Людмила Яблокова

22/10/2019 - 06:11   Классическая музыка   Интервью
Мы встретились с Ольгой Перетятько в Королевской опере, сразу после генеральной репетиции, за два дня до премьеры «Дона Паскуале» (постановка режиссера Дамиано Микиелетто) в Ковент-Гардене.

Лирико-колоратурное сопрано Ольга Перетятько родилась в Петербурге, но больше пятнадцати лет живет на Западе: в Берлине, где получила вокальное образование и начала профессиональную карьеру, и в Швейцарии. Она успела поработать с ведущими европейскими дирижерами — Даниелем Баренбоймом, Альберто Дзеддой, Пласидо Доминго...

Ольга Перетятько как Норина
Ольга Перетятько как Норина

- Генеральная репетиция прошла безупречно, как я поняла из нескольких реплик по пути к вам? Я услышала несколько слов: красивая, замечательная, смешная…

- Во-первых я рада оказаться здесь. Везде уже пела, а Лондон оставался не взятым. Здесь у меня дебют в роли Норины, и сразу в Ковент-Гардене. У нас было множество репетиций, мы много работали. Надеемся, что мы не разболеемся, и всё для меня пройдет хорошо. Реакция во время репетиции была классная! Вы знаете, у нас говорят, что если генеральная прошла очень хорошо, то это не очень хорошо. Лучше, если есть невидимые, технические штучки, тогда есть хороший шанс, что премьера пройдет удачно.

- Мне кажется, эта опера – очень удачна для дебюта любой сопрано. И Норина – точно ваша героиня.

- Да, постановка очень игровая, много деталей, много всего. Я, наконец-то, не умираю…Я остаюсь в живых, что уже хорошо. Доницетти здесь юморист, но горький. И большой психолог. Тема-то до сих актуальная, и она всегда будет такой, потому что очень много пожилых людей хотят жениться на молоденьких девушках. Но мы немножко помучаем Дона Паскуале, а потом он сам все поймет и смирится. Так что тенор и сопрано останутся вместе. С тенором мы уже пели в «Севильском цирюльнике» на арене Оранже во Франции. Дамиано я давно знаю, наша совместная первая постановка была еще в 2009 году.

Кстати, его постановка «Дона Паскуале» была впервые показана в Париже, но режиссер, когда приехал сюда, практически все переделал, даже финал изменил.

Ольга Перетятько как Норина
Ольга Перетятько как Норина

- Но почему нужно было менять уже состоявшийся спектакль?

- Потому что мы, исполнители, другие! Я спрашивала-переспрашивала, почему так, почему эдак. Норина – она стерва вначале, охотница за деньгами, ну совсем несимпатичная. А режиссер, к примеру, вывел на сцену маленького мальчика - Паскуаля в детстве, чтобы показать, какой он хороший, как маму любит, как он страдает… Я сказала режиссеру: «Ты ему еще в руки собачку дай… Все штампы использовал! Тогда объясни, почему Норина у тебя такая злобная?»

- Так, какая она, ваша Норина?

- Норина обрастала положительными чертами потихоньку, и в принципе у нас не было изначально любовной темы тенора и сопрано, мы практически не появлялись на сцене вместе, а когда были – то все это было наиграно, чтобы Дона Паскуаля поймать. А сейчас у нас много маленьких мизансцен вместе, и мне так гораздо больше нравится, потому что характер показывается с разных сторон, как в жизни. Белого и черного не бывает, там миллион оттенков. Поэтому мне важно было показать, почему моя героиня стала такой. Как-то я его переубедила, мы поработали, и у нас как-то все сложилось.

И вот так, по ходу дела все переделали. Получается, что Лондон увидит сейчас премьеру.

- Режиссёр прислушался к вашему мнению? Мне чаще доводилось слышать обратное.

- К какому-то мнению – прислушивается. Главное – начать говорить! Есть люди, которые говорят: да-да-да. Но я всегда спорю. Вернее, если я не согласна, я не спорю – я начинаю обсуждать! Мы же все – не идиоты, мы же все собрались ради одной цели. И да - Дамиано прислушивался.

- Репетиции к этой постановке шли в течение месяца. Рабочий процесс в Королевской опере как-то отличается от других театров? Комфортно ли вам здесь?

- Прекрасный театр. Я побывала на многих спектаклях. Очень интересная акустика, а мне удалось посидеть и в партере, и в амфитеатре.

Здесь нет суфлера, что для театров такого уровня - редкость, особенно, для тех, кто приезжает за два дня до премьеры, «впрыгивая» практически на ходу. Но вся работа чётко выверена.

Чем еще отличается Ковент-Гарден? В Вене, например, ты приезжаешь за четыре дня до премьеры, и очень часто там нет оркестровой репетиции. У меня был дебют в «Риголетто» (Джильда), но весь set – оркестр и декорации – я увидела впервые на спектакле. Это в Австрии. В Германии нам покажут, где стоять, куда идти, и все - на этом всё! Это было стрессово, но, пока ты молодой, у тебя столько куража, на все тебя хватает. Так что принципиальное отличие – здесь есть время!

Вся последняя неделя – оркестровые репетиции, сегодня была генеральная, то есть – достаточно времени на все. Но с другой стороны - можно устать. Потому важно знать себя, где подстраховаться, где-то отдохнуть… Я с вами вот сейчас поговорю и замолкаю на несколько дней. Несколько причин есть для этого – боюсь разболеться. Хорошо, что приедет "моя поддержка". Это мой любимый человек, и он русский. Мне наконец-то не нужно переводить шутки.

- И мы можем узнать его имя?

- Григорий Шкарупа. Бас. Он летит сейчас из Берлина. Он поет там.

- И сейчас вы живете с ним в Швейцарии?

- Так получилось. Я 14 лет жила в Берлине, и мне все там нравилось. Но из Цюрихского аэропорта выезжать намного удобнее. Я немножко устала. Ты не живешь. Едешь - поешь - едешь - поешь. Несколько раз, когда я просыпалась в отеле, в первую минуту не понимала, где я. Пришло время себя больше полюбить. Я у себя одна! А в Цюрихе я познакомилась с людьми. И мне город, и страна там очень понравились. Прониклась как-то! Раньше мне было бы скучно. А теперь то, что надо: спокойно, тихо, природа, озеро!

- Певица - она всегда актриса? "Она прекрасно играла", - услышала я фразу о вас.

- Прошло то время, когда певцы стояли и пели. Сейчас по-другому нельзя! Нам вообще сейчас сложнее, нашему поколению. Потому что есть Интернет. Нет никаких железных занавесов. Сегодня спел, завтра все и везде знают об этом. Тебе нельзя провалиться, нельзя болеть. Всегда нужно быть в идеальном состоянии, потому что, если больна, и что-то не так споешь – тебе этого не простят. Нам нельзя плохо выглядеть. Мы вечно молодые. Молодая сопрано 50-ти лет (смеётся), да-да! Особенно сопрано. Мы должны говорить на языках, мы должны быть быстрее. Мне как-то попался на глаза контракт Марии Каллас, и там есть пункт, где было сказано, что ей дается и оплачивается время на разучивание партии. У нас такого не бывает. И у нас должно быть какое-то богатырское здоровье! Иначе – не справляешься! Перегораешь!

Со мной такое случилось пару лет назад: был кризис, когда я ушла от мужа, от агента, сменила страну проживания. Когда я устала.

- Языки. Произношение. Современные певцы должны свободно говорить на иностранных языках? Или достаточно выучить партию?

- На французском я могу объясниться, один раз давала интервью, чуть не поседела… Говорю на итальянском, немецком, английском. Когда знаешь язык, разучивать партию легче, петь легче. Заучить текст без языка можно, но понять - сложно! А это важно и это слышно, понятно зрителю. Видно же все на сцене: глупый, умный, начитанный… Что пережито певцом, что наиграно.

Когда иногда я слышу, как поют на русском языке иностранцы, иногда хочется смеяться. И я понимаю, что кто-то смеётся над нами, когда мы поем не идеально. На русском петь иностранцам очень сложно, ну, может быть, болгарам легче, славянским певцам. Другим – нужно иметь ухо. Может вызубрить, слово в слово все выучить. Но я думаю, что если ты не говоришь на этом языке, не понимаешь его, не можешь объясниться - не надо браться. Я потому так долго не соглашалась на французские оперы - не была готова. Но после «Похитителей Жемчуга» Бизе и Сказок Гофмана хочешь не хочешь заговорила по-французски. И с каждой новой ролью понимать язык удается легче. По-итальянски я говорю, как сейчас по-русски.

- Голос. Вы все время говорите о своем голосе, как о живом организме.

- Голос - это очень сложно. И очень важно! Здесь столько факторов. Нельзя забывать, что раньше и оркестры были другие, и динамика совсем другая. Играли на жильных, а не на металлических струнах, что повысило и звонкость, и громкость оркестра. Количество музыкантов тоже увеличилось. Как в спорте: выше, громче, сильнее! Особенно это заметно на операх Пуччини. Нужно быть гением дирижирования, чтобы сдержать хор, певцов, оркестр в тех рамках, как планировал композитор.

С Нориной я, что называется, вспрыгнула в последний вагон, можно сказать. Почему? Просто позже вряд ли бы мне предложили эту роль.

Мой голос сейчас меняется, крепчает, становится более мясистым, в лирику пошел, и надо дать миру привыкнуть к этому. Люди в оперной среде определяют тебя в начале карьеры на какое-то место, и все - ты там, на следующие 20 лет. Но если ты хочешь что-то менять, не петь какую-то партию, а перейти в другую, надо переламывать сложившееся мнение, надо, чтобы они поняли, что пришло время, что пора по-другому воспринимать певицу, что голос ее изменился. Так, между прочем, я оказалась в «Севильском цирюльнике». Раньше - отказывалась, но театры спрашивают, и я согласилась: почему бы и не спеть? Партия Розины. Конечно, низко написана, там много в малой октаве. Но я там опять нашла регистр, мне так в кайф там находиться. Вспомнила! Я ведь начинала как меццо-сопрано. Я всегда могла больше, чем другие за счет большого диапазона.

А в прошлом году я спела графиню, начинала с Барбарины. Керубино пела еще раньше, словом, все женские роли в «Свадьбе Фигаро». Самая красивая музыка, конечно, у графини, игровая - Фигаро и Сюзанна, конечно, Керубино, от которого все падают от восторга, а самая красивая ария у Барбарины: "Уронила, потеряла…"

Ольга Перетятько (Норина) и Иоан Хотеа (Эрнесто)
Ольга Перетятько (Норина) и Иоан Хотеа (Эрнесто)

Репертуар

- Репертуар надо для себя найти. Как-то он должен отзываться в тебе, этот характер. Ты не можешь петь, во что не веришь.

- Это интересно! А мне доводилось слушать другое: постановка – не та! Неудобно, некомфортно… Режиссер самовыражается. Но мне кажется, когда певцам в постановке некомфортно, и они просто работают на сцене, нам, зрителям, это тоже понятно.

- Поэтому нужно дискутировать и с дирижером, и с режиссером. Если есть время и силы, и статус позволяет. Не скандалить! А просто разговаривать. Если ты не веришь в то, что ты исполняешь, значит, никто не поверит.

О современной режиссуре

- Нет постановок классических или современных. Есть режиссура хорошая или плохая. Здесь никто и никогда ничего не докажет. Это как параллельные миры. Вы видите одно, я – другое. У каждого своя правда. А благодаря интернету у нас много развелось сейчас критиков и псевдокритиков. Но я считаю, что для критика важно хотя бы знать предмет, о котором ты пишешь. Кроме того, и зритель должен приходить в театр подготовленным, независимо от постановки. Это важно!

- «Пахота». Несколько раз я услышала от вас это слово. Это своего рода оперный шоу-бизнес, когда деньги определяют все остальное?

- Но это совсем другая «пахота». В моем понимании – это тяжело и много работать. Хотя – почему бы и нет? Ты тридцать лет работал на имя, а потом имя должно поработать на тебя. Это же в любой области так. Я такой толерантный зритель, потому что знаю, как это тяжело – стоять по ту стороны рампы.

- Лондон – последний бастион, который вы взяли?

- Подождите, доживём до понедельника!

Послесловие. Понедельник наступил. Дебют состоялся. Лондон действительно увидел почти премьеру и познакомился с замечательной певицей.

«Дебют Ольги Перетятько произвел сильное впечатление. Ее верхние ноты имели редкую алмазную огранку, которая очень подходила расчетливой Норине, а трель пианиссимо в ее арии «So anch’io la virtù magica» была офигительно великолепна». «Ольга Перетятько – сопрано с бриллиантовым блеском», - поделились своими впечатлениями о нашей соотечественнице во время антракта мои английские коллеги.

Читайте обзор премьеры «Дона Паскуале» в Лондонской Королевской опере здесь.

Людмила ЯБЛОКОВА, Лондон
Фото: Clive Barda

15/10/2019 - 04:47   Классическая музыка   Концерты
Опера 24-летнего Генделя о политических манипуляциях в древнем Риме нашла свое воплощение в остроумной и нервной постановке Барри Коски (Barrie Kosky) в Ковенет-Гардене. «Агриппина» с Джойс ДиДонато (Joyce DiDonato) в главной роли. И это, безусловно, одна из лучших ее ролей.

Удивительная энергия и творческая плодотворность композитора вкупе с блестящим остроумием либреттиста Винченцо Гримани впервые была сыграна в Венеции в 1709 году и воспринята не иначе как шедевр.

«Амбициозные обязательства не связаны никакими законами», - утверждает Агриппина, жена императора Клавдия и мать Нерона, сына от предыдущего брака. Эта опера о том, как властная и власть предпочитающая императрица пытается обеспечить преемственность на троне для своего сына, идя наперекор слабовольному Клаудио, чей выбор пал на морально честного, верного Отона. Как это часто бывает у Генделя, власть и желания неразрывно взаимосвязаны, и повествование представляет собой сложную сеть множественных обманов, и Агриппина вовсю использует свою сексуальность, дабы добиться желаемого.

Постановка Барри Коски, премьера которой состоялась в Баварской государственной опере в начале этого года, теперь идет на сцене Ковент-Гардена. Это стремительная, остроумная, хорошо продуманная и иногда откровенно резкая интерпретация «Агриппины».

Декорации Ребекки Рингст (Rebecca Ringst) представляют собой в два яруса три металлических прямоугольника, со всех сторон закрытые металлическими же шторами, которые либо приподнимаются совсем, открывая зрителю ряды темных коридоров власти, где властвует грозная Агриппина; либо чуть приоткрыты, и мы видим пышное, ярко-розовое пятно платья мятущейся по верхнему этажу Поппеи, стремящейся убежать от назойливо преследующего ее Клаудии; либо в ярко освещенную квартиру, где хитрющая Поппея искусно обводит вокруг пальца и Клаудио, и его пасынка, и своего возлюбленного Отона.

Нерон Франко Фаджиоли (Franco Fagioli), татуированный психопат в толстовке с капюшоном, находит понимание и сочувствие у публики. Потенциальные любовники Агриппины - Паллас итальянского баса Андреа Мастрони (Andrea Mastroni) и застенчивый Нарцисс американского контртенора Эрика Юренаса (Eric Jurenas) - на удивление забавные, хотя и слишком много суетятся. Но, тем не менее, получается весело и смешно. Клаудио Джанлюки Буратто (Gianluca Buratto) - жесток и чрезвычайно назойлив в своем внимании к Поппеи, в то время как Гендель вкладывает в его чувства к молодой женщине и привязанность, и трогательную искренность.

Режиссер отказывается от сцены, в которой Юнона спешно спускается с Олимпа, чтобы даровать благословения заблудшему человечеству и заменяет его музыкой из L'Allegro, Il Penseroso ed Il Moderato.

Джойс ДиДонато (Агриппина). У ее ног -  Паллас в исполнении итальянского баса Андреа Мастрони
Джойс ДиДонато (Агриппина). У ее ног - Паллас в исполнении итальянского баса Андреа Мастрони

Пение - впечатляет. Американское соблазнительное меццо-сопрано ДиДонато показала себя непревзойденной актрисой в этой роли. Лондонская критика единодушна в том, что это ее лучшее исполнение, безупречно исполненное вокально. Из пяти ролей, что мне довелось услышать, однозначно - Агриппина! Ее ария Pensieri, Voi Mi Tormentate, продемонстрировавшая такую бездну неуверенности в себе, несет трагическую интенсивность. Позже, празднуя свое торжество, она вдруг превращается в рок-диву, с триумфом вышедшую на сцену с микрофоном в руках.

Английское сопрано Люси Кроу создала прекрасную Поппею, чрезвычайно обаятельную, восторженно чувственную. Клаудио в исполнении итальянского баса Джанлука Буратто, дебютанта на сцене Королевской оперы - привлекательный, но опасный, звучит восхитительно в широком вокальном диапазоне.

Английское сопрано Люси Кроу создала прекрасную Поппею. Франко Фагиоли как Нерон
Английское сопрано Люси Кроу создала прекрасную Поппею. Франко Фагиоли как Нерон

Между тем металлический тон контртенора аргентинца Франко Фагиоли как Нерон и его стремительная колоратура резко контрастируют с лирической теплотой и сдержанностью контральто Иэстина Дэвиса.

Оркестр эпохи Просвещения находится в прекрасной форме под управлением энергичного и одержимого Максима Емельянычева и повиновался не только взмаху его головы, но даже малейшему движению его темных кудрей. Он сам играл на клавесине.

Особое благодарное слово – дизайнеру по свету Иоахим Клейн (Joachim Klein). Без него эта постановка была бы иной.

Людмила ЯБЛОКОВА, Лондон
Фото: Tristram Kenton

13/10/2019 - 03:04   Классическая музыка   Концерты
«Орфей и Эвридика» Кристофа Глюка (1762) - первая из четырех опер на тему Орфея, которые пройдут в лондонском Колизее этой осенью. Английская национальная опера приняла на себя огромный на огромный художественный и финансовый риск, предложив также «Орфея в аду» Оффенбаха (1858), «Маску Орфея» Харрисона Бёртуистла на либретто Питера Зиновьева (1986) и камерную оперу «Орфей» Филипа Гласса (1991).

Этот пробег/сериал в Английской национальной опере начался c отлично исполненной в музыкальном отношении «Орфея и Эвридики» с сильным вокальным составом, состоящим из Сары Тайнан (Sarah Tynan) как Евридика, Сорайя Мафи (Soraya Mafi) – сама Любовь и меццо-сопрано Элис Кут (Alice Coote) в роли Орфея. И все-таки плохо поставленной оперы, в первую очередь потому, что на сцене доминируют танцоры, хореографией танца которых занимался выдающийся хореограф Kоролевской оперы, не раз награжденный Olive Award-winner Уэйн МакГрегор (Wayne McGregor), он же – и режиссер постановки.

Орфей (меццо-сопрано Элис Кут) и Эвридика Сары Тайнан
Орфей (меццо-сопрано Элис Кут) и Эвридика Сары Тайнан

Стоит ли удивляться, что такой жизненно важный элемент всякой оперы, как хор, скрыт за сценой и часто звучит приглушенно. И все-таки я пришла на оперу. Не на балет. Работа Глюка - это опера с танцевальными эпизодами, а не балет с оперными эпизодами.

Возвращаясь к постановке. Необходимо было несколько минут, чтобы адаптироваться и понять, кто есть кто, еще и потому, что Орфей был тяжеловат, в данной постановке ему - 51 год (вернее, английской певице, исполняющей эту роль). Ее/его, или как модно сейчас говорить в Лондоне о лицах неопределенного пола – они, то есть «их» одежда была по меньшей мере странная: спортивные штаны с лампасами и пестрая туника, но повадки лирической сопрано были явно мужские: какая-то суровость прослеживалась в ее/их сидящей позе с широко расставленными ногами и горестно опущенной головой. Но Эвридика Сары Тайнан была безукоризненна. Сама совершенство.

Орфей и Эвридика (балетная версия)
Орфей и Эвридика (балетная версия)

Кстати, дублирование главных героев - танцующих и поющих - идея далеко не новая. То же самое мы уже видели, кстати, в опере «Евгений Онегин» в Ковент-Гардене, где поющей Татьяне было около пятидесяти, а танцующей – как раз годков семнадцать.

Дирижер Гарри Бикет (Harry Bicket), специализирующийся на музыке барокко, провел оркестр безупречно. И музыка, и пение, повторюсь, - это была именно та опера об Орфее, которую когда-то давно, в 80-ые года, отменили, и которую мне так хотелось услышать.

Все декорации сцены это - большой прямоугольный экран, на который проецировались мельтешащие, часто меняющиеся картинки, по которым мы должны были догадаться, где происходят события. Но был и интересный момент, когда после смерти Эвридики ее тело каким-то образом было размещено горизонтально, и только подол ее платья завис в пространстве за прозрачным стеклом.

Эвридика Мэри Беван до встречи с Плутоном.
Эвридика Мэри Беван до встречи с Плутоном. "Орфей в аду"

А «Орфей в аду» Оффенбаха – сатирический, шумный и бестолковый мюзикл, с канканами и со специфичными английскими вольными интерпретациями текста, созданный дебютанткой Английской Национальной Оперы, но на самом деле известной Эммой Райс (Emma Rice), английской актрисой и театральным деятелем, художественным директором Шекспировского театра Globe - своего рода пародия на оперу Глюка.

Эвридика Мэри Беван, но уже в аду
Эвридика Мэри Беван, но уже в аду

Орфей и Эвридика в Лондоне 50-х годов встречаются, влюбляются, быстренько женятся, рожают дитя, которое... умирает при родах. И это событие меняет все в отношении влюбленной пары. Они превращаются в супругов, которых тошнит друг от друга, и в первую очередь - Эвридику. Любовь Орфея к ней, как мы знаем – непреходяща.

Плутон в исполнении баритона Алекса Оттерберн и Эвридика Мэри Беван
Плутон в исполнении баритона Алекса Оттерберн и Эвридика Мэри Беван

Появление Плутона – баритон Алекса Оттерберна (Alex Otterburn), сумевшего завести интрижку с Эвридикой, меняет ситуацию. Сперва он ее заводит в поле, где ее кусает змея, она умирает и таким образом оказывается в аду. Плутон, по сути, является торговцем людьми, Эвридика - его жертва, и ее канкан - это вопль отчаянного неповиновения. Небеса отдыхают, когда канкан сотрясает пространство/стены ада. Затем в дела нечистых вмешиваются Боги с Олимпа, но счастливого конца мы не дождались.

Олимп и Боги
Олимп и Боги

На самом деле в английской переработке текста Эммы Райс и Тома Морриса есть много хороших комических строк, есть некоторые приятные моменты, простые, но поразительно трогательные. Как поле с белыми шарами, имитирующими трясущихся от страха блеющих овечек и жужжащих пчел. Но певцы хора, облаченные в костюмы-облака, однако, выглядят странно, также, как и Олимп, размещенный в многоэтажном бассейне, где скучают Боги (дизайн Лиззи Клачан).

Хор в костюмах-облаках
Хор в костюмах-облаках

Финал же не порадовал никого...

Главные роли хорошо спеты: это Эд Лион в роли Орфея и Мэри Беван (Mary Bevan) в роли Эвридики. Олимп и сцены с Богами – требуют доработки и переосмысления, особенно Юпитер в исполнении Уилларда Уайта. В целом же - это Хаос, а не Олимп. Баритон Люсия Лукас (Lucia Lucas) - первый транс-певец на главной лондонской оперной сцене, приветлив, как «Общественное мнение», здесь он - лондонский таксист.

Оркестру под руководством Сиан Эдвардс Sian (Edwards) не хватает искры. Не для такой истории Оффенбах написал свою музыку.

Людмила ЯБЛОКОВА, Лондон
Фото: Donald Cooper и Tristram Kenton

03/10/2019 - 04:07   Классическая музыка   Концерты
Ковент-Гарден в два вечера открыл театральный сезон 2019-2020 года двумя возрождениями. Раздражающе навязчивая постанова Каспера Холтена «Дон Джованни» от 2014 года, которая впервые, с третьей попытки, воспринимается более позитивно. Другое возрождение Королевской оперы - «Вертер» Массне с Хуаном Диего Флорес (Juan Diego Florez) в главной роли и Изабель Леонард (Isabel Leonard) в роли его возлюбленной Шарлотты.

Но вначале – «Дон Джованни». Бесконечно вращающийся белый куб - остов дома с внутренними лестницами и постоянно меняющиеся световые проекции позволили показать, насколько вездесущ наш главный герой, успевающий обаять несколько женщин сразу – практически в тот же самый момент, но в другом месте. И даже невинной Донне Анне в исполнении Малин Бистром (Malin Bystrom), удается удачно и незаметно исчезнуть во время страстных признаний Дона Оттавио (Даниэль Беле -Daniel Behle) - идеального антитезиса нашего антигероя, и удалиться вместе с Дон Жуаном в его апартаментах.

Лепорелло итальянского баса Роберто Тальявини и Эрвин  Шротт как Дон Джованни
Лепорелло итальянского баса Роберто Тальявини и Эрвин Шротт как Дон Джованни

В музыкальном отношении вечер получился просто великолепным. Даниэль Беле, немецкий тенор и композитор, предлагает чистейшее бельканто, прекрасно сочетавшееся с шелковистым оттенком шведское сопрано Малин Бистром. Бриндли Шерратт (Brindley Sherratt) - необычайно трогательный командор, а Донна Эльвира в исполнении греческой сопрано Мирто Папатанасиу (Myrto Papatanasiu) продемонстрировала воодушевляющее вокальное присутствие.

Эрвин  Шротт и Донна Анна в исполнении Малин Бистром
Эрвин Шротт и Донна Анна в исполнении Малин Бистром

Молодожены - легкомысленная Зерлина сопрано Луизы Олдер (Louise Alder) - обаятельна, а уязвимый Мазетто в исполнении хорватского баритона Леона Косавича (Leon Kosavic) излучает комический пафос. Лепорелло итальянского баса Роберто Тальявини (Roberto Tagliavini) и Дон Джованни в исполнении тенора из Уругвая Эрвина Шротта (Erwin Schrott) – и мы получали точное, единственно возможное сочетание двух уникальных голосов. С голосом, похожим на гром, Тальявини создает идеальный контраст для Шротта, чей Дон источает смертоносный коктейль качеств: в его пении слышится опасность в союзе с соблазнительной обольстительностью, наглый оппортунизм, преследующий исключительно свои интересы и не важно каким путем, и немного хулиганства. У этого Дона Джованни нет чувства вины, и быть не может, и, кажется, нам впервые это показали! Поистине, звездное представление!

Оркестр и дирижер Хартмут Хенхен (Hartmut Haenchen) в идеальной форме и прекрасно сочетали драму с твердой музыкальностью.

Видеоряд Люка Холла (Luke Halls) и дизайн сцены Эса Девлина (Es Devlin) создавали ощущение навязчивой гиперактивности на предыдущих просмотрах, но в этом возрождении, снятом режиссером Джеком Фернессом (Jack Furness), постановка имеет более последовательную направленность.

***

Несмотря на то, что сюжет опера Массне «Вертер», главный герой которой убивает себя из-за неразделенной любви, неубедителен, а главные герои – стереотипны, тем не менее, эта опера всегда заполняет театр до отказа, а любители возвышенно-романтического находят здесь ту гамму страстей и переживаний, которых катастрофически не хватает в рутинной жизни.

Много лет назад я уходила с «Вертера» потерянная, мне понадобилось время, чтобы прийти в себя от пережитого и вспомнить, в каком, собственно, веке я нахожусь… Таким сильным было потрясение! Нескончаемые аплодисменты и в этот раз подтвердили: сентиментальная романтика по-прежнему востребована.

Хотя постановка парижского режиссера Бенуа Жако (Benoit Jacquot) немного скучновата, инертна, но певцы героически пытались «вдохнуть» в нее жизнь.

Изабель Леонард и южно-африканский баритон Жак Имбраило в роли Альберта
Изабель Леонард и южно-африканский баритон Жак Имбраило в роли Альберта

Но в то время, как Хуан Диего Флорес, как главный герой, вложил в свое пение столько страсти, американская меццо-сопрано Изабель Леонард как Шарлотта была несколько отстраненна. Красивая, недоступная и холодная, она очень старалась передать чувства, и иногда это ей удавалось, особенно в третьем акте, когда уже поздно было что-либо исправить. К сожалению, в первых сценах ее влечение к Вертеру было неопределенно. Но ее сопрано с мягким оттенком звучит прекрасно. Кстати, это ее дебют на сцене Королевской оперы.

Вертер Хуана Диего Флорес и Шарлотта американской меццо-сопрано Изабель Леонард
Вертер Хуана Диего Флорес и Шарлотта американской меццо-сопрано Изабель Леонард

Южно-африканский баритон Жак Имбраило (Jacques Imbrailo) исполнил прекрасно Альберта: привлекательным, чуть придирчивым. Американка Хизер Энгебретсон (Heather Engebretson) - сладко наивная Софи, Аластер Майлз (Alastair Miles) - вдовец и сердечный отец!

Эдвард Гарднер в оркестровой яме превосходен в своем понимании эмоциональных сложностей партитуры, и именно оттуда, вкупе с тенором из Перу, шла наибольшая эмоциональная отдача и драма.

Людмила ЯБЛОКОВА

23/09/2019 - 00:50   Классическая музыка   Концерты
Завершилась грандиозная серия академических концертов BBC Proms.

Prom 65. Бременские музыканты и дебютанты из Греции

Дирижер из Греции Константинос Каридис
Дирижер из Греции Константинос Каридис

Оркестр Deutsche Kammerphilharmonie из Бремена под руководством греческого дирижера Константиноса Каридиса (Constantinos Carydis), который дебютировал на сцене Королевского Альберт Холла с хорошо выверенной временем программой – Моцарт, Штраус, Бетховен.

Во время первой половины концерта исполнены несколько арий из опер Моцарта и «Хаффнеровская» симфония, полная искрящейся жизнерадостности.

Сопрано Данае Контора
Сопрано Данае Контора

Очаровательная греческая сопрано Данае Контора (Danae Kontora) – также дебютантка BBC Proms, пела арии из опер Моцарта и после перерыва – снова арии, только Штрауса из оперы «Ариадна на Наксосе», продемонстрировав как контроль, так и ловкость своего исполнения. Тон ее кристально чистого сопрано оставался полным и истинным. Каждое слово отчаявшейся Ариадны звучали чисто и ясно, с искренним чувством. Но тем не менее программа концерта была непродуманной, несбалансированной, показалось, что цель этого концерта заключалась все-таки в откровенном пиаре в Лондоне молодой сопрано из Греции.

После перерыва играли Симфонию номер 7 Бетховена - непримиримые контрасты, суть которых в музыке рассматривается как свидетельство «амбиций Бетховена, желающего интегрировать легкость и вес, молодость и опыт, комедию и трагедию». Это исполнение Седьмой симфонии воплотило в себе именно это стремление к интеграции, что было по достоинству оценено вдохновляющими аплодисментами зрителей.

Prom 67. Спасенная от забвения «Ночь на Лысой горе» Мусоргского

Дирижер Сакари Орамо
Дирижер Сакари Орамо

Игра Симфонического оркестра ВВС, возглавляемого его главным дирижером Сакари Орамо, превратилась в своего рода уверенный, четкий музыкальный рассказ о «Ночи на Лысой горе» Мусоргского, за спасение от забвения и безвестности которого мы должны быть бесконечно благодарны Римскому-Корсакову. Орамо обеспечил темп, динамический контраст, заставив оркестр звучать то в тихих приглушенных тонах, то в впечатляющем, ритмически настойчивом ритме «поклонения ведьм».

Певица Нора Фишер
Певица Нора Фишер

В этот вечер по заказу BBC были исполнены пять песен на музыку Луи Андриссена (Louis Andriessen) «Только один» (The Only One), которую он написал специально для певицы Норы Фишер. Это небольшое музыкальное произведение вперемежку с оркестровыми интермедиями рассказывает о периоде жизни девочки-подростки из маленького американского городка до ее зрелого возраста. По мере того, как жизнь персонажа становится все более сложной, как и ее костюмы, прически, так и качество голоса певицы мутирует, и в результате финальная песня была исполнена с тревожной щемящей болью. Добро пожаловать в мир взрослых, детка!

И в заключение - Пятая симфония Сибелиуса. Есть знаменитая сказка о полете шестнадцати лебедей, великолепие полета которых и послужило толчком для создания этой симфонии. Но Сибелиус в одном из своих заметок написал о том, что пятая симфония – это история о том, как многие речки сливаются в одну могучую великую реку. Предпочитаете ли вы птичью версию или речную метафору, но ощущение роста могучей структуры из маленьких, само обновляющихся элементов, гениально ощутимо в этой музыке, а в надежных руках оркестра ВВС и его дирижера этот эффект достиг максимального эффекта.

Prom 74. Бетховен и снова Бетховен

Дирижер Эндрю Манзе
Дирижер Эндрю Манзе

Концерты BBC Proms, которые в этом году отметили свой 150-летний юбилей благодаря основателю, дирижеру и музыканту, положившему основание этой замечательной традиции Генри Вуду (Henry Wood), завершились Фантазией и фугой Баха, но в исполнении симфонического оркестра (оркестровка Эдуардa Элгарa), концертной арий Бетховена «Ah! perfido» и его же «Фиделио-увертюрой» из оперы «Фиделио».

Симфонией номер 5 – титанической борьбой человека в преодолении судьбы, с эмоциональным надрывом и триумфальным торжеством героя над роковым, исполненный NDR Radiophilarmonie Ханновера во главе с дирижером Эндрю Манзе (Andrew Manse), началом - так завершился концерт и знаменитый летний лондонский фестиваль.

Людмила ЯБЛОКОВА
Фото: Chis Christodoulou

Быстрый поиск:
15/09/2019 - 01:51   Классическая музыка   Концерты
Заметки из Лондона про бурлящий событиями фестиваль BBC Proms 2019: Юйцзя Ван, Андрес Ороско-Эстрада, Райан Вигглсворт, Йорг Видманн и ведущие мировые оркестры.

Prom 63: Дрезденская Штаатскапелла, Рахманинов и Юйцзя Ван

Yuja Wang
Yuja Wang

Пианистка из Пекина, кажется, превзошла себя, исполнив потрясающе и эмоционально экспансивный и технически сложный Третий фортепианный концерт Рахманинова. Во впечатляюще декольтированном розовом платье с вызывающе открытым разрезом и огромных туфлях от Кристиана Лабутена, она сама была драматична, как и та музыка, которую исполняла. Пианистка искала и нашла у Рахманинова постоянно меняющуюся палитру цветов, гораздо более насыщенную и разнообразную, чем оттенки самого глубокого русского голубого, свою неповторяющуюся интерпретацию этой замечательной музыки.

Игнорируя любую критику, Юйцзя Ван выходит на сцену, снова и снова доказывая, что серьезная музыкальность вполне сочетается с такой блестящей и яркой сценической личностью, которой она является. Вызвав шквал аплодисментов, пианистка вернулась на бис, исполнив на прощание «Чай на двоих» Винсента Юманса.

После перерыва была исполнена Симфония No 2 Брамса, которая дала возможность доказать The Staatskapelle Dresden, немецкому оркестру, базирующемуся в Дрездене, и южнокорейскому дирижеру Мюнг-Ван Чунг (Myung-Whun Chung), что и они - гости звездного ранга.

Prom 61: Венская филармония – все о Дворжаке

Andrés Orozco-Estrada
Andrés Orozco-Estrada

Колумбийский дирижер, получивший музыкальное образование в Вене, Андрес Ороско-Эстрада (Andrés Orozco-Estrada) вместе с оркестром Венской филармонии представил слушателям два замечательных произведения Дворжака - Симфонию «Новый мир» и четырнадцатиминутную «Полуденную ведьму» (The Noonday Witch).

Vienna Philharmonic - суперзвездный оркестр, это виртуозы, следующие славным, добрым, старомодным среднеевропейским манерам. Мимика лица и тела дирижера с его застенчивыми улыбками, ободряющие жестами, тихими аплодисментами нашли огромные симпатии у зрителей, и уж абсолютно точно – у музыкантов. С первой минуты было ясно, насколько это сыгранный, слаженный, действующий как одно коллектив, и что между музыкантами и дирижером существует ощутимая химия и симпатия. Игроки были искренне и чувствовали себя абсолютно в своей стихии.

Было огромным наслаждением прослушать любовно сыгранную симфонию «Новый мир», наполненную восхитительными деталями: ощущение, что ты познаешь этот новый мир из окна комфортно двигающегося поезда, восхищаясь сменяющимися пейзажами и видами.

Гобоист Клеменс Хорак продемонстрировал типичный венский гобой, добавив особой пикантности «Полуденной ведьме».

Prom 52: Britten Sinfonia - предпочтение Чайковскому и Стравинскому

Ryan Wigglesworth
Ryan Wigglesworth

Но в этом знаменательном соседстве оказался и современный английский композитор, более известный как неутомимый дирижер Райан Вигглсворт (Ryan Wigglesworth), предложивший собственный, запутанный, лишенный мелодичности концерт для двух фортепиано с оркестром, который и сдирижировал, и сыграл на пару с пианистом из Монреаля Марком-Андре Амленом (Marc-André Hamelin).

«Поцелуй феи» Стравинского - еще одно мое личное открытие. Сюита Чайковского «Моцартиана» - как «старина в современной обработке» - была сыграна значительно, весомо, дав нам возможность оценить новую трактовку на музыку вековой давности.

Prom 50: Оркестр де Пари и премьера Вавилонской сюиты

Дэниел Хардинг
Дэниел Хардинг

Лондонская премьера немецкого кларнетиста и композитора Йорга Видманна (Jörg Widmann) «Вавилон-сюита» - напыщенная смесь из мифов, духовности и чего-то еще трудно объяснимого - состоялась в Мюнхене семь лет назад. Ее уже услышали в Кардиффе и Манчестере, и вот сейчас – в Королевском Альберт Холле. Она была анархичной, хаосной, местами – приятной.

Радовало, что она оказалось в середине программы, окружённая непререкаемыми авторитетами – Бетховеном (и его Симфонией номер 6) и Шуманом и его увертюрой «Геновева».

В выступлении Оркестра Парижа и его уходящего музыкального директора Дэниела Хардинга, аккуратного и точного в деталях, было много просто гениальных моментов - от нежно сформированных линий увертюры Шумана до музыки благодарения в конце осторожного, деликатного исполнения Симфонии № 6 Бетховена. Оркестровый звук был нетронутым и красиво смешанным, как насыщенное красное вино. Кстати, Хардинг оставляет французский оркестр в хорошей форме, чтобы в следующем году поработать… на Air France (кажется, вторым пилотом).

Людмила ЯБЛОКОВА
Фото Chris Christodoulou/BBC

Быстрый поиск:
03/09/2019 - 00:07   Классическая музыка   Концерты
Известный оперный летний фестиваль Глайндборн в Великобритании закончил свой сезон постановкой оперы Генделя «Ринальдо» с участием Кристины Мхитарян. Либретто Д. Росси по мотивам поэмы Тассо «Освобождённый Иерусалим».

Как и всякий оперный театр, Глайндборн пытается привлечь молодежь, продавая билеты на отдельные спектакли по заниженным ценам, и мое внимание еще в поезде (час езды от Лондона в южном направлении, потом на автобусах – 15 минут) привлекла нарядная, но вызывающе-обнаженная молодёжь, которую обычно можно видеть в очереди на знаменитые ночные лондонские дискотеки, что дало повод подумать, что постановка-то скорее всего современная.

И действительно, события оперы перенесены со времён крестоносцев в элитную частную школу. Сюжет оперы достаточно затейлив. Нам рассказывают о попытке соблазнения главного героя волшебницей Армидой; события происходят на фоне первого Крестового похода, в котором воинственные христианские рыцари изо всех сил пытаются вытеснить сарацинов из Иерусалима.

Рыцари в современной постановке
Рыцари в современной постановке

Крестоносцы, возглавляемые Готфридом Бульонским, ведут осаду города. У Готфрида есть дочь Альмирена, которую он обещал выдать замуж за храброго рыцаря Ринальдо, отличившегося в боях с сарацинами. Царю Иерусалима Арганту помогает в его борьбе с крестоносцами дамасская волшебница Армида, решившая похитить Альмирену, чтобы отвлечь Ринальдо от осады города.

Джулия Семензато как Альмирена
Джулия Семензато как Альмирена

В беззаботной, полной юмора, но острой постановке Роберта Карсена 2011 года, возрожденной в Глайндборне Бруно Равеллой (Bruno Ravella), романтические подвиги Ринальдо и сами крестовые походы происходят в воображении школьника-хулигана, где стремление к мести слишком легко превращается в «военный» конфликт, но в итоге бесспорные моральные ценности в конце концов побеждают. Надо сказать, создателям удалось совместить казалось бы несовместимое. И пересказать историю Ринальдо, и привлечь внимание к проблемам, существующих в частной школе, таким как издевательства, насмешки и классовое глумление.

Контртенор Якуб Юзеф Орлинский в главной роли
Контртенор Якуб Юзеф Орлинский в главной роли

Но между тем, достаточно легко отслеживать ту оригинальную историю Ринальдо, трансформируя в своем воображении школьные навесы для велосипедов в прекрасную рощу, в которой Ринальдо навещает свою возлюбленную Альмирену, а сами велосипеды – в лошадей, что великолепно удается имитировать их наездникам. Колдунья Армида - это реинкарнация директора школы с непременной тростью, наказывающая своих нерадивых студенток, одетых, как и положено, в типичную школьную форму: в данном случае - это мини-юбки, тяжелые ботинки и, как и положено, блузки со школьными галстуками. Решающее сражение - одна из тех непостижимых игр, которые могли быть придуманы только на игровых полях британской школы.

Кристина Мхитарян - грозная Армида
Кристина Мхитарян - грозная Армида

Юмор часто ювенален, но это то, что отличает подростков (и собственно часть аудитории) со всеми их романтическими увлечениями и доминирующими фантазиями. Есть и настоящий юмор, а также много трогательных моментов, когда мы, зрители, искренне сочувствуем уязвимости главных героев и вместе с ними переживаем их драму.

Крестоносец Ринальдо
Крестоносец Ринальдо

Якуб Юзеф Орлинский (Jakub Józef Orlinski) привносит мощный контртенор (всего их тут четверо!) и бесстрашную трактовку главной роли, в то время как Джулия Семензато (Giulia Semenzato) ярко играет роль Альмирены. Выпускница театра студии Галины Вишневской Кристина Мхитарян (Kristina Mkhitaryan) - грозная Армида. Молодой российский дирижер Максим Емельянычев, специализирующийся на музыке барокко, да и оркестр, были великолепны в этот вечер.

Сцены из школьной жизни
Сцены из школьной жизни

Людмила ЯБЛОКОВА
Фото: Robbie Jack

18/08/2019 - 00:33   Классическая музыка   Концерты
BBC Proms 2019: Финн, японец и россиянин за дирижерским пультом Альберт Холла. Музыканты 83 оркестров примут участие этим летом, приглашены 191 дирижер и солист. Множество премьер мирового значения прозвучало за 150 лет существования BBC Proms.

Филармонический оркестр и финский дирижер Эса-Пекка Салонена (Esa-Pekka Salonen) пригласил участвовать в своем концерте норвежскую восходящую звезду - сопрано Лизе Дэвидсон (Lise Davidsen). Она впервые появилась именно здесь, в Королевском Альберт Холле на прошлогоднем фестивале BBC Proms, затем - в Королевской опере. И в этом сезоне она великолепно исполнила «Четыре песни» Штрауса, который композитор создал как свадебный подарок своей жене.

Lise Davidsen
Lise Davidsen

Филармонический оркестр под руководством дирижера из Хельсинки Эсы-Пекки Салонена (Esa-Pekka Salonen) представил на своем концерте Йоханнеса Брамса «Вариации на тему хорала св. Антония», «Четыре песни», опус 27 Ричарда Штрауса (в исполнении сопрано Лизе Дэвидсон) и Симфонию №4 Антона Брукнера. Традиционная австро-немецкая классика XIX века. Мелодичность, ритм, великолепная оркестровка, искусное присутствие дирижера. Вечер получился очень личностным и трогательным.

Филармонический оркестр под руководством дирижера из Хельсинки Эсы-Пекки Салонена
Филармонический оркестр под руководством дирижера из Хельсинки Эсы-Пекки Салонена

Тадааки Отака из Японии дирижирует Национальным оркестром Уэльса, с которым его связывает многолетняя дружба. Программа этого концерта выглядела странно. Концерт открыл японский композитор Такемицу с 13-минутным произведением Twill by Twilight, которое явно не подходило для дебюта. Затем состоялась мировая премьера «Луна» уэльского композитора Хью Уоткинс, которая, однако, вряд ли надолго останется в памяти. Вторая часть концерта была беспроигрышной.

Тадааки Отака
Тадааки Отака

После перерыва играли русскую классику: «Колокола» Рахманинов и «Половецкие танцы» Бородина в сопровождении объединенного огромного хора – Уэльского Национального и Филармонического. Привлекательный мягкий зернистый тембр баритона Юрия Самойлова оставил свой след в последнем медленном плаче «Скорбных железных колокольчиков». Сопрано Наталья Романив с чувством исполнила «Белые свадебные колокольчики». Завершили программу «Половецкие танцы» Бородина. Хоры пели пышно!

Семен Бычков
Семен Бычков

Российский дирижер Семен Бычков также отдал предпочтение австрийской и немецкой музыке. Что особенно поразило меня в музыке Д. Гланерта (D. Glanert), который открыл программу современной работой «Weites Land», или «Открытая страна» (с подзаголовком «Музыка с Брамсом для оркестра») - так это то, насколько искусно эмоции оказались «вплетены» в богатую и разнообразную оркестровую «живопись».

Но надо признаться, что, когда человеческий голос становится «поводырём» для слушателя, эмоциональность воспринимается несколько иначе, она словно расцвечивается, как радуга, благодаря самому изумительному инструменту, созданному Богом, – человеческому голосу.

Вечер был украшен яркими, серебристыми тонами австрийской сопрано Кристины Ганш (Gansch) и ее превосходной дикций. Эти характеристики сделали ее пение идеальным в Четвертой симфонии Малера, позволили вокальной линии блестеть и искриться. Незабываемый голос! Изумительный вечер. Впрочем, у Семена Бычкова иначе и не бывает.

Людмила ЯБЛОКОВА
Фото: Chris Christodoulou

Быстрый поиск:
13/08/2019 - 00:49   Классическая музыка   Концерты
В Лондоне продолжается фестиваль академической музыки BBC Proms 2019.

Баварский оркестр: Сибелиус, Прокофьев и Штраус

Симфонический оркестр Баварского радио и дирижер Янник Незет-Сегин (Yannick Nézet-Séguin) подготовили выступлению на BBC Proms 2019 выигрышную программу: утонченная и неуловимая Симфонию № 1 Сибелиуса, Концерт для скрипки Прокофьева № 2 (скрипач Гил Шахам (Gil Shaham), игравший на скрипке Страдивари, и музыку своего национального героя Ричарда Штрауса: сюита из оперы «Кавалер Роз» (аранжировка Артура Родзиньского).

Канадский дирижер Янник Незет-Сегин
Канадский дирижер Янник Незет-Сегин

Этот восхитительный коктейль из сентиментального вальса, ярости, чувствительности вызвал шквал аплодисментов в конце вечера: столько было доставлено безудержного удовольствия, столько было остроумия в этом исполнении баварских музыкантов. Дирижер в ответ на яростные аплодисменты застенчиво улыбнулся, и оркестр сыграл на бис финский вальс "Тристе" Сибелиуса - успокаивающий, тихий. Безупречный выбор дирижера, чтобы мягко, душевно проститься со зрителем, прежде чем отправить нас в ночь.

Затишье перед бурей. Рахманинов и Шостакович

Два русских шедевра, в которых заложены глубокие размышления о жизни и смерти, были представлены в этот вечер.


"Остров Мертвых" Арнольда Беклина

Рахманинов написал «Остров мертвых», вдохновленный таинственной картиной Арнольда Беклина с таким же названием, на которой изображена фигура человека в плаще, направляющая лодку с гробом к невероятно холодному и негостеприимному острову. Удивительное произведение - единое, беспокойное, волнующее движение к неизбежной тьме. Тщательный контроль дирижера Джона Стогардс (Stogårds), художественного руководителя камерного оркестра Лапландии, который в этот вечер дирижировал Филармоническим оркестром ВВС, над продолжительным крещендо был виртуозным.

Джон Стогардс, художественный руководитель камерного оркестра Лапландии дирижировал Филармоническим оркестром ВВС
Джон Стогардс, художественный руководитель камерного оркестра Лапландии дирижировал Филармоническим оркестром ВВС

Но после этого поразительного самоанализа, наступила гроза – пугающая Одиннадцатая симфония Шостаковича «Год 1905», написанная в 1956 году. Знакомые революционные песни «Мы жертвою пали…» вплетаются в тематическую канву, литавры и бас-барабаны словно пытаются высвободить яростное насилие, скопившиеся в борьбе роковой, а потом зритель опустошен шоком последствий и тронут плачем английского рожка Джиллиана Кэллоу (Gillian Callow). Огромные колокола, спрятанные в галерее, под самой крышей Королевского Альберт-Холла, оглушили последние страницы симфонии, словно предупреждая народы о том, что тираны - будь они царями или диктаторами, никогда не смогут избежать суда истории. Впрочем, нашим правителям симфония понравилась, вряд ли они услышали этот намек композитора...

Но Стогардс смягчил свою программу, добавив в нее мировую премьеру «Полуночным солнцем» Оути Таркьяйнен (Outi Tarkiainen), 33-летней композиторши из финской Лапландии, которая посвятила свое творение исключительно солнечному свету и новой жизни, вдохновленная как своим переездом за Полярный круг, так и новорождённым сыном. Она пишет о том, что знает - о жизни с бесконечным светом.

Людмила ЯБЛОКОВА

Быстрый поиск:
06/08/2019 - 16:00   Классическая музыка   Концерты
Центр культурной жизни Лондона в августе переместился из центра Лондона на запад, в Opera Holland Park и в Королевский Альберт Холл, где идет традиционный летний фестиваль BBC Proms 2019. Посещения и того, и другого - радуют.

Новые постановки «Секрет Сюзанны» и «Иоланта» идут в один вечер в Холланд Парк, нет попыток связать каким-то образом эти две абсолютно противоположные небольшие оперы, но их соседство прекрасно работает.

«Секрет Сюзанны»
«Секрет Сюзанны»: Сюзанна в исполнении Клэр Пресланд и Ричард Буркхард - граф Гил

Легкая комедия (а может быть и фарс) Эрманно Вольф-Феррари (Ermanno Wolf-Ferrari) от 1909 года о жене, которая одержима скрыть от мужа свою привычку к курению. В итоге муж думает, что у неё – любовник, которого жене всегда удаётся удачно спрятать, но наличие табачного духа выдает их. Когда выясняется, что это не так, счастливая пара закуривает вместе. В музыкальном плане оркестр City of London Sinfonia и дирижер Джон Эндрюс (John Andrews) сыграли такую милую вещицу, которая оживала и искрилась еще больше, когда подключались главные герои - графиня Сюзанна в исполнении Клэр Пресланд (Clare Presland), Ричард Буркхард (Richard Burkhard) как граф Гил и Джон Савурнин (John Savournin) в роли шкодливого слуги.

Второе отделение - совершенно чистая, светлая история Чайковского о романтической настоящей любви – «Иоланта» в постановке режиссёра Оливии Фукс (Olivia Fuchs). События в опере происходят в лишённом красок, стерильном мире: высвеченная люминесцентными лампами комната принцессы, отделенная от мира полосами прозрачного – от потолка до пола – полиэтилена; цепочка огней, напоминающая деревья диковинного сада, роза –лампочка.

«Иоланта»: сопрано Натальи Романи и тенор Дэвид Батт Филипп (David Butt Philip) в роли графа Водемона
«Иоланта»: сопрано Натальи Романи и тенор Дэвид Батт Филипп (David Butt Philip) в роли графа Водемона

Дирижер Сиан Эдвардс (Sian Edwards) прочитывает оркестровку Чайковского с пониманием, а певцы - два великолепных главных героя - Иоланта в исполнении сопрано Натальи Романи (Natalya Romaniw) и тенора Дэвида Батта Филиппа (David Butt Philip) в роли сраженного любовью к слепой девушке графа Водемона, сделали вечер поистине запоминающимся. Михаил Светлов в роли Короля обеспечил подлинный русский вокал.

Тем не менее связь между Сюзанной и Иолантой прослеживается… И это становится понятным, когда на следующий вечер на сцене Опера Холланд Парк зрителю была предложена еще одна премьера - «Арлезианка» Франческо Чилия.

«Арлезианка»: сопрано Ффлур Вин как Виветта
«Арлезианка»: сопрано Ффлур Вин как Виветта

Это все - о женщинах!

И эта третья женщина, чье имя носит опера, даже не поет, она зримо и полновластно существует только в голове и сердце главного героя, обезумевшего от любви Федерико.

Магия этой оперы режиссера Оливера Платта (Oliver Platt) и дирижера Дейна Лэма (Dane Lam) в том, что неспешная деревенская жизнь и настолько незначительно развивающиеся события внутри одного семейства вдруг, вопреки всяким ожиданиям, во втором акте, несутся словно сорвавшаяся с вершины горы лавина с головокружительной скоростью, сметая все традиции и принятые нормы в семье, простую житейскую логику и приведя к неизбежной катастрофе деревенского парня, воспитанного в этих традициях и нормах, а мать – к отчаянию и безумной боли до конца ее дней. Потрясающий спектакль. До слез – бесконтрольных и искренних…

Только на один раз появилась на сцене на несколько секунд, спиной к зрителю, Арлезианка: в эффектном красном платье, соблазнительно поводя бедрами. В правой руке – бокал вина, в левой – сигарета. Горожанка, ей нечего делать в деревне, она где-то далеко, в большом городе. Но она всегда - в мыслях Федерико. Однако, в тот момент, когда сын собирается жениться на ней, появляется Мифитио, ее любовник, которому Арлезианка дала отставку ради Федерико, с письмами, явно ее компрометирующими. Наш герой в отчаянии.

Но еще не все потеряно: в деревне есть порядочная, преданная молодая женщина, которая с детства любит Фредерико и с радостью выйдет за него замуж. Ее зовут Виветта, именно ее мать Федерико видит своей невесткой. У нее есть младший сын, но он - умственно отсталый, и Роза Мамай видит в браке Федерико и Виветты спасение для всей семьи. Ну, конечно, Микаэла и Дон Хозе - из «Кармен». Но и Виветта – не Микаэла, и Фредерико точно не Хозе.

«Арлезианка»: Федерико - Самуэль Сакке
«Арлезианка»: Федерико - Самуэль Саккер

Дизайнер Элисон Камминс (Alyson Cummins) улавливает это чувство надвигающейся катастрофы в своих декорациях. Действие XIX века перенесено в XX век. Разрушающийся каменный двор Розы Мамай, сельскохозяйственная утварь: колеса, грабли, кувалда, - сваленные в кучу. Все, как и забор, только дотронься - вот-вот и развалится. Федерико душно здесь, тяжело, он жаждет чего-то нового, и он выбирается из этого запыленного хаоса, из этого удушающего беспорядка, но каким образом...

Актерский состав полностью погружен в этот мир. Три безупречных выступления - Роза Мамай в исполнении Ивонн Ховард (Yvonne Howard), мощная и трогательная; ее щедрое меццо раскрывает генетический источник страстной натуры сына Федерико. Федерико - Самуэль Саккер (Samuel Sakker) – типично итальянский тенор.

«Арлезианка»: Роза Мамай в исполнении Ивонн Ховард
«Арлезианка»: Роза Мамай в исполнении Ивонн Ховард

Откровением вечера стала сопрано Ффлур Вин (Fflur Wynс) с ее кристально чистым голосом, но, как Виветта (в отличие от Микаэлы) она показывает нам то богатство своей натуры, которое заставляет нас вдвойне расстраиваться из-за деревенского оболтуса, которой не способен видеть своего счастья с ней.

Своеобразная интонация шла от Кила Уотсона (Keel Watson) в роли Балдассара, Саймон Уилдинг (Simon Wilding) как Метифио, второе появление которого на сцене полностью разрушает иллюзию счастливых отношений новоявленных невесты и жениха.

Людмила ЯБЛОКОВА
Фото: Ali Wright

Быстрый поиск:

Страницы