. И не случайно, что в «Москвариуме» оказались заполнены только самые дорогие сидячие места за столиками, - стоячих просто почти никто не купил. Это комфортная для слушателя музыка, она не требует пристального внимания, достаточно быть «на волне».

Игорь Яковенко явно не готов производить «музыку для супермаркетов», он активно педалирует сломы эмоций, как в Le (посвященной специфической архитектуре Ле Корбюзье), или тщательно препарирует смены состояний, как в «Процессе». Но комфорта слушателей это не задевает. Яковенко следит за акустической гармоникой, - никаких диссонансов и жестких интервалов, только сладкие переливы нот и классические гармонии. Яковенко явственно хочет доставить зрителю удовольствие, и это у него получается.

Игорь Яковенко
Игорь Яковенко

Новая программа Игоря Яковенко очень хороша как для джаз-клубов, так и респектабельных корпоративов. Забавно, что я так и не услышал в ней отголосков недавних релизов «The Music Machine» или «False Sonatas» (посвященного Бриттену) с куда более «вдумчивыми» композициями. Видимо, Яковенко ищет удобный формат для коммерческих выступлений.

Что ж, он его нашел.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

10/07/2022 - 05:23   Classic   Рецензии
Григорий Соколов — не только гениальный, как многие считают, пианист. Но еще и человек, который почти не давал интервью, не записывал студийных (фондовых) альбомов. Книга о нем невозможна, и все-таки она вышла.

Книгу «Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста» написал музыкальный критик Владимир Ойвин, который прошел свой путь от недоверия к творческому методу Соколова до постижения и принятия его, имел пару-тройку (и это очень много!) интервью и бесед с Григорием Соколовым, написал множество рецензий на его сольные концерты, а теперь взял и сложил все воедино. И свои статьи, и другие статьи, и негативные рецензии, и позитивные рецензии. Получилось все настолько увлекательно, настолько объемно, о что о принципиально молчащем много лет Соколове можно сложить свое мнение. И это жирный плюс.

«Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста»
«Григорий Соколов: штрихи к портрету пианиста»

Сам Ойвин в эпитетах не стесняется: «Великому пианисту второй половины ХХ — первой половины XXI века Григорию Соколову 18 апреля 2020 года исполнилось семьдесят лет». Впрочем, и слово «гений» он употреблять не стесняется. И тому есть основания. Пианист Григорий Соколов, на секундочку, победил на конкурсе им. Чайковского 1966 года в возрасте 16 лет, когда он был девятиклассником (!) в школе при Ленинградской консерватории. А жюри конкурса пианистов возглавлял Эмиль Гилельс. Автор убедительно развенчивает легенду о том, что лично Гилельс пролоббировал победу Соколова, указывая, что 16 из 21 членов жюри проголосовали за Соколова.

«Незаметно пришло осознание, что мы живём в одно время и рядом с великим пианистом, место которого в ряду с такими гигантами, как Гленн Гульд, Артуро Бенедетти Микеланджели, Артур Рубинштейн, Владимир Горовиц, Мария Юдина, Эмиль Гилельс, Святослав Рихтер», - пишет о Соколове Владимир Ойвин.

Соколов живет в итальянской Вероне и вообще не играет концертов в Москве и Великобритании. Как выясняется из книги, причиной нелюбви к Москве стал скандал с 45 минутами для репетиции Соколова, выделанные ему в БКЗ в 1998 году (при том, что обычно ему нужно трое суток). Скорее, даже последней каплей - ранее он обижался на неблагожелательную реакцию москвичей в ответ на его победу в Конкурсе им. Чайковского. А к Великобритании у него неприязнь из-за неудобного порядка оформления рабочих виз.

Ойвин подробно рассказывает о внимательности Соколова к звучанию рояля Steinway именно гамбургской фабрики, о его любимом настройщике Евгении Артамонове, о познаниях Соколова в области настройки роялей, о «рваном» исполнении произведений глухого Бетховена, о нелегкой работе слушать Соколова вообще, о невероятной эрудированности пианиста, об отношении к Urtext’у, и неизбежных сравнениях с Гленном Гульдом. Книга дополнена известными интервью Соколова передаче «Царская ложа» и «Камертон» телеканала «Культура», а также газете Die Zeit, «Pianoфорум», «Коммерсант» и статьями самого Соколова.

Каждый, кто слышал Григория Соколова, наверняка обратил внимание на специфическую манеру его исполнения, - он очень уж замедленно играет все, смакует каждую ноту композитора. Где другой сыграл бы виртуозным престо, Соколов даже вопреки воле композитора играет осмысленным аллегретто. Ойвин находит объяснение:

«Совершенство его пианизма в любых его проявлениях: будь то точность донесения текста, динамические оттенки, выверенность и убедительность темпов, блистательная мелкая техника, чёткая артикуляция каждого звука в самых стремительных пассажах, и т. д.».

Ценно в книге доступ к иным мнениям. Скажем, нашумевшая в свое время рецензия Петра Поспелова в «Русском Телеграфе» 1998 года тут тоже есть.

«Таков же и стиль его собственной игры, оригинальный без претензии на оригинальность, нецитатный, не знающий ничего о чужих манерах и тем более заслугах — лишённый всего того, что мы так ценим, к примеру, в игре Алексея Любимова. И, разумеется, совершенный в своей акустической красоте. Таков же и стиль его собственной игры, оригинальный без претензии на оригинальность, нецитатный, не знающий ничего о чужих манерах и тем более заслугах — лишённый всего того, что мы так ценим, к примеру, в игре Алексея Любимова. И, разумеется, совершенный в своей акустической красоте».

Но есть и довольно критическое обсуждение Поспелова на форуме ClassicalForum.

Более объемной книги о Григории Соколове в мире просто нет. Владимир Ойвин проделал огромную работу, и теперь это главная книга о Соколове. Каждый найдет в ней что-то свое.

Купить: Лабиринт | Альфа-книга | «Москва» | Библио-Глобус | CDVPODAROK

Вадим ПОНОМАРЕВ

04/07/2022 - 05:41   Classic   Концерты
Специально и эксклюзивно для фестиваля Чайковского «Геликон-опера» подготовила необычную концертную программу «Планета «Чайковский»: хлеб, любовь и смерть».

«Эта концертная программа сделана специально для фестиваля Чайковского в Клину. Контекст нам дают все события, что происходят сейчас в стране и в мире. Поэтому мы назвали программу «Планета «Чайковский»: хлеб, любовь и смерть». Это программа от «Геликон-оперы», в которой режиссура, сцендвижение и вокал не уступает музыке, при всем уважении к коллегам. Это характерная черта «Геликон-оперы». Мы хотим сказать, что Петра Ильича отменить невозможно, как бы того кому не хотелось. Он уже стал событием всемирного масштаба, так что сиюминутные политические желания абсолютно не властны над любовью миллиардов людей», - говорит режиссер программы Сергей Новиков.

Необычность в том, что первое отделение состоит из фактически политических высказываний Чайковского об истории и особенности России, собранное из опер «Мазепа» и «Опричник», умело переплетенных. На видеоэкранах мелькают годы и главные события в те годы, причем в обратном порядке, от нашего времени и вплоть до XVIII века, удивительно по атмосфере совпадающие с хоровыми и оркестровыми пассажами из относительно малоизвестной оперы Чайковского «Черевички». А второе — мост в Европу, другая ипостась Чайковского, много жившего в Италии и других европейских странах.

Программа — по сути яркое высказывание про особый путь России и неизбежность краха «культуры отмены» в отношении Чайковского и российской музыки в целом.

«Про отмены. Недавно я был в Швейцарии, пел оперу «Мазепа». Ее отменили. Так и я попал под отмены. Было очень обидно, потому что мы долгое время репетировали, целых четыре недели ежедневные репетиции. И обидно, поскольку это относится к твоей стране. Я патриот, я люблю свою Родину, и Чайковский для меня — это что-то особенное. Это душа нашей музыки. Это целая планета, что нашло отражение в названии этой программы. Мы все равно победим, и Чайковский будет везде. Гениальную музыку нельзя отменить, миссия невыполнима. Сейчас у многих русских артистов отменились контракты, потому что театры требуют публично высказать позицию. Знаю, что большинство наших артистов — молодцы, они патриоты, и они держат позицию за Россию. Это здорово», - говорит баритон Алексей Исаев.

Сцена клятвы из оперы «Опричник». Иван Гынгазов (Андрей Морозов), Алексей Тихомиров (князь Жемчужный) и Виктория Войтенкова (Михайловский театр)
Сцена клятвы из оперы «Опричник». Иван Гынгазов (Андрей Морозов), Алексей Тихомиров (князь Жемчужный) и Виктория Войтенкова (Михайловский театр)

Дорожка у России извилистая, если судить по программе. Темные годы сменяются надеждами на рассвет, поселянки бегают со счастливыми улыбками по травке, тут же льется кровь под пытками опричников, от сына убитого требуют отречься от собственной матери, а философские вопросы измены и предательства под темным украинским небом близ Диканьки обретают вполне себе житейское воплощение.

Дирижер Филипп Селиванов
Дирижер Филипп Селиванов

Свежеиспеченный победитель конкурса Рахманинова 2022 года Филипп Селиванов уверенно дирижирует пластичным по звуку оркестром «Геликон-оперы». Никаких провисов по динамике или звучании отдельных оркестровых групп нет в помине. Хор тоже хорош, придраться можно разве что к дикции, но на этот случай на экран весьма уместно выводится текст, который поется в данную минуту.

Сцена пытки Кочубея
Сцена пытки Кочубея

В «темном» первом отделении приковывает внимание сцена пытки Кочубея (Михаил Гужев) из «Мазепы», где Орлик в убедительном исполнении Алексея Тихомирова исполосовывает грудь Кочубея саблей в рисунке логотипа запрещенного в РФ национального батальона «Азов». Напомним, что с точки зрения Пушкина Мазепа был предателем, который пытался через шведов отколоть Малороссию от России, но Петр I не поверил Кочубею и отдал его на пытки Мазепы и Орлика, а затем и казнь. То есть украинский националист Орлик чертит лого «Азова» на теле патриота России Кочубея в качестве пытки.

Иван Гынгазов (Искра) и Михаил Гужев (Кочубей)
Иван Гынгазов (Искра) и Михаил Гужев (Кочубей)

Второе «европейское» отделение после очевидного «Итальянского каприччио» (эффектно сыгранного) продолжается неочевидным… «Лакме» Делиба. Да, Чайковский весьма ценил балетную и оперную музыку Лео Делиба: ««...после Бизе считаю его самым талантливым...». Но контекст носит и политический характер: «Лакме» Делиба почти не исполняется в англосаксонском мире, поскольку повествует о зверствах англичан в Индии. Браминов привязывали к пушкам, и стреляли, чтобы смешать останки с трупами низших сословий, и максимально унизить индусов. В Евросоюзе постарались быстренько забыть эту «случайную» историю, а вот во Франции эту историю (и Делиба с «Лакме») очень даже помнят. Говорят, Чайковский тоже недолюбливал англосаксов. Так вот, невиданное дело, но «Геликон-опера» устами ведущих концерта даже прорекламировал (!) грядущие показы «Лакме» Красноярской оперы на сцене Большого театра 31 июля и 1 августа.

Голоса Ивана Гынгазова (Джеральд) и Анны Гречишкиной (Лакме), к слову, прекрасно сливались. Означает ли это, что «Лакме» вскоре появится в репертуаре «Геликона» - вопрос открытый.

Ольга Толкмит (Иоланта)
Ольга Толкмит (Иоланта)

А после привычного дуэта из «Иоланты» в роскошном исполнении Ольги Толкмит и Петра Морозова — еще один сюрприз. Концерт завершился… кантатой «Москва» в оригинале, той самой для коронации императора Александра III. После перечислений основания Москвы, татарского ига, собирания земель русских воспевается скромность царя «Ибо дорог мне не земной почет, а Христов венец». Более имперской музыки поди поищи. На фразе всей хоровой мощи «Пали два Рима, третий стоит, а четвертому не быть!» над сценой вспыхнул фейерверк, намекая на то, что точно четвертому не бывать. И точка.

«Пали два Рима, третий стоит, а четвертому не быть!»
«Пали два Рима, третий стоит, а четвертому не быть!»

После чего повторения майковских фраз:

Слава Богу на небе, слава!
Государю нашему на земле, слава!
Государыне супруге Его, слава!
Государю Наследнику, слава!
Всему царскому дому Его, слава!
И всему Его народу, слава!
Его верным слугам, слава!
И гостям именитым, слава!

… прозвучали весьма верноподданнически и даже ура-патриотично. И для государя, и для государыни, и для наследника, и для всего царского дома и верных слуг его. Кто бы они ни были.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Михаил БРАЦИЛО

02/07/2022 - 05:35   Classic   Концерты
VIII международный опен-эйр фестиваль искусств П.И. Чайковского открылся в Клину концертом Дениса Мацуева и оркестра «Новая Россия» п/у Юрия Башмета.

Почти все концерты фестиваля проходят на открытой площадке, во внутреннем дворике музея-заповедника Чайковского. Именно тут находится самая полная коллекция рукописей нот и личных вещей Чайковского, собранная его братом и автором либретто «Пиковой дамы» и «Иоланты» Модестом. Именно здесь Чайковский провел последние годы жизни и написал великую Шестую симфонию. Один из концертов пройдет в усадьбе Майданово, где Чайковский работал над симфонией «Манфред» и оперой «Чародейка».

Денис Мацуев, Юрий Башмет и министр культуры и туризма Московской области Василий Кузнецов
Денис Мацуев, Юрий Башмет и министр культуры и туризма Московской области Василий Кузнецов

«Я из-за Шестой симфонии Чайковского ушел из рока в классику. Я тогда играл на гитаре, и когда я услышал Шестую симфонию, я не понимал, что со мной происходит. Я влюбился в нее страшно, и ночью я понимал, что чем-то заболел. И на следующий день я понял, что заболел Чайковским. Кстати, на второй стороне той пластинки была запись Второго концерта Рахманинова для фортепиано с оркестром, Рудольф Керер, дирижер Мравинский. И этот концерт Рахманинова я каждый раз переживаю, как тогда. Потому что это было мощно, точно, эмоционально, живо. С душой. Так играл сам Рахманинов», - сказал Юрий Башмет.

Билеты на концерт, к слову, разлетелись в Клину за 10 минут. И в виртуальной очереди на свободные места еще 300 человек числилось, но увы.

Фестиваль Чайковского в Клину
Фестиваль Чайковского в Клину

На вопрос о культуре «отмены» русской культуры в Европе и США Юрий Башмет ответил так:

«Тот человек, который отказывается от Чайковского, - он лишается души и сердца. Мы же не отказываемся играть Шопена, потому что мы не идиоты. Они передумают», - уверен Юрий Башмет.

«Чайковский и Рахманинов будут звучать всегда», - добавил Денис Мацуев.

Денис Мацуев
Денис Мацуев

Пианист Денис Мацуев солировал во Втором концерте для фортепиано с оркестром Рахманинова, одного из любимых его композиторов. Играл без нот, наизусть.

«Я буду играть Второй концерт Рахманинова, я сыграл его уже более 200 раз. Я уже выучил его наизусть. Мы играли этот концерт уже во многих залах, но я никогда не забуду пение оркестра в тот момент, когда игрался этот концерт. То, как можно играть это, непередаваемо словами. Рахманинов и Чайковский - две наши глыбы. На конкурсе Рахманинова я слышал интерпретации молодых музыкантов, и они всегда заряжали меня. Я очень благодарен конкурсу Рахманинова», - сказал Мацуев.

Это было практически эталонное исполнение Рахманинова. Гигантский размах интонирования, от пиано до фортиссимо, от интимности до гимновости. Оркестр под чуткой рукой Башмета то вздыхал в одном дыхании с Мацуевым, то солировал.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Уже без Мацуева оркестр «Новая Россия» исполнил Первую симфонию Чайковского. И тут все было гладко, особенно по струнным. Немного резали слух духовые, особенно туба. Но в целом случилось гармоничное и деликатное исполнение.

Фестиваль продолжится музыкально-драматическим действом «Евгений Онегин» с вокалом Жали Исмаиловой, Ирины Шишковой, Сергея Романовского, Алексея Исаева, Олега Цыбулько и чтением Константина Хабенского и Ольги Литвиновой.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото предоставлены пресс-службой фестиваля

30/06/2022 - 04:37   Classic   Концерты
«Геликон-опера» возродила «Аиду» Верди в новой редакции, сделав акцент на теме войны и предательства.

Геликоновская «Аида» образца февраля 1996 года была очень громкой и неоднозначной премьерой. Тогда «Геликон» работал на небольшой сцене ДК «Медиков», и смелость Бертмана резалась габаритами сцены, но концентрировалась в сугубо «античных» профилях и золотистостях, разбавляясь абрисами гробов, пирамид и почему-то скелетами Кащея. К тому же тогда у «Геликона» почти не было фундаментальных голосов, на которых принято строить «Аиды» в больших и малых театрах.

«Все приходили смотреть, как мы "истязаем" оперу "Аида" Верди, которую поют всегда большие певцы, где на сцену выходят верблюды, слоны. При этом спектакль был одним из самых популярных в Москве, мы его показали в 12 странах мира и на Зальцбургском фестивале», - вспоминает Дмитрий Бертман.

Сейчас ситуация резко изменилась. У Бертмана есть голоса Ксении Вязниковой (Амнерис), Ивана Гынгазова (Радамес), Алексея Тихомирова (Рамфис), Елены Михайленко (Аида)… Я попал на состав с Ириной Окниной (Аида), Шота Чибировым (Радамес), Юлией Никаноровой (Амнерис), и они тоже прекрасно впелись. Есть новая технологическая сцена, куда он искусно интегрировал подъемники и опускатели, круговороты и 6-метровые инсталляции эстонского скульптора Тауно Кангро, игру со светом и выходы хоров в зрительный зал.

Ирина Окнина (Аида)
Ирина Окнина (Аида)

Новая «Аида» - это прежде всего шоу. При соблюдении всех оперных стандартов, конечно. Самые острые ощущение от шоу — когда в конце первого акта хоры движутся в боковые проходы зрительного зала, и с одной стороны зала требуют казни изменника Радамеса, а с другой — требуют милости и сострадания к павшим. Чудный стерео-эффект, который редко встречается в оперных залах. Более того, сверху на балконах водружены солисты, которые поют свои отдельные, и местами коварные партии.

Шота Чибиров (Радамес)
Шота Чибиров (Радамес)

Впрочем, главным сюрпризом стала увертюра, исполненная оркестром театра под управлением главного дирижера Валерия Кирьянова. Верди написал ее специально для премьеры оперы в Каире. Ее ноты геликоновцы искали через друзей по всей Италии, их прислали в Москву из дома Верди.

««Аида» – это опера, которую, мне кажется, все знаем. Но была история, что увертюра была совсем другая. И она не состоялась, потому что было недостаточно оркестровых репетиций. Верди положил эти ноты у себя на вилле, и они там лежали до 70-х годов ХХ века. С оперой это никогда не исполнялось. И впервые это будет исполнено сейчас в Москве», - говорит Дмитрий Бертман.

Она невероятно грустная, эта увертюра. Но потом разворачивается, как пружина, в очень энергетическую структуру, как огонь над казаном. Она становится прообразом всего действия «Аиды» - ведь это, по сути, история про предательство из-за любви во время войны. Камерная и очень крупным планом. Условный большой Египет воюет против условной маленькой Эфиопии. И тут любовь главного военачальника Египта Радамеса в страстном исполнении тенора Ивана Гынгазова, по сути не способного полюбить (он и в Мариинке это сейчас поет, но романтичен там). Он, по радикальной задумке Бертмана, тягает свою возлюбленную рабыню Аиду за кольцо на шее на поводке. И никак не защищает ее в нападках властной невесты Амнерис (Ксения Вязникова тут похожа на узбечку).

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

По сути, «Аида» тут — история про взаимное предательство во время войны. Радамес предает во имя любви к Аиде, а Аида предает Радамеса во имя любви к родине. Не правда ли, очень актуальная сегодня история?

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Стоит высказать претензии к оркестру театра на предпремьерном показе. Увлекаясь, оркестр уж слишком часто перебивал солистов, даже так, что их и слышно не было. Возможно, это волнения перед премьерой. Обычно так не бывает в «Геликон-опере».

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Отдельного упоминания заслуживает финал оперы. Это сцена сделана как галлюцинация Радамеса, который видит солнечные зайчики как голос уже убитой Аиды. Это очень эффектно. Думаю, новая «Аида» станет еще одним хитом «Геликон-оперы», очень посещаемым спектаклем. Премьерная серия продолжится с 29 июня по 1 июля, а также 5-9 июля.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Ирина ШЫМЧАК

21/05/2022 - 03:49   Classic   Концерты
30-летие ансамбля «Солисты Москвы» встретили специально организованным фестивалем камерных оркестров мира, причем на сцену вышло сразу 5 камерных оркестров. А программа концерта держалась в тайне.

19 мая 1992 года «Солисты Москвы» п/р Юрия Башмета впервые сыграли на сцене Большого зала Московской консерватории, а спустя 30 лет вышли на ту же сцену. Ради такого дела сделали целый фестиваль камерных оркестров. В зале были все — от Соколова до Чайковского (Александра), от Игоря Матвиенко до Михаила Куснировича, и даже посла Узбекистана. Аншлаг.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Начали со Шнитке, который специально для Юрия Башмета написал «Трио-сонату» для струнных, которую Башмет в своей редакции сделал оркестровой версией для камерного оркестра «под наблюдением автора». «Солисты Москвы» любят и умеют играть Шнитке. Все эти тончайшие диссонансы, расползающиеся нитками под эмоциональными пассажами струнных, и тихо гудящие отголосками со странными интервалами, - это конек для «Солистов». Башмет почти не дирижировал, только истощенно указывал пальцами путь группам. Все все понимали. Потрясающей глубины произведение и исполнение.

А дальше было интересно. На относительно небольшую сцену БЗК вышло сразу пять (!) камерных оркестров: Камерный оркестр Армении, «Солисты Узбекистана», «Солисты Нижнего Новгорода», Камерный оркестр Новосибирска и, собственно, «Солисты Москвы». И все ради того, чтобы все участники фестиваля камерных оркестров исполнили премьеру — Фантазию Кузьмы Бодрова для пяти камерных оркестров и органа Константина Волостнова, специально заказанную к фестивалю.

5 оркестров на одной сцене
5 оркестров на одной сцене

Фантазия Бодрова оказалась, как обычно, не слишком оригинальной, тут прослеживаются влияния и Малера, и даже Бетховена. Но соединить сразу пять оркестров из разных соков сделанных, - это явно было непросто, но получилось. В антракте Кузьма Бодров гордо размахивал своей партитурой, и утверждал, что это была весьма непростая задача.

Забавно, что первое отделение «Солисты Москвы» закончили его же переложением темы Happy Birthday To You, сделанной довольно забавно. Зрители оценили.

А после антракта «Солисты Москвы» сыграли Шуберта-Малера «Смерть и девушка», не раз ими игранные, и отточенные до самого не балуйся. Так что сюрпризов и не было. Звук был вышколенный и практически идеальный. А на бис (куда без него) сыграли тот же Happy Birthday в вариациях чардаша, известного по исполнениям Гидона Кремера.

На следующий день «Солисты Узбекистана» дали роскошный концерт в том же БЗК, но как же мало там было слушателей. Диаспора не пришла почему-то, а россиян было немного. Между тем, концерт был прекрасен. «Солисты Узбекистана» начали со «Старинных лютневых танцев и песен» Отторино Респиги, сюита №3. Это сочинение 1931 года, не барокко в чистом виде. Это и дали понять «Солисты Узбекистана» п/у Анвара Раимджанова (возглавляющего оркестр с 1998 года). Тонкое и деликатное прочтение.

Порадовал уровень инструментария узбекского оркестра — все в порядке с первыми скрипками и всеми виолончелями. Есть некоторые проблемы с альтами. Но работать можно. «Вариации на тему Рококо» Чайковского звучали скорее странновато: мелодичности и задушевности оркестру добиться не удалось, а солист Сардор Ибрагимов (виолончель) при всей несомненной одаренности уж слишком привык быть участником «Солистов Узбекистана», и скорее присоединялся к оркестру, чем собственно солировал. А вот Серенада для струнного оркестра Эдварда Элгара прозвучала убедительно.

Элнура Мирзакамалова и «Солисты Узбекистана»
Элнура Мирзакамалова и «Солисты Узбекистана»

И вот уже кубинец Эрнесто Лекуона с его знаменитой Malaguena и кастаньетами. Страстные мелодии и драма. И аутентичность в ход пошла: сначала Абсусаид Набиев «Танавар» на тему узбекской народной песни с солирующей пианисткой Элнурой Мирзакамаловой, а затем совершенно феерический номер с ней же на тему хорезмской танцевальной мелодии «Раталла» Руслана Абдуллаева. Это был какой-то невероятный регтайм на грани авангарда и народной мелодики. Какая же глубина у узбекской музыки… Его даже пришлось повторить на бис. Повторили...

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Михаил БРАЦИЛО и автора.

Страницы