Владимир Ойвин

04/04/2014 - 00:24   Classic   Концерты
Концерт одного из самых известных в мире басов-баритонов, или, как их когда-то называли, баса-кантанте Роберта Холла состоялся 25 марта 2014 года в Камерном зале Московского международного Дома музыки в рамках цикла «Звёзды мировой оперы. Тенора и баритоны».

По многим параметрам это был уникальный концерт. Во-первых, это был в полном смысле liederabend — а сегодня мало кто из отечественных певцов выступает с чисто камерными программами. Во-вторых, Холл, ранее часто певший в России, выступил с сольной программой после нескольких лет перерыва.

В ноябре прошлого года он исполнил в Москве басовую партию в Девятой симфонии Бетховена с оркестром Венской филармонии под управлением Тилеманна.

Robert Holl
Robert Holl

Как сказал концертмейстер Роберта Холла (он же автор этого цикла и его ведущий) Семён Скигин, концерт не имел заранее жёстко составленной программы и позволял некоторую импровизацию. Импровизация получилась весьма минорного свойства. Судите сами.

Первое отделение было отдано нечасто исполняемым песням Роберта Шумана. Сначала прозвучали три песни на стихи Гёте из «Вильгельма Мейстера»: «Кто с хлебом слёз своих не ел», «Кто одиноким хочет быть», «У дверей, как скромный нищий». Затем «Ночная песнь странника», тоже на стихи Гёте, известные в России в переложении (тут слово «перевод» не очень уместно) Михаила Лермонтова: «Горные вершины спят во тьме ночной», (там так и написано: «Из Гёте»), ставшие фактом русской поэзии. В дословном переводе это звучит так: «Подожди, уйдёшь из этой жизни и ты (успокоишься)». Это не вызывающее сомнения обещание успокаивающей смерти.

Мне известны три варианта музыки русских композиторов на это стихотворение Лермонтова: Александра Варламова, Георгия Свиридова и дуэта Антона Рубинштейна. Дуэт мне нравится больше других. Есть разные варианты музыки и на немецком языке – я знаю только Франца Шуберта. У Шумана песня носит самый драматичный характер из известных мне – на немецком и русском языках. Так его и исполнил голландский певец.

Здесь, с позволения Роберта Холла, уместно объяснить причину столь долгого перерыва в выступлениях в Москве. Два года назад у него обнаружили очень сложную форму рака горла и прооперировали его. Это произошло, когда Холл – единственный из нерусских певцов – входил в состав участников постановки «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Н. А. Римского-Корсакова. Около года было неясно, будет ли Роберт Холл петь и даже разговаривать. Он смог преодолеть болезнь и вернулся на концертную эстраду. Так что для Холла слова «подожди, и ты успокоишься» имеют отнюдь не академический, а весьма актуальный характер.

Потом был исполнен цикл «Шесть песен на стихи Николая Ленау и Requiem» ор. 90, тоже не с самым оптимистичным финалом.

В начале второго отделения Скигин сказал, что Холл вручил ему пачку нот и заранее согласился петь то, что тот выберет. Скигин остановил свой выбор на восьми романсах Мусоргского: «Листья шумели уныло» на стихи А. Плещеева, «Надгробное письмо» на собственные стихи Мусоргского и цикле «Без солнца» на стихи А. Голенищева-Кутузова.

Завершилась официальная часть концерта романсами Петра Чайковского на стихи А. К. Толстого: «Средь шумного бала» и «Слеза дрожит».

На бис певец исполнил романс С. Рахманинова «Мы отдохнём» на слова А. Чехова из 4-го действия пьесы «Дядя Ваня». Закончился концерт романсом А. Бородина на стихи Пушкина «Для берегов отчизны дальной». Его Холл исполнил по моей просьбе, переданной ему в антракте. Это вообще мой самый любимый русский романс!

Конечно, чисто тембральные потери после операции у Холла есть. Мне показалось, что голос стал звучать немного жёстче, не так насыщенно – некоторые краски потеряны. Появилась неровность в регистрах. Но великолепное вокальное мастерство осталось, и благодаря ему потери эти не так заметны, как могли бы быть.

Интересна ещё одна сторона исполнительского мастерства Роберта Холла. Он не только пропевает, но и проживает драматургически каждую песню или романс – будь то Шуман или Мусоргский. Каждый номер программы не просто вокализирован, но ещё и обыгран, или сыгран.

По-прежнему, как без малого тридцать лет назад, когда он впервые в 1985 году выступил в Москве на «Декабрьских вечерах» Святослава Рихтера, сохраняется его потрясающая дикция на немецком языке. Это и понятно: немецкий и голландский языки близки. Но не перестаёт удивлять сегодня, как и восемь лет назад (программа русской православной музыки и русского романса в апреле 2006 года в Большом зале консерватории), его произношение в русском репертуаре. И дело тут не только в формальной дикции, а в понимании смысла каждого спетого им слова. Роберт Холл после концерта признался автору рецензии в любви к русскому языку, причём сказал это по-русски.

И это любовь взаимна – я имею в виду любовь, которой отвечает голландскому басу русская публика. Не зря же по окончании концерта, перекрывая овацию, из зала прозвучал женский возглас: «Спасибо за русский язык!» Сегодня мало кого из русских певцов можно сравнить с Робертом Холлом не только по вербальной точности русских текстов, но по полноте музыкального и эмоционального их наполнения. Первый, кто приходит на ум, – это Сергей Лейферкус, певший недавно на этой же сцене тоже с Семёном Скигиным.

Трудно выделить какие-то отдельные номера в программе концерта как наилучшие. Их восприятие весьма индивидуально. На меня наиболее сильное впечатление произвела «Ночная песнь странника» Шумана, но не трагизмом, а поистине евангельским отношением к смерти как месту обретения настоящего покоя. И, конечно же, «Для берегов отчизны дальной», который, как это ни покажется странным, оптимистичен: герой верит в вечность, и ждёт в ней обещанный «поцелуй свиданья».

По-прежнему каждое выступление Роберта Холла становится очень заметным и неординарным явлением даже на фоне насыщенной столичной музыкальной жизни последних лет.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

Роберт Холл (нидерл. Robert Holl; род. 10 марта 1947 г. в Роттердаме) — нидерландский певец (бас-баритон) является одним из самых известных вокалистов в этой специализации.

С шестнадцати лет Роберт начал брать уроки пения у Яна Фета, а затем поступил в Роттердамскую консерваторию (класс Давида Холленстелле). Совершенствовал вокальное мастерство под руководством Ханса Хоттера в Мюнхене. Там же в 1972 году стал победителем Международного конкурса ARD (годом ранее музыкант получил первую премию Международного вокального конкурса в Хертогенбосе, Голландия), после чего начал активную концертную деятельность. Имя Роберта Холла стало широко известным благодаря записи сочинений И.-С. Баха под управлением Николауса Арнонкура.

Выступая с ведущими оркестрами мира, сотрудничал также с Клаудио Аббадо, Леонардом Бернстайном, Робертом Шайи, Карлом-Мария Джулини, Бернардом Хайтинком, Николаем Марринером и Даниэлем Баренбоймом, под управлением которого летом 1996 года дебютировал на Байройтском фестивале, исполнив партию Ганса Сакса в «Нюрнбергских мейстерзингерах» Вагнера.

В дальнейшем предпочёл карьеру приглашённого исполнителя и в этом качестве появлялся на оперных сценах Берлина, Вены, Гамбурга, Цюриха и др. Несколько раз участвовал в вагнеровских постановках Байройтского фестиваля, выступая в партиях, кроме Сакса, еще короля Марка («Тристан и Изольда») и Гурнеманца («Парсифаль»).

Значительное место в репертуаре певца занимают песни и романсы русских композиторов, которые он во всём мире исполняет на русском языке. Его партнерами за фортепиано являются пианисты Олег Майзенберг, Василий Лобанов, Андрей Хотеев, Андраш Шифф, Наум Груберт. Среди многочисленных камерных записей Холла — альбомы кантатно-ораториальных сочинений И. С. Баха и Г. Ф. Генделя, песен Франца Шуберта, Роберта Шумана, Иоганнеса Брамса, Карла Лёве, Гуго Вольфа, Ганса Пфицнера. Трижды записал вокальный цикл Шуберта «Зимний путь» с тремя разными пианистами (в том числе с Наумом Грубертом и Олегом Майзенбергом).

Отдавая предпочтение сочинениям австро-немецких (прежде всего Шуберта) и русских композиторов, артист исполняет вокальные циклы Дмитрия Шостаковича и Модеста Мусоргского, романсы Петра Чайковского, Александра Бородина, Серея Танеева, Сергея Рахманинова. Певец принимал участие в Зальцбургском, Венском, Берлинском фестивалях, выступал на «Пражской весне» и неоднократно — по приглашению Святослава Рихтера — на «Декабрьских вечерах».

Сегодня Роберт Холл уделяет внимание и педагогической деятельности: проводит мастер-классы в Нидерландах, Австрии, Великобритании, Канаде, а также является профессором Венского университета музыки и искусств.

В 1990 г. удостоен в Вене почётного звания каммерзенгера.

Холлу принадлежит также ряд собственных песен на стихи Фридриха Гёльдерлина, Германа Гессе, Георга Тракля, Рикарды Хух, Теодора Шторма, Михаила Лермонтова и др.

Быстрый поиск:
27/03/2014 - 14:31   Classic   Концерты
В рамках абонемента № 21 Московской филармонии «Великие инструментальные концерты» 13 марта в зале им. П. И. Чайковского прозвучали Концерт для скрипки с оркестром ре мажор ор. 77 Иоганнеса Брамса (солист Валерий Соколов) и Концерт № 1 для фортепиано с оркестром ми-бемоль мажор Ференца Листа S. 124 (солист Вадим Холоденко).

В концерте принимал участие Государственный академический симфонический оркестр России им. Е. Ф. Светланова под управлением Гинтарса Ринкявичюса – главного дирижёра и художественного руководителя Новосибирского академического симфонического оркестра, который сменил на этом посту Арнольда Каца – его создателя, руководившего оркестром более полувека.

Валерий Соколов и Государственный академический симфонический оркестр России под управлением Гинтарса Ринкявичюса
Валерий Соколов и Государственный академический симфонический оркестр России под управлением Гинтарса Ринкявичюса

Скрипача Валерия Соколова я слышал впервые. И он произвёл на меня сильное впечатление, особенно при наличии весьма скудной линейки отечественных скрипачей высокого класса, да и не только отечественных. Вообще, по моим впечатлениям, скрипичное искусство в настоящее время в каком-то тупике. Это особенно бросается в глаза на фоне огромного числа прекрасных молодых пианистов, ярких виолончелистов и превосходных альтистов.

Большую часть своей жизни В. Соколов провёл в Лондоне и Франкфурте-на-Майне. Тем не менее, он скрипач русской школы. Валерий начал обучение в Харьковской специальной музыкальной школе, а продолжил музыкальное образование в Лондоне, но у русских педагогов Натальи Боярской и Феликса Андриевского. Во Франкфурте он учился у всемирно известного педагога Анны Чумаченко, первым учителем которой был её дед – ученик родоначальника русской скрипичной школы Леопольда Ауэра. Сейчас Соколов – аспирант Венской консерватории по классу тоже русского педагога Бориса Кушнира.

Один из самых известных, если не самый известный скрипичный концерт Брамса В. Соколов исполнил великолепно. Восхищает его техническая оснащённость – она безупречна, но не назойливо демонстративна, а естественна. Давно мне не доводилось слышать такой органичности звучания. В его случае техника не самоцель, а всего лишь инструмент для создания Музыки.

Скрипичный концерт Брамса предстал перед слушателями во всём своём великолепии. Он был крупен, масштабен, но не громоздок и исполнен на широком романтическом дыхании, присущем симфоническому творчеству Брамса. Мне даже трудно сейчас выделить какую-либо часть или фрагмент концерта как наиболее удачную или яркую — настолько цельной была интерпретация концерта в целом.

На бис Валерий Соколов исполнил Сонату № 3 (Балладу) для скрипки соло Эжена Изаи. Это виртуозное произведение легко сводится к точно сыгранным нотам, и тогда оно неимоверно скучно. У Соколова же оно было полно жизни. В этот вечер Валерий Соколов, несмотря на молодость, предстал перед слушателями как абсолютно зрелый и масштабный музыкант.

Вадим Холоденко
Вадим Холоденко

Вадим Холоденко – победитель последнего XIV конкурса им. Вана Клиберна – в этом сезоне довольно часто выступает в Москве и выступает, в основном, удачно: и с сольными программами, и в дуэте, и в ансамблях, и с оркестром. У него появилась своя публика. Первый концерт Листа Вадим Холоденко исполнил технически безупречно, продемонстрировав великолепную мелкую технику – все пассажи были чётко артикулированы. А весь концерт прозвучал ярко и празднично. Небольшое замечание всё же выскажу. Иногда на форте в верхнем регистре рояль звучал резковато и несколько «деревянно».

На бис Вадим Холоденко противопоставил бравурно-виртуозному концерту очень тонко и изысканно исполненные «Женевские колокола» Листа – № 9 из первой тетради «Годов странствий» S. 160. Эдакие несуетные размышления под колокольный звон, но не русский перезвон, а под тихий ненавязчивый мягкий перебор небольших колоколов.

С огорчением должен отметить, что оркестровый аккомпанемент Гинтараса Ринкявичюса мало соответствовал стильным и безупречным по вкусу инструментальным партиям. Оркестровые партии в обоих концертах звучали грубо и тяжеловесно, оркестр как бы «висел на плечах» солистов. Хорошо хотя бы, что дирижер не терял солистов, а те не убегали от дирижёра. При этом никаких претензий к оркестру нет – требования дирижёра он выполнял чётко. Но в этой борьбе солистов и дирижёра всё же победителями вышли солисты, потому что в памяти сохранится их великолепное исполнение.

Вечер закончился симфонической фантазией П. Чайковского «Франческа да Римини», исполненной пристойно и дирижёром и оркестром.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Вера ЖУРАВЛЕВА

Валерий Соколов
Валерий Соколов

ВАЛЕРИЙ СОКОЛОВ — один из самых востребованных в мире молодых скрипачей, получивший признание благодаря технической безупречности своей игры, эмоциональности и художественной зрелости в исполнении самых сложных произведений скрипичного репертуара. Когда Валерию было 18 лет, о нем снял фильм «Прирожденный скрипач» знаменитый французский режиссер Бруно Монсенжон — автор документальных лент о С. Рихтере, Д. Фишер-Дискау, Г. Гульде, Д. Ойстрахе и И. Менухине.

Валерий Соколов родился в 1986 году в Харькове. Учился в Харьковской специальной музыкальной школе (класс доцента С. А. Евдокимова). В 1999 году благодаря удачному выступлению на юношеском международном конкурсе скрипачей имени П. Сарасате в Памплоне получил грант Фонда Владимира Спивакова на продолжение обучения в лондонской Школе скрипачей Иегуди Менухина, куда поступил в класс Натальи Боярской. По окончании школы был принят в лондонский Королевский колледж музыки (класс Феликса Андриевского). В 2011 году окончил аспирантуру Высшей школы музыки и театра во Франкфурте (Кронбергская академия) в классе Анны Чумаченко. В настоящее время — аспирант Венской консерватории (класс Бориса Кушнира). Участвовал в мастер-классах Захара Брона, Доры Шварцберг, Руджеро Риччи, Мстислава Ростроповича, Гидона Кремера, Андраша Шиффа и других знаменитых музыкантов. В 2005 году Валерий стал победителем Международного конкурса скрипачей имени Дж. Энеску в Бухаресте, получив Гран-при и два специальных приза: от Фонда Дж. Энеску и за лучшее исполнение Сонаты № 3 для скрипки и фортепиано Дж. Энеску.

Валерия Соколова приглашают к сотрудничеству самые известные коллективы мира. Он играл с Национальным оркестром Франции и Льежским филармоническим оркестром (Бельгия), Лондонским филармоническим оркестром и Королевским филармоническим оркестром Ливерпуля, оркестром «Филармония» и оркестром Hallé (Великобритания), оркестрами Зальцбургского Моцартеума и цюрихского Тонхалле, оркестром Северо-Германского радио, Королевским филармоническим оркестром Стокгольма, Китайским национальным симфоническим оркестром и др. Продолжительное сотрудничество связывает скрипача с Камерным оркестром Европы.

Среди дирижеров, с которыми выступал Валерий Соколов, — Владимир Ашкенази, Дэвид Цинман, Айвор Болтон, Людовик Морло, Юбер Судан, Рамон Гамба, Ян Паскаль Тортелье, Дуглас Бойд, Питер Унджиан, Кваме Райан, Янник Незе-Сеген, Андрей Борейко, Василий Петренко, Сусанна Мялкки.

Сольные концерты музыканта проходили в Париже в Театре Шатле и Театре Елисейских полей, Театре Олимпико в Риме и Линкольн-центре в Нью-Йорке, Фестивальном зале Баден-Бадена и Филармонии Эссена, зале Аудиториум де Лион и лондонском Вигмор-холле, зале Мариинского театра в Санкт-Петербурге и других. Скрипач выступает на фестивалях в Вербье, Гштааде и имени Менухина в Швейцарии, в Локенхаусе (Австрия), Киссингене и Мекленбурге-Передней Померании (Германия), Равенне (Италия), Сен-Дени, Кольмаре и фестивале Французского радио в Монпелье (Франция), в Аспене (США) и других.

Валерий Соколов много выступает в камерном ансамбле. Сотрудничал с такими музыкантами, как Миша Майский, Гари Хоффман, Леонид Горохов, Гидон Кремер, Вадим Репин, Юлиан Рахлин, Рено Капюсон, Денис Мацуев, Виктория Постникова, Кэтрин Стотт, Игорь Четуев, Квартет Шимановского и другие. В настоящее время постоянным партнером в сольных выступлениях Валерия Соколова является пианист Евгений Изотов.

В 2007 году Валерий Соколов подписал эксклюзивный контракт со звукозаписывающей компанией EMI/Virgin Classics.

В феврале 2008 года скрипач участвовал в американской премьере Концерта для скрипки и фортепиано Б. Тищенко в Карнеги-холле.

Валерий Соколов стал автором идеи и художественным руководителем Международного фестиваля камерной музыки «Музыкальные вечера», который проходил в Харькове (Украина) в 2010 и 2011 годах.

Среди выступлений текущего сезона — концерты с оркестром Hallé под управлением Кристиана Мандеаля, Симфоническим оркестром Бирмингема под управлением Андриса Нелсонса, Филармоническим оркестром Сеула и Оркестром Национального центра искусств Оттавы под управлением Юрая Вальчуги, Камерным оркестром Баварского радио, Камерным филармоническим оркестром Граубюндена п/у Себастьяна Тевинкеля, Филармоническим оркестром Стамбула «Борусан» п/у Гюрера Айкала, Академическим симфоническим оркестром Национальной филармонии Украины п/у Виталия Протасова, Ростовским академическим симфоническим оркестром п/у Александра Поляничко, Академическим симфоническим оркестром Львовской филармонии, на фестивалях в Сантандере (Испания), Брегенце (Австрия), Анси (Франция), Crescendo в Сочи, Иегуди Менухина в Гштааде (Швейцария). Валерию Соколову оказывает поддержку фонд Accenture Foundation в рамках программы поддержки молодых музыкантов.

ВАДИМ ХОЛОДЕНКО родился в 1986 году в Киеве. Окончил Киевскую специальную музыкальную школу им. Н.В. Лысенко, затем продолжил обучение в Национальной музыкальной академии Украины имени П.И. Чайковского. С 2005 по 2010 год – студент, с 2010 – аспирант Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского (класс профессора В. Горностаевой).

Лауреат многих международных конкурсов: юношеских — В. Крайнева, памяти В. Горовица и имени С. Прокофьева; международных фортепианных конкурсов имени Ф. Листа в Будапеште (2001, III премия), имени М. Каллас в Афинах (2005, Гран-при), имени Дж. Бахауэр в Солт-Лейк-Сити, в Сендае (2010, I премия), имени Ф. Шуберта в Дортмунде (2011, I премия), конкурса М. Канальс в Барселоне (2012, III премия). В мае 2013 года музыкант был удостоен I премии и золотой медали одного из самых престижных фортепианных состязаний – XIV Международного конкурса имени Вана Клиберна, проходящего раз в четыре года в Форт-Уорте в Техасе.

Стипендиат фондов В. Спивакова, М. Ростроповича, Ю. Башмета, «Русское исполнительское искусство». Лауреат Молодежной премии «Триумф» (2004).

Вадим Холоденко с успехом выступает на лучших сценах Москвы и Санкт-Петербурга, во многих городах России. Гастролировал в Украине, Австрии, Венгрии, Польше, Румынии, Германии, Греции, Италии, Франции, Хорватии, Чехии, Швейцарии, США, Израиле, Китае, Японии. С 2004 года пианист постоянно сотрудничает с Государственным симфоническим оркестром «Новая Россия» (дирижеры Ю. Башмет, Е. Бушков, К. Ванделли). Выступал также с Государственным академическим симфоническим оркестром России имени Е.Ф. Светланова (дирижер М. Горенштейн), Симфоническим оркестром Государственной капеллы Санкт-Петербурга п/у В. Чернушенко, Симфоническим оркестром Национальной филармонии Украины (дирижеры Н.Дядюра, Т. Комацу) и др.

Принимал участие в фестивалях «Дни Моцарта в Москве» и «Посвящение» в Государственной Третьяковской галерее, «Музыкальный Олимп», «Балтийские сезоны», проекте «Steinway-парад» в Московском международном Доме музыки и других престижных музыкальных форумах в России и за рубежом. Имеет записи на венгерском и греческом радио. Записал компакт-диски с сочинениями Шуберта, Шопена, Листа (Двенадцать трансцендентных этюдов), Дебюсси, Метнера, Рахманинова. Автор фортепианных обработок романсов Рахманинова «Мелодия», «Крысолов» и хора «Белилицы, румяницы» из цикла «Три русские песни для хора и оркестра». Пианист также увлекается джазовой импровизацией.

23/03/2014 - 14:55   Classic   Концерты
Мы уже привыкли, что когда за пульт Государственного академического симфонического оркестра России им. Е. Ф. Светланова встаёт его художественный руководитель Владимир Юровский, то нам преподносят программы, далёкие от тривиальности. Не стали исключением и две последние программы Госоркестра России.

5 марта 2014 г. в зале им. Чайковского была представлена следующая программа: Иоганн Себастьян Бах – Es ist genug… («С меня довольно») – заключительный хорал из Кантаты “O Ewigkeit, o Donnerwort!” («О вечность, слово паче грома!») для солистов, хора и оркестра, BWV 60;

Бернд Алоиз Циммерман – Экклесиастическое действо для двух чтецов, баса и оркестра «Ich wandte mich und sah an alles Unrecht, das geschah unter der Sonne» («И обратился я и увидел всякие угнетения, какие делаются под солнцем»);

Генрих Шютц – Два мотета из сборника "Псалмы Давида": Die mit Tränen säen, SWV 378; Wie lieblich sind deine Wohnungen, SWV 29;

Иоганнес Брамс  – Немецкий реквием для солистов, хора и оркестра.

Вероятно, проведение концерта именно 5 марта – совпадение случайное, но знаковое – это день смерти Сталина, Сергея Прокофьева (оба в 1953 г.) и Анны Ахматовой (1966 г).

9 марта в Большом зале консерватории прозвучала оратория Арнольда Шёнберга «Уцелевший из Варшавы» и Симфония № 9 Людвига ван Бетховена в редакции Густава Малера (первое, по утверждению В. Юровского, исполнение в России).

Концерт 5 марта я слушал по трансляции, поскольку был вне Москвы. Поэтому воздержусь от полного анализа программы. Остановлюсь только на сочинении Циммермана, о котором у меня сложилось достаточно негативное мнение. С моей точки зрения, музыка (и вся интонация этого сочинения) заметно противоречит значительной части его текста. Я имею в виду «Легенду о Великом Инквизиторе» – вставном эпизоде романа «Братья Карамазовы», фрагменты которой на русском языке, прочтённые Андреем Семёновым, включены в это действо. У меня осталось впечатление истеричности и музыки, и исполнения, педалировавшего эту истеричность, вопреки и тексту, и контексту литературного источника.

У Достоевского Инквизитор – 90-летний старец с «бескровными устами», проживший долгую жизнь, ставший циником, утратив самую суть веры, и на самом деле не верящий ни в Того, чьё существование только и оправдывает бытие Церкви, ни в то, что Он говорил. Инквизитор устал, и сохранил только внутренний огонь ненависти к самой сути проповеди Христа. Внешние эмоциональные проявления этого огня ему уже не нужны; не нужны они и народу, цепенеющему от одного взгляда Великого Инквизитора. Мне показалось, что истеричность сильно мешала восприятию смысла текста.

Есть одно немаловажное обстоятельство, в какой-то степени объясняющее истоки этой истеричности, – самоубийство Циммермана, совершённое им спустя пять дней после отправки рукописи сочинения заказчику. Видимо, его разочарование в вере в тот момент вступило в психологический резонанс со словами Великого Инквизитора, обращёнными ко Христу, что и привело к трагической развязке.

Тем не менее, познакомиться с сочинением Циммермана было интересно, особенно в противостоянии заключительной фразе из хорала Баха Es ist genug («С меня довольно, Господи») – последнего эпизода баховской Кантаты, предварявшей собственно Циммермана, и двум хоралам Генриха Шютца. А также «Немецкому реквиему» Иоганнеса Брамса.

А вот исполнение Девятой симфонии Бетховена произвело на меня очень сильное впечатление. Это было не просто блестящее, великолепное – можно применить любой другой эпитет превосходной степени – исполнение. Утверждаю, что это была этапная трактовка, в значительной степени изменяющая наше представление об этом гениальном произведении. По крайней мере, я отныне не смогу слушать никакое исполнение Девятой симфонии Бетховена без оглядки на то, как её интерпретировал 9 марта 2014 года Владимир Юровский.

ALT
Арнольд Шёнберг - "Уцелевший из Варшавы". Солист - Дитрих Хеншель. Госоркестр России имени Е. Ф. Светланова. Дирижёр - Владимир Юровский. 9 марта 2014 года.

В этот вечер симфония впервые в России исполнялась в редакции Густава Малера. А дня за два до того она была исполнена им же, но в классической редакции.

Малеровская редакция предусматривает заметное увеличение струнных, удвоение состава духовых и литавр, добавление трёх тромбонов и тубы, местами дописаны контрапункты. Всё это по идее должно уплотнить общее звучание симфонии. На самом деле произошло обратное – собственная ретушь Владимира Юровского оказалась настолько обильной, что во многом заслонила редактуру Малера.

Вместо ожидаемого массивного, пастозного звучания, я ощутил графичность рисунка; более прозрачную, чем обычно, музыкальную ткань — как мне кажется, противоречащую замыслу Малера. Однако именно благодаря этой прозрачности Юровскому удалось раскрыть для меня в партитуре Бетховена нечто, ранее ускользавшее от моего внимания: какие-то новые линии и детали — и именно они позволяют назвать это прочтение Девятой симфонии Бетховена Владимиром Юровским этапным.

Абсолютно убедительным показалось и некоторое общее ускорение темпов по сравнению с привычными. Это произошло, в частности, благодаря тому, что В. Юровский исправил некоторые чисто арифметические ошибки, сделанные теми, кто записывал за глухим Бетховеном его темповые указания. В каком-то смысле такие темпы сблизили трактовку В. Юровского с так называемыми аутентиками. Ускорения воспринимались на слух очень органичными.

Отмечу ещё одну особенность этого исполнения. В. Юровский не пытался сгладить некоторую весьма заметную раздробленность формы симфонии в целом. Эта раздробленность стала результатом глухоты автора, чей внутренний слух был лишён возможности контроля со стороны слуха физического. Да и вообще именно глухоте Бетховена мы обязаны многим смелым гармоническим и другим его находкам, которые вряд ли были бы им реализованы, если бы он их слышал физически.

Появление Девятой симфонии и включение в неё вокальных и хоровых эпизодов оказало огромное влияние на всё последующее развитие симфонизма. Среди примеров — 2, 3, 4 и 8 симфонии Малера, 13 и 14 симфонии Шостаковича.

Исполнение в качестве увертюры для Девятой симфонии Бетховена оратории Арнольда Шёнберга «Уцелевший из Варшавы» о трагическом восстании в Варшавском гетто в 1943 году, жестоко подавленном фашистами, показалось мне вполне уместным. Тем более, что противовесом тому в конечном итоге послужила ода «К радости».

Уничтожение обитателей гетто происходило при молчаливом попустительстве польской «Армии крайовой», на время подавления восстания заключившей с немецкими войсками перемирие. Ситуация повторилась в 1944 году, когда «Армия крайова» сама подняла Варшавское восстание, и ей не пришла на помощь Советская армия, имея для этого все возможности. Но если «Армия Крайова» подчинялась эмигрантскому правительству в Лондоне, то Сталин планировал посадить в Польше своё марионеточное правительство, что, в конце концов, ему и удалось. Этот эпизод вспоминает российский мыслитель Григорий Померанц в автобиографических «Записках гадкого утёнка».

В своём вступительном слове Владимир Юровский просил публику не аплодировать в паузе между «Уцелевшим из Варшавы» и Девятой симфонией Бетховена. Это даже нельзя было назвать паузой – был промежуток в несколько секунд молчания, и сразу зазвучала Девятая Бетховена. Такой переход позволил сохранить напряжённый эмоциональный настрой, достигнутый «Уцелевшим из Варшавы».

Что касается общего качества исполнения, то в целом оно было достаточно высоким, но не без потерь. Как обычно, наиболее слабым звеном при исполнении Девятой симфонии Бетховена стал кто-то из солистов. В этот раз слабее остальных оказалась сопрано Екатерина Кичигина, временами довольно резко звучавшая на верхах в форте. Меццо-сопрано Александра Кадурина и тенор Сергей Скороходов пели вполне удачно. А вот от немецкого баса-баритона Дитриха Хеншеля ожидалось большего.

Хор Академии хорового искусства им. В. С. Попова выступил блестяще.

Как почти всегда в последнее время, прекрасно играл Госоркестр им. Светланова, очень точно и чётко откликаясь на нюансы мануальной техники дирижёра и подтверждая, что стабильно входит сегодня в число лучших оркестров России. Не сомневаюсь, что когда Госоркестр в полной мере возобновит свои зарубежные гастроли, то быстро восстановит былой престиж и войдёт в число лучших оркестров мира.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Вера ЖУРАВЛЕВА

21/03/2014 - 04:36   Classic   Концерты
В рамках абонемента № 24 Московской филармонии «Звёзды XXI века» в зале Чайковского состоялся концерт Академического симфонического оркестра Московской филармонии под управлением Конрада ван Альфена (Нидерланды), в течение нескольких лет возглавлявшего Симфонический оркестр им. В. И. Cафонова на Кавказских Минеральных Водах в Кисловодске.

«Звезды XXI века» были представлены альтистом Александром Акимовым и скрипачом Никитой Борисоглебским. Оба отделения начались выступлениями оркестра, исполнившего два часто исполняемых сочинения.

Дирижер Конрад ван Альфен
Дирижер Конрад ван Альфен

Увертюра Л. ван Бетховена из музыки к трагедии И. В. Гёте «Эгмонт» прозвучала не очень интересно. Она получилась у дирижёра ритмически слишком равномерно и однообразно. Да и темп был явно занижен. Метрономом я его, конечно, не проверял, но субъективно было ощущение статичности.

В начале второго отделения концерта прозвучала Увертюра Феликса Мендельсона из музыки к комедии Уильяма Шекспира «Сон в летнюю ночь», которая прозвучала гораздо интереснее, нежели увертюра к «Эгмонту». Здесь ван Альфен нашел множество красочных музыкальных оттенков – от таинственного шелеста ночного леса до буйного веселья его обитателей.

Альтист Александр Акимов
Альтист Александр Акимов

Александр Акимов в первом отделении исполнил Концерт № 1 для альта с оркестром ре мажор Франца Антона Хоффмайстера. Этот концерт – один из 50 инструментальных концертов, написанных им. Большинство из них сегодня забыты, т. к. были предназначены, в первую очередь, для любителей. Но альтовый концерт пользуется популярностью у исполнителей по сей день. Это был один из первых концертов, написанных для альта как для сольного инструмента. Он насыщен виртуозными каденциями. Да и в adagio исполнитель может покрасоваться кантиленой и глубоким тоном альта. Акимов великолепно продемонстрировал все возможности заложенные в этом концерте. Все каденции были исполнены им безукоризненно. Сложился хороший ансамбль с дирижером, который сумел выдержать динамический баланс солиста и полного состава симфонического оркестра, хотя концерт написан для камерного состава. Может быть немного не хватало у альта яркости на форте, но это может быть объяснено тем, что Акимов играл на новом инструменте современной работы и он еще не полностью раскрылся – для этого нужно время и интенсивная игра на нем. Да и контакт с инструментом у солиста не устанавливается мгновенно. Для этого тоже нужно время.

Первое отделение закончилось исполнением Концерта для скрипки и альта Макса Бруха. Первоначально концерт был написан для кларнета и альта, но позже самим автором переложен для струнного состава солистов. Концерт выдержан в позднеромантическом стиле и отличается, как и другие концерты Бруха, яркой и красочной инструментовкой. В нем и Никита Борисоглебский и Александр Акимов продемонстрировали великолепное чувство ансамбля и взаимопонимания как между собой, так и с оркестром.

Скрипач Никита Борисоглебский
Скрипач Никита Борисоглебский

Второе отделение завершилось Концертом для скрипки с оркестром Бенджамина Бриттена, блестяще исполненным Никитой Борисоглебским. Хотя концерт написан в традиционной трехчастной форме, но в нем отсутствует медленная часть – Adagio или Grave. Вместо этого стоит Скерцо в темпе Vivace, звучащее весьма зловеще. Третья часть написана Бриттеном в форме Passacaglia, которую он использует весьма прихотливо. Она написана в свободном, часто изменяющемся ритмическом рисунке. Да и мелодический рисунок непостоянен и весьма мрачен. Напряжение нагнетается и не получает разрешения в далеко не оптимистичном финале.

Скрипичный концерт Бриттена весьма интересен по музыке, но с моей точки зрения несколько затянут. Или, образно говоря, излишне многословен. Но это беда многих композиторов! Редко кто пишет лаконичные финалы. Часто музыка все еще звучит, когда, казалось бы, поставлена смысловая и эмоциональная точка.

Хочу отметить хороший аккомпанемент ван Альфена. Он точен и корректен, чутко следит за соответствием темпов, и фразировкой. И еще отлично звучал оркестр: плотное, но мягкое форте и хорошо сбалансированные группы.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

СПРАВКА:

Александр Акимов родился в 1982 году в семье музыкантов. Окончил Центральную среднюю специальную музыкальную школу при Московской государственной консерватории по классу альта у М. И. Ситковской, Московскую консерваторию и аспирантуру по классу альта у профессора Ю. А. Башмета. 

Лауреат Открытого фестиваля «Юные солисты Москвы» (1997), международных конкурсов в Тольятти (1998), имени Н. Рубинштейна в Москве (1998), имени И. Брамса в Австрии (2003, Iпремия). В 2006 году стал лауреатом II премии, а в 2010 году — I премии Международного конкурса альтистов Юрия Башмета в Москве. 

Александр Акимов выступал как солист с Российским национальным оркестром под управлением Михаила Плетнева, Государственным симфоническим оркестром «Новая Россия» и Камерным ансамблем «Солисты Москвы» под руководством Юрия Башмета, Академическим симфоническим оркестром Московской филармонии, Оркестром Итальянской Швейцарии, Государственным академическим симфоническим оркестром России имени Е. Ф. Светланова и другими известными коллективами.

Принимал участие в международных фестивалях: Young Artists в Лос-Анджелесе, Московском Пасхальном фестивале, «Декабрьские вечера Святослава Рихтера», «Дипломатия звезд» (Алматы), «Дни Моцарта в Москве» и других.

В настоящее время Александр Акимов является концертмейстером группы альтов Государственного камерного оркестра «Виртуозы Москвы». Постоянный участник абонементов Московской филармонии. 

С 2007 года преподает в Российской академии музыки имени Гнесиных на кафедре скрипки и альта. Проводил мастер-классы в России, Башкортостане, Казахстане, Исландии. Имеет записи на телеканале «Культура» и швейцарском радио RSI.

Удостоен премии Европейского культурного фонда «Про-Арте» (Висбаден, Германия, 2005). В 2013 году музыканту присвоено звание Заслуженного артиста Республики Дагестан.

Никита Борисоглебский родился в 1985 году в Волгодонске. После окончания Московской консерватории имени П. И. Чайковского (2005) и аспирантуры (2008) под руководством профессора Эдуарда Грача и Татьяны Беркуль, он был приглашен профессором Огюстэном Дюмэ на стажировку в Колледж музыки имени Королевы Елизаветы в Бельгии. Позднее скрипач стажировался у профессора Анны Чумаченко в Академии г. Кронберг (Германия).

Международная карьера Никиты Борисоглебского началась после успешных выступлений на международных конкурсах имени П. И. Чайковского в Москве (2007, II премия) и имени Королевы Елизаветы в Брюсселе (2009). В 2010 году Никита Борисоглебский завоевал первые премии на крупнейших международных состязаниях – конкурсах имени Ф. Крейслера в Вене и имени Я. Сибелиуса в Хельсинки. В 2013 году, одержав одиннадцатую по счету победу на конкурсе Monte Carlo Violin Masters в Монако, Никита Борисоглебский завершил конкурсные выступления. Концертный график Н. Борисоглебского чрезвычайно насыщен. Скрипач много выступает в России, Европе, Азии, Америке и странах СНГ, его имя стоит в программах таких крупных фестивалей, как Зальцбургский фестиваль, летний фестиваль в Рейнгау (Германия), «Декабрьские вечера Святослава Рихтера», «Звезды белых ночей» и «Площадь искусств» в Санкт-Петербурге и др.

Никита Борисоглебский выступает со многими известными коллективами: Государственным академическим симфоническим оркестром России имени Е. Ф. Светланова, Симфоническим оркестром Мариинского театра, Национальным филармоническим оркестром России, Академическим симфоническим оркестром Московской филармонии, Симфоническим оркестром радио и телевидения Финляндии, Филармоническим оркестром Хельсински, Гетеборгским симфоническим оркестром, оркестром Sinfonia Varsovia (Польша), камерным оркестром Kremerata Baltica, Московским камерным оркестром Musica Viva и рядом других российских и зарубежных коллективов.

Музыкант сотрудничает с известнейшими дирижерами, среди которых Валерий Гергиев, Юрий Башмет, Юрий Симонов, Владимир Федосеев, Владимир Понькин, Александр Ведерников, Александр Рудин, Дмитрий Лисс, Максим Венгеров, Пол Гудвин, Жилбер Варга, Эри Клас, Конрад ван Альфен, Давид Афхам, Ханну Линту, Якко Куусисто и другие.

С 2007 года Никита Борисоглебский является эксклюзивным артистом Московской филармонии, а с 2011 года интересы Н. Борисоглебского на территории Европы, Америки и Азии представляет крупнейшее лондонское агентство IMG Artists.

Молодой артист много времени уделяет и камерному музицированию. За последнее время его партнерами стали выдающиеся музыканты: Родион Щедрин, Наталия Гутман, Юрий Башмет, Андраш Шифф, Борис Березовский, Александр Князев, Мишель Штраус, Огюстэн Дюмэ, Жан-Филипп Коллар, Жан-Клод Ванден Эйден, Давид Герингас, Ловро Погорелич. Тесное творческое сотрудничество связывает его и с молодыми талантливыми коллегами – Сергеем Антоновым, Екатериной Мечетиной, Александром Бузловым, Вячеславом Грязновым, Вадимом Холоденко, Андреем Ярошинским, Каспарасом Уинскасом, Милошем Поповичем.

В репертуаре музыканта – произведения многих стилей и эпох: от Баха и Вивальди до Щедрина и Пендерецкого. Особое внимание он уделяет произведениям композиторов XX века и сочинениям современных российских композиторов. Родион Щедрин и Александр Чайковский доверяют скрипачу исполнения премьер своих сочинений. Молодой талантливый композитор Кузьма Бодров написал специально для Никиты Борисоглебского уже четыре опуса.

В 2009 году артист был отмечен наградой «Скрипач года» от «Международного фонда Майи Плисецкой и Родиона Щедрина» (США).

С 2010 года Н. Борисоглебский сотрудничает с франко-бельгийской звукозаписывающей компанией Outhere. Уже вышло два CD скрипача под лейблом Fuga Libera

Успехи Н. Борисоглебского были отмечены наградами различных международных и российских фондов, правительства России и Ученого совета Московской консерватории.

19/03/2014 - 09:58   Classic   Новости
В Кисловодске Академический симфонический оркестр им. В. И. Сафонова сыграл нетривиальную программу.

Везет мне с моим любимым музыкальным инструментом – виолончелью на Кавказских Минеральных Водах. Два года назад в конце февраля 2012 года в концертном зале им. Ф. И. Шаляпина в Ессентуках я впервые услышал с местным оркестром молодого виолончелиста Алексея Стадлера, хорошо исполнившего концерт Дворжака. Но тогда оркестр был заметно недоукомплектован – виолончелей тогда было два с половиной пульта. Невысокая зарплата в оркестре порождала текучесть кадров и необходимость подработки в других музыкальных коллективах. Но даже и тогда героическими усилиями дирижёры добивались максимально возможного качества в целом.

Сегодня ситуация изменилась кардинально. Заметно возросли ставки. Приобретена группа качественных медных и деревянных духовых инструментов.. В группе виолончелей пять пультов. Сегодня Академический симфонический оркестр им. В. И. Сафонова практически полностью укомплектован.

1 марта 2014 года в зале им. А. Н. Скрябина, расположенного в историческом здании филармонии, Симфонический оркестр на КМВ под управлением своего главного дирижёра Станислава Кочановского дал концерт с чрезвычайно интересной, нетривиальной и трудной программой, которая могла бы сделать честь столичным филармониям. В первом отделении прозвучала Увертюра к спектаклю «Школа злословия» и Концерт для виолончели с оркестром американского композитора Сэмюэля Барбера. Солировал лауреат XIII конкурса им. Чайковского (2011 г.) Евгений Румянцев. Во втором отделении были исполнены Вариации на оригинальную тему «Энигма» Эдуарда Элгара.

Станислав Кочановский и Евгений Румянцев
Станислав Кочановский и Евгений Румянцев

Чтобы анонсировать программу, не имеющую в себе ни одного шлягера, дирижёр должен, мягко говоря, обладать большой смелостью и быть уверенным, что местная провинциальная публика и отдыхающие с разных концов России придут её слушать. Сочинения Барбера вообще плохо знают в России, они редко звучат даже в столицах, а его виолончельный концерт я, кажется, не слышал ранее вовсе. «Энигму», хотя в последнее время её и стали исполнять относительно чаще, но и шлягером её не назовёшь ни при каких обстоятельствах. И, тем не менее, зал на дневном концерте (начался в 16 час.) был не меньше чем на три четверти полон, несмотря на погожий солнечный день в Кисловодске.

Евгений Румянцев блистательно справился со сложнейшей виолончельной партией концерта. Причем не только технически, но и музыкально. Весь концерт ритмически очень разнообразен. В его сольной партии заложено множество красок. Для того, чтобы максимально реализовать это разнообразие, необходимо полное взаимопонимание солиста с дирижером и оркестром. И такое взаимопонимание у всех трёх сторон ансамбля, благодаря точной и вдохновенной репетиционной работе Кочановского, было достигнуто. Несмотря на сложность всей партитуры, зал слушал виолончельный концерт Барбера как завороженный и по окончании его взорвался бурной овацией.

Перед Кочановским стояла непростая задача – не растерять после антракта тот эмоциональный градус, который был достигнут в первом отделении великолепным исполнением концерта Барбера. И ему это удалось. Каждая вариация в «Энигме» получилась как отдельная красочная картинка. И калейдоскоп этих картинок держал внимание зала, не давая ему возможности заскучать. Оркестр прекрасно исполнил традиционный после «Энигмы» бис – Прелюдию для оркестра «Привет любви», ор. 12.

У меня была возможность посидеть на двух репетициях этой программы, в течение которых я оценил, насколько выросло качество звучания оркестра за те два года, что я его не слышал. Во-первых, меня поразила благожелательная творческая атмосфера, которая царит на репетициях, и невероятная выдержка главного дирижера, который на моих глазах ни разу не повысил голоса, когда кто-то из оркестрантов ошибался, причем даже когда для исправления приходилось не единожды повторять какой-либо пассаж. Во-вторых, состав оркестра значительно омолодился. В-третьих, значительно обновился инструментарий, о чем я писал выше. Конечно, в той же «Энигме» есть над чем еще поработать и дирижёру, и оркестру. Но это, как говорят математики, величины второго порядка малости. А главное уже сделано! И сделано отменно.

Нынешнее качество Симфонического оркестра им. В. И. Сафонова Северо-Кавказской академической филармонии имени В. Сафонова позволяет художественному руководству филармонии и его главному дирижёру Станиславу Кочановскому ставить перед коллективом высокие задачи и смело подходить к построению концертной афиши. Я просмотрел репертуар оркестра на сезон 2013/2014 гг. и обнаружил там, кроме привычного репертуара, имена авторов, об исполнении музыки которых провинциальные оркестры ранее не могли и мечтать, побоявшись потери аудитории. Например, это целиком программа рецензируемого концерта, «Румынский концерт» Дьердя Лигети, «Концерт для оркестра» Белы Бартока, Четвертая симфония Густава Малера и его вокальные циклы, и даже концерт из произведений ныне живущих российский композиторов Михаила Броннера и Ширвани Чалаева и др. Такая позиция руководства Северо-Кавказской академической филармонии, формирующей не только популярные программы, но и развивающей вкус аудитории к более сложной музыке, вызывает огромное уважение.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

СПРАВКА

Евгений РУМЯНЦЕВ родился в 1984 году в Москве. Начал учиться игре на виолончели в возрасте 8 лет, в 11 дал первый концерт. Окончил Центральную музыкальную школу при Московской консерватории (класс виолончели Г.И.Зубаревой) и Московскую консерваторию имени П.И.Чайковского (2007, класс профессора Н.Н.Шаховской). В настоящее время продолжает обучение у Н.Н.Шаховской в аспирантуре. Брал мастер-классы у Мстислава Ростроповича, Давида Герингаса, Эберхарда Финке, Сергея Ролдугина. Постоянный участник проектов Санкт-Петербургского Дома Музыки, фондов Владимира Спивакова, Мстислава Ростроповича и «Русское Исполнительское Искусство».

Лауреат XIII Международного конкурса имени П.И. Чайковского (2007), победитель Международного конкурса виолончелистов имени А.И.Хачатуряна (Ереван, 2010). Молодой артист ведет активную концертную деятельность. Выступал в городах России, во Франции, Германии, Швейцарии, Италии, Великобритании, Нидерландах, Австрии, Венгрии, Хорватии, Литве, Финляндии, Израиле, Тунисе Алжире, Японии. Участник многих международных фестивалей, среди которых: Usedomer Musikfestival, Juventus Music Festival, имени Владимира Горовица, имени Мстислава Ростроповича, «Московская Осень», Maximafest, Ars Longa, «Дни Моцарта в Москве», «Приношение Святославу Кнушевицкому», «Московский международный виолончельный фестиваль», «Фестиваль К 125-летию со дня рождения С.М.Козолупова», «Музыка Звезд», «Фестиваль памяти Святослава Рихтера» и другие. В его репертуаре огромное количество виолончельной музыки разных эпох. Кроме сольных выступлений Евгений постоянно играет в ансамблях, исполняя большое количество камерной музыки.

Один из самых ярких и харизматичных молодых российских музыкантов, Евгений Румянцев (виолончель) сочетает блестящую виртуозность и глубину интерпретации с захватывающим темпераментом и неповторимым виолончельным звуком. Обладая удивительной артистической универсальностью, он успешно совмещает выступления с оркестрами и сольные концерты с камерным музицированием в самых различных составах. Его талант был высоко оценен Мстиславом Ростроповичем, на открытых уроках которого молодой виолончелист неоднократно выступал. Имеет записи на CD, телевидении и радио.

Евгений Румянцев является членом Ассоциации Лауреатов Международного конкурса имени П.И.Чайковского. Дает мастер-классы.

Станислав КОЧАНОВСКИЙ родился в Санкт-Петербурге в 1981 году. С отличием окончил Санкт-Петербургскую консерваторию по трем специальностям: хорового дирижера в классе Т. И. Хитровой (2004), органа в классе Н. И. Оксентян (2004) и оперно-симфонического дирижера в классе А. В.  Титова (2008).

В 2005 году дебютировал на сцене Театра Санкт-Петербургской Государственной Консерватории с оперой «Иоланта». С 2007 по 2010 год – дирижер Михайловского театра в Петербурге, с которым гастролировал на сценах Английской Национальной Оперы (Лондон) и Театра Ля Фениче (Венеция).

В качестве приглашенного дирижера принимал участие в постановках Мариинского театра, Театра «Новая Опера» (Москва), театра «Санктъ-Петербургъ Опера», Театра музыкальной комедии (Санкт-Петербург), Фламандской оперы (Бельгия). В репертуаре дирижера более 30 оперных и балетных спектаклей.

Станислав Кочановский сотрудничает с ведущими оркестрами России: Академическим симфоническим оркестром России им. Светланова, Национальным Филармоническим оркестром России, Академическим симфоническим оркестром Московской Филармонии, Академическим Симфоническим оркестром Санкт-Петербургской Филармонии, Симфоническим оркестром Капеллы, Оркестром Государственного Эрмитажа, Молодежным оркестром Мариинского театра. С 2006 года постоянный участник концертов Санкт-Петербургского Дома музыки. В 2008 году состоялся дебют на сцене Большого зала Санкт-Петербургской Филармонии. В 2010 и 2012 годах принимал участие в фестивале Ю. Темирканова “Шаг на встречу”.

Дирижировал оркестрами Финского радио, Гайдн-оркестр Тренто (Италия), Филармонии Артуро Тосканини (Италия), I Pomeriggi Musicali (Италия), Оркестром Франкфуртского радио (Германия), Филармонии Силезии (Польша), Литовским Государственным симфоническим оркестром, Камерным оркестром Таллина (Эстония).

С 2012 года регулярно участвует в подготовке симфонических программ для Владимира Юровского с Госоркестром России им. Е. Ф. Светланова в Москве.

С сезона 2010/2011 – Главный дирижер Академического симфонического оркестра им. В. И. Сафонова Северо-Кавказской Государственной Филармонии на Кавказских Минеральных Водах, с которым в 2011 году дебютировал в Москве на сцене Концертного зала им. Чайковского и Концертного зала им. Сайдашева в Казани. В июне 2013 года на XXI фестивале «Звезды Белых ночей» Станислав Кочановский дебютировал с оркестром Мариинского театра.

Станислав Каченовский - лауреат Первого Всероссийского конкурса дирижеров (Москва, 2011) третья премия; Специальный диплом «Лучший выпускник вузов Санкт-Петербурга 2004»; Лауреат Третьего Всероссийского конкурса хоровых дирижеров (Салават, 2002) Первая премия); Лауреат Международного конкурса «Берег надежды» — орган (Болгария, 1996) Первая премия.

19/03/2014 - 09:43   Classic   Новости
Первый Международный конкурс хоровых дирижёров имени Бориса Тевлина завершился гала-концертом лауреатов в Большом зале консерватории, где были вручены награды конкурса.

Конкурс основан в память о профессоре Московской консерватории Борисе Григорьевиче Тевлине (1931–2012) — выдающемся музыканте современности, основоположнике школы современного хорового дирижёрского искусства, основателе Камерного хора Московской консерватории (1995) и кафедры современного хорового исполнительского искусства (2011), художественном руководителе и главном дирижёре Государственного академического русского хора им. А. В. Свешникова.

Оргкомитет конкурса возглавил ректор Московской консерватории им. П. И. Чайковского Александр Сергеевич Соколов. Жюри конкурса возглавил народный артист РФ, профессор, художественный руководитель и главный дирижёр академического Большого хора «Мастера хорового пения» Лев Конторович. В жюри также вошли представители мировой хоровой элиты: Витаутас Мишкинис (Литва), Гульмира Куттыбадамова (Казахстан), Анжела Моралес (Коста-Рика), Теодора Павлович (Болгария), Цао Тон И (Китай), Александр Соловьёв (Россия).

В первом туре конкурса выступили 23 участника, ко второму туру были допущены 13 конкурсантов, а в финальный тур – восемь. География конкурса охватила девять государств: Россию, Беларусь, Вьетнам, Казахстан, Китай, Польшу, Узбекистан, Украину, Швецию.

В программу I тура вошло дирижирование фрагментами сочинений С. Рахманинова, К. Пендерецкого, А. Шёнберга, Д. Шостаковича и игра на фортепиано наизусть хоровой партитуры (по жребию) (О. Мессиан, Р. Щедрин).

Во II туре нужно было продирижировать на выбор фрагментом одного из крупных вокально-симфонических произведений: И. Брамс «Немецкий реквием», Дж. Верди «Реквием», С. Прокофьев «Игрок», И. Ставинский «Свадебка», С. Танеев «По прочтении псалма».

III тур представлял собой репетиционную работу с Камерным хором Московской консерватории над произведением современных композиторов: В. Агафонникова, В. Баркаускаса, С. Губайдулиной, Ю. Евграфова, В. Кикты, А. Шнитке, В. Мишкинаса, Р. Щедрина, выбранном по жребию.

Первой премии удостоена хормейстер из Санкт-Петербурга Александра Макарова, второй премии – выпускник Московской консерватории Глеб Кардасевич. Присуждены две третьих премии – солистке Камерного хора Московской консерватории Марии Челмакиной и выпускнику Шанхайской консерватории, прошедшему стажировку у Б. Г. Тевлина Чао Вангу (Китай).

Дипломы присуждены Ольге Власовой, Ксения Кулаковой, Станиславу Майскому (все выпускники Московской консерватории) и Юстине Хелминской (Польша). По результатам II тура дипломами награждены концертмейстеры: Мария Двоскина, Елена Александрова, Татьяна Ополинская, Татьяна Наседкина, Любовь Громогласова и Наталья Игумнова.

17 марта перед началом гала-концерта в фойе Большого зала консерватории состоялась пресс-конференция, в которой приняли участие ректор МГК им. Чайковского, председатель Оргкомитета конкурса, профессор Александр Соколов, заместитель министра культуры Григорий Ивлиев и председатель жюри конкурса, заведующий кафедрой современного хорового исполнительского искусства, профессор Лев Конторович.

А. Соколов сказал: «Все присутствуют при рождении в стенах Московской консерватории прекрасной традиции, которая есть продолжение великой подвижнической деятельности мастера Бориса Григорьевича Тевлина. Он был счастливым человеком, поскольку всё, что задумал, он сделал: кафедру современного хорового исполнительского искусства, которая очень естественно дополнила хоровую традицию Московской консерватории, он создал Камерный хор, который стал фундаментом этой кафедры, он возглавил знаменитый хор имени Свешникова, придав ему новую поступательную энергию. Когда прервался его земной путь, оказалось: главное, что он сделал, – воспитал своих учеников и последователей. Этот конкурс тому явное свидетельство».

Г. Ивлиев сделал акцент на воссоздании Российского хорового общества. Он рассказал о создании Детского хора России, созданного из представителей всех субъектов федерации. Для этого был проведён мониторинг всех регионов – в каждом субъекте Российской Федерации были проведены смотры детей, способные показать, как поставлено дело с хорами в нашей стране. Оказалось: чтобы охватить все регионы, в некоторые места пришлось посылать педагогов, которые подготовили бы достойных. Тысячеголосный детский хор выступал и на Большой зимней олимпиаде, и на Паралимпиаде. Он рассказал: когда этот хор собрался перед выездом в Сочи на Казанском вокзале в восемь часов утра, то в разных концах зала ожидания дети собирались группами и пели, несмотря на бессонную ночь.

Л. Конторович представил членов жюри. Он отметил очень высокий уровень подготовки всех конкурсантов. Все были поражены уровнем владения фортепиано: ведь в программе конкурса современная музыка, и играть её надо было с партитуры. Справились все!

Конторович рассказал, что при распределении мест и наград члены жюри были на удивление единогласны.

Потом были заданы вопросы, адресованные в основном Конторовичу.

Гала-концерт начался с официальной части – вручения наград. А потом каждый из участников финала исполнил с Камерным хором Московской консерватории те произведения, с которыми выступал на III туре. Концерт завершился исполнением сочинения Витаутаса Мишкиниса «Памяти Бориса Тевлина», посвящённого Камерному хору консерватории, под управлением автора.

Концерт подтвердил мнение, что уровень участников Первого международного конкурса хоровых дирижёров имени Бориса Тевлина очень высок. Каждый из восьми его финалистов отличился «лица необщим выраженьем».

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

Быстрый поиск:
13/02/2014 - 02:57   Classic   Концерты
Четвёртый концерт из цикла «Все романсы П. И. Чайковского» в исполнении участников Молодёжной оперной программы Большого театра России (художественный руководитель Дмитрий Вдовин) состоялся 30 января в Бетховенском зале Большого театра России.

ПРОГРАММА: Шесть романсов, ор. 57; Двенадцать романсов, ор. 60; Шесть дуэтов, ор. 46.

Партии фортепиано: Семён Скигин, Валерия Прокофьева, Елизавета Дмитриева.

Руководитель и ведущий проекта – Семён Скигин.

Из ста четырёх романсов, написанных композитором, в концерте прозвучали восемнадцать: ор. 57, ор. 60 и в качестве бонуса ещё Шесть дуэтов ор. 46.

Их исполнили: Ангелина Никитченко (сопрано), Андрей Жилиховский (баритон), Александра Чухина (меццо-сопрано), Даниил Чесноков (бас), Сергей Радченко (тенор), Ольга Кульчинская (сопрано), Арсений Яковлев (тенор), Богдан Волков (тенор), Кристина Мхитарян (сопрано), студенты Московской консерватории Мария Лобанова (сопрано), Андрей Морозов (баритон) и солистка «Новой оперы» Юлия Меннибаева (меццо-сопрано).

Участники концерта
Участники концерта

Программа оказалась непростой для исполнения. В ней мало шлягерных романсов, срывающих бурные аплодисменты. Основную массу составляли редко и совсем редко исполняемые романсы и дуэты. Да и художественные достоинства большинства романсов, вошедших в эту программу, не самого высшего уровня. (Я не верю в несправедливо забытые или редко исполняемые сочинения; всё закономерно!) Так что копировать было некого, всё надо было делать самим, без оглядки на примеры и авторитеты.

В этом концерте пели несколько относительно новых участников программы: Ольга Кульчинская, Александра Чухина, Даниил Чесноков, Арсений Яковлев, Богдан Волков.

К сожалению, Сергей Радченко выступал будучи совершенно больным, и это было слышно. Он был занят в четырёх номерах программы, и его некому было заменить. Разве спасение полноты программы важнее самочувствия певца и возможных последствий для его голосового аппарата? Нужны ли такие самопожертвования? Можно худо-бедно спасти один, пусть и важный концерт, но погубить множество последующих. Человеческий голос — инструмент настолько уязвимый, что не прощает насилия над собой. Остаётся надеяться, что этот эпизод не сильно отразится на голосе Радченко.

Наиболее ярким в этом концерте мне, безусловно, показался баритон Андрей Жилиховский – и чисто по вокалу, и по драматургии романсов. У него весьма красивый по тембру голос, он им хорошо владеет. Кроме того, Жилиховский внимателен к смыслу текстов и понимает, что и о чём поёт. И не зря ему достались: трагический «На нивы жёлтые…» (стихи А. К. Толстого), не просто спетый, а пережитый и философский «Подвиг» (стихи Хомякова), проникнутый глубоким христианским смыслом. Ещё одно его важное качество – приличная дикция, что сегодня большая редкость, и не только в России, но и по всему свету. Многие меломаны из США считают, что экраны с субтитрами надо использовать даже при постановках на английском языке, потому что понять тексты практически невозможно. Это пожелание справедливо и для российских театров.

Очень приятное впечатление, и не только своим красивым басом, произвёл Даниил Чесноков. В романсе «Смерть» на стихи Д. Мережковского он прислушивается к слову, понимает его.

Красиво в нижних регистрах и в середине звучал голос Александры Чухиной (меццо-сопрано) в романсе «Не спрашивай…» (стихи А. Струговщикова, из Гёте), но с верхами на форте, звучавшими резко, ей надо ещё поработать. Лучше в этом смысле у неё прозвучал романс «Усни» на стихи Д. Мережковского, но в нём таких форте на верхах почти и нет. То же можно сказать про романс «Лишь ты один..» (стихи А. Кристена, пер. с немецкого А. Плещеева).

Хорошо показала себя в популярном романсе «Я тебе ничего не скажу…» (стихи А. Фета) Ольга Кульчинская. Её лёгкое серебристое сопрано очень ровно и органично звучало во всех регистрах и динамических диапазонах. Удачными получились дуэты «Вечер» и «В огороде, возле броду…» (оба на стихи И. Сурикова) у О. Кульчинской и А. Чухиной. Здесь и верха у Чухиной звучали получше.

Никак не справляется со спецификой романса, тем более такого известного «Скажи, о чём в тени ветвей…» (стихи В. Соллогуба) Ангелина Никитченко. Её голос чисто оперного свойства, но даже для оперы какой-то «разлапистый» и пёстрый. А уж в камерном репертуаре он должен быть максимально собран. К сожалению, здесь этого нет и в помине. А вот дуэт «Слёзы» на стихи Ф. Тютчева, исполненный А. Никитченко вместе с Юлией Меннибаевой, неожиданно прозвучал гораздо лучше, нежели их сольные номера.

Те же проблемы, что и у Никитченко, есть у Марии Лобановой – большой, плохо управляемый голос, ещё и без нужды форсируемый в известном романсе «Ночи безумные…» на стихи А. Апухтина. А в романсе «Прости!» на стихи А. Некрасова она, к тому же, ещё и нечисто интонирует. Стоит ли мучить и певцов, и слушателей, заставляя таких вокалистов, как Никитченко и Лобанову, петь репертуар, противопоказанный природе их голоса? Разве только в педагогических целях... Да и тут, может быть, стоит ограничиться занятиями в классе, не вынося это на всеобщее обозрение?

Из двух романсов — «Соловей» (стихи А. Пушкина) и «Ночь» (стихи Я. Полонского), исполненных Арсением Яковлевым, удачнее получился второй, в котором не было напряжённых и резких верхов.

Корректно аккомпанировали певцам Семен Скигин, который был одновременно педагогом-репетитором этой программы, а также Валерия Прокофьева и Елизавета Дмитриева.

В целом — концерт показал, что новый набор Молодёжной оперной программы Большого театра России интересен и перспективен по вокальному материалу, но требует от её руководителей больших усилий и индивидуального подхода к каждому артисту Программы. Такой подход, собственно, и был основным во всех предыдущих наборах. Он давал великолепные результаты: мы наблюдали стремительный рост мастерства многих артистов Программы, и нет оснований сомневаться в его продолжении.

Владимир ОЙВИН

08/02/2014 - 11:27   Classic   Концерты
Весь прошлый 2013 год, год 200-летия со дня рождения Джузеппе Верди, – его «Реквием» исполнялся в Москве неоднократно разным хорами, оркестрами и дирижёрами с разной степенью успеха.

2 февраля 2014 года в Большом зале консерватории он прозвучал ещё и в исполнении Академического Большого хора «Мастера хорового пения», Национального филармонического оркестра России (художественный руководитель и главный дирижёр Владимир Спиваков) и солистов – сопрано Динары Алиевой, меццо-сопрано Агунды Кулаевой, тенора Георгия Васильева и баса Евгения Ставинского. Дирижировал исполнением художественный руководитель и главный дирижёр «Мастеров хорового пения» профессор Лев Конторович.

Это исполнение, безусловно, можно отнести не просто к удачным, а к очень удачным.

При том, что в Москве ещё немало меломанов, которые, как и я, слышали этот «Реквием» в сентябре 1964 года во время гастролей театра Ла Скала на сцене Большого театра с Гербертом фон Караяном за пультом и великими солистами – Леонтиной Прайс, Фьоренцой Коссото, Карло Бергонци и Николаем Гяуровым. Я тогда попал на дневную публичную генеральную репетицию. А стены и сцена Большого зала консерватории помнят, как не в таком уже, кажется, и далёком июне 1974 года, во вторые гастроли Ла Скала, этот «Реквием» здесь исполняли тот же хор и оркестр. За пультом стоял Клаудио Аббадо (пусть земля ему будет пухом!), а справа — солисты (и какие!): Катя Риччарелли, опять Фьоренца Коссото (пела только на дневной публичной репетиции, а кто пел в концерте – не помню), Лючано Паваротти и бессменный Николай Гяуров…

Концерт состоялся в рамках юбилейного фестиваля, посвящённого 85-летию хора. «Мастера хорового пения» в этот раз полностью подтвердили своё (не лишённое претенциозности) сегодняшнее имя.

Хор показал себя со всех лучших сторон. Тут и великолепная ровность голосоведения, чистота интонации, безупречное соотношение групп при разных динамических градациях: от тончайшего шелеста пианиссимо в самом начале до громового фортиссимо в Dies irae. Причём форте ни разу не прозвучало грубо, а было мягкое, как бы округлое.

Нельзя особо не отметить ещё одно очень важное (и сегодня, увы, уникальное) качество «Мастеров хорового пения» – это хорошая дикция, причём на разных языках. 28 января в рамках того же фестиваля хор в Зале им. Чайковского блистательно, с такой же прекрасной дикцией, на церковно-славянском языке исполнил «Всенощное бдение» Сергея Рахманинова. Вспоминается восторженная оценка дикции «Мастеров хорового пения» Хельмутом Риллингом при исполнении под его управлением «Страстей по Иоанну» И.-С. Баха в начале марта 2011 года не просто на немецком, а на старонемецком языке. Значит, действительно мастера!

Прекрасно исполнили свои партии Динара Алиева и Агунда Кулаева. Обе они всё время оставались в рамках стиля этого Реквиема – с одной стороны далеко не сакрального характера, но с другой стороны и не светского, не оперного. Им удалось успешно пройти по границе этих двух подходов к «Реквиему» Верди.

Неплохо исполнил свою партию Евгений Ставинский, заменивший заявленного Аскара Абдразакова (его вызвал в Мариинку В. Гергиев). Наименьшие похвалы заслужил тенор Георгий Васильев – не то что бы он плохо пел, просто партия у него прозвучала слишком по-оперному, выпадая из стиля и ансамблей.

Национальный филармонический оркестр России был весьма хорош. В первую очередь следует отметить отличное звучание медных духовых, особенно труб. Меня не покидало ощущение, что оркестранты играли в этот вечер с особым подъёмом и отдачей.

Лев Конторович прекрасно продирижировал концертом. Несмотря на то, что он дирижёр хоровой, а там мануальная техника заметно отличается от симфонической, Конторович сумел как-то синтезировать обе техники, в результате чего достиг полного взаимопонимания и с хором, и с оркестром, и с солистами. Замечательная атмосфера этого концерта – его заслуга.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

СПРАВКА

Динара Алиева, сопрано, родилась в Баку (Азербайджан). Музыкальную школу окончила по классу фортепиано. В 1998 году поступила в Бакинскую академию музыки, которую окончила в 2004 году. Карьера певицы начиналась в Бакинском театре оперы и балета, где Динара Алиева была солисткой с 2002 по 2005 гг. и исполняла ведущие партии в ряде спектаклей, среди которых Леонора («Трубадур» Верди), Мими («Богема» Пуччини), Виолетта («Травиата» Верди), Недда («Паяцы» Леонкавалло).

Её оперный репертуар включает главные партии для сопрано в операх западно-европейских и русских композиторов классико-романтической эпохи, постмодернизма и XX столетия, среди которых оперы Верди, Пуччини, Чайковского, Моцарта, Шарпантье, Гуно, Бизе, Римского-Корсакова, Леонкавалло.

Камерный репертуар певицы охватывает разнообразные произведения, среди которых вокальные миниатюры и циклы русских и западноевропейских композиторов: Чайковского, Рахманинова, Шумана, Шуберта, Брамса, Вольфа, Вила-Лобоса, Форе, а также арии из опер и песни Гершвина, сочинения современных азербайджанских авторов.

Певица исполняла главные партии в постановках Михайловского театра в Санкт-Петербурге, Бакинского оперного театра, Штутгартского оперного театра. В марте 2010 г. в Большом театре состоялась премьера оперетты И. Штрауса "Летучая мышь" в которой Динара Алиева исполнила главную партию Розалинды.

Динара Алиева – солистка Большого театра России, где она дебютировала в 2009-м году в партии Лю в «Турандот» Пуччини.

В настоящее время является приглашённой солисткой Венской Штаатсопер и Латвийской национальной оперы.

Певица осуществляет активную концертную деятельность и выступает на сценах ведущих оперных театров и концертных залов в России и за рубежом. Сольные концерты певицы проходили на лучших академических сценах Москвы: в Большом, Малом и Рахманиновском залах Московской консерватории, в Камерном и Светлановском залах Московского международного Дома музыки.

Гастроли Динары Алиевой с успехом проходили в разных странах Европы и в США. Среди зарубежных выступлений певицы участие в гала-концерте фестиваля «Крещендо» в парижском зале «Гаво» (2007 г.), в концерте фестиваля «Музыкальный олимп» в нью-йоркском «Карнеги-холл» (2008 г.). Высокой оценки критиков и публики было удостоено выступление Динары Алиевой с дирижёром Дмитрием Юровским на фестивале «Русские сезоны» в оперном театре Монте-Карло (2009 г.).

Агунда Кулаева, меццо-сопрано, окончила Ростовскую консерваторию им. С. В. Рахманинова по специальности «Дирижёр хора» (2000), «Сольное пение» (2005, класс преп. М. Н. Худовертовой), до 2005 года училась в Центре оперного пения под руководством Г. П. Вишневской. Участвовала в постановке опер «Фауст» Ш. Гуно (Зибель), «Царская невеста» Н.А. Римского-Корсакова (Любаша), «Риголетто» Дж. Верди (Маддалена) и в концертах Центра оперного пения.

В репертуаре певицы партии: Марины Мнишек («Борис Годунов» М. П. Мусоргского), Графини, Полины и Гувернантки («Пиковая дама» П. И. Чайковского), Любаши и Дуняши («Царская невеста» Н.А. Римского-Корсакова), Жени Комельковой («Зори здесь тихие» К. Молчанова), Арзаче («Семирамида» Дж. Россини), Кармен («Кармен» Ж. Бизе), Далилы («Самсон и Далила» К. Сен-Санса); партия меццо-сопрано в Реквие­ме Дж. Верди.

В 2005 году Агунда Кулаева дебютировала в Большом театре в партии Сони («Война и мир» С.С. Прокофьева, дирижёр А.А. Ведерников). Является приглашённой солисткой Новосибирского театра оперы и балета, где участвует в спектаклях «Князь Игорь» (Кончаковна), «Кармен» (Кармен), «Евгений Онегин» (Ольга), «Пиковая дама» (Полина), «Царская невеста» (Любаша). Участвовала в концертных программах и оперных спектаклях во многих городах России и за рубежом, а также в концертных программах в Берлине, Париже, Петербурге, посвященных 60-летию окончания Второй мировой войны.

На фестивале «Варненское лето» — 2012 спела партию Кармен в одноименной опере Ж. Бизе и Эболи в опере «Дон Карлос» Дж. Верди. В том же году исполнила партию Амнерис («Аида» Дж. Верди) в Болгарском национальном театре оперы и балета. 2013 год ознаменовался исполнением Stabat Mater А. Дворжака с Большим симфоническим оркестром п/у В. Федосее­ва, исполнением кантаты «По прочтении псалма» С. И. Танеева с академическим камерным хором п/у В. Минина и Российским национальным оркестром п/у М. Плетнёва; участием в V Международном фестивале им. М. П. Мусоргского (Тверь), IV Международном фестивале «Парад звёзд в оперном» (Красноярск).

С 2005 года в театре «Новая Опера».

Георгий Васильев, тенор, окончил Академию хорового искусства имени В. С. Попова (факультет хорового дирижирования), параллельно обучаясь на вокальном факультете, и в аспирантуре при Академии (класс профессора Д. Ю. Вдовина, 2002).

Выступает на площадках Москвы как солист, дирижёр хора, руководитель и певец вокального ансамбля. В качестве хормейстера сотрудничает со студией Мосфильм.

В театре Новая Опера работает с ноября 2009 года, дебютировав в партии Измаила («Набукко» Дж. Верди).

В марте 2012 состоялся международный дебют певца в партии Эдгардо («Лючия ди Ламмермур» Г. Доницетти) в Опере Палм-Бич (США). В США также исполнил партию Рудольфа («Богема» Дж. Пуччини, Лирическая опера Балтимора, 2012), Альфреда («Травиата» Дж. Верди, Опера Палм-Бич, 2013). Европейский дебют Георгия Васильева состоялся в декабре 2012 в Немецкой опере (Берлин) также в партии Эдгардо. В оперных театрах Меца и Нанси (Франция) певец исполнил партию Водемона («Иоланта» П. И. Чайковского, 2013). В этом же году дебютировал в Оперном театре Лилля (Франция) в опере «Лючия ди Ламмермур» Г. Доницетти, а также участвовал в спектакле «Травиата» в Немецкой опере.

Георгий Васильев выступал в концертах и фестивалях с Национальным филармоническим оркестром России и Государственным камерным оркестром «Виртуозы Москвы» (художественный руководитель В. Спиваков) в Нанси (Франция), Москве, Калининграде, Нижнем Новгороде, Владивостоке и других городах России. Исполнил партию тенора в Te Deum А. Брукнера (Москва) и «Колоколах» С. В. Рахманинова (Сан-Себастьян) с Российским национальным оркестром (дирижёр М. Плетнёв), Реквиеме Дж. Верди (Мехико, дирижёр Я. Латам-Кениг), «Вечном Евангелии» и «Отче наш» Л. Яначека (Утрехт, дирижёр Я. Груша), Девятой симфонии Л.В. Бетховена в концерте ЮНЕСКО (Москва, дирижёр А. Петров), а также в российской премьере оратории «Христос» О. Респиги на сцене Новой Оперы (дирижёр А. Гусь).

Евгений Ставинский, бас, в 2003 году окончил Академию хорового искусства им. В. С. Попова. В 2004–2005 г. стажировался в театре Maggio Musicale Fiorentino (Италия), где исполнил партии лорда Сиднея («Путешествие в Реймс» Дж. Россини), Дона Базилио («Севильский цирюльник» Дж. Россини), Дон Жуана («Дон Жуан» В. А. Моцарта), Суперинтенданта («Альберт Херринг» Б. Бриттена). С 2005 года — дирижёр Дубненского симфонического оркестра.

В театре Новая Опера с 2007 года.

Лев Конторович, дирижёр хора, родился в г. Москве. В 1964 г. окончил Московское государственное хоровое училище им. А. В. Свешникова, в 1969 г. – Московскую консерваторию (класс хорового дирижирования К. Б. Птицы, класс оперно-симфонического дирижирования Л. М. Гинзбурга, класс инструментовки А. Г. Шнитке).

В 1969–1999 гг. преподавал в Московском государственном хоровом училище (с 1991 г. – Академия хорового искусства) им. А. В. Свешникова специальные дисциплины, был дирижёром хора мальчиков. В 1989–1990 гг. принимал участие в создании мужского хора выпускников училища (ныне Мужской хор Академии хорового искусства), получившего две I премии на Международном конкурсе хоров в Карлштайне (Германия).

В 1992–1999 гг. заведовал кафедрой хорового дирижирования и руководил студенческим хором Академии хорового искусства. В разные годы работал также в Московском государственном педагогическом институте им. В. И. Ленина (1976–1979, класс хорового дирижирования) и в Государственном институте театрального искусства им. А. В. Луначарского (РАТИ ГИТИС) (1989–1990, старший преподаватель вокала). С 1996 г. доцент Московской консерватории, с 1999 г. – профессор кафедры хорового дирижирования, руководитель курсового хора.

Активно работает над подготовкой концертных программ, включающих духовную музыку Д. Бортнянского, М. Березовского, П. Чеснокова, произведения М. Глинки, М. Балакирева, П. Чайковского, С. Рахманинова, Д. Шостаковича, Г. Свиридова, А. Свешникова, композиторов-выпускников Московского хорового училища Вл. Агафонникова, А. Бойко, В. Кикты, Р. Щедрина и других. Конторович, участвовал в международных фестивалях музыки И. С. Баха в Германии, Международных фестивалях хоров мальчиков в Грассе (Франция), в Познани (Польша), Европейском фестивале Православной музыки, посвящённой 1000-летию христианства на Руси (Москва, Германия, Франция, Люксембург).

С сентября 1996 г. по июнь 2001 г. художественный руководитель и дирижёр детского хора «Московские соловушки» (Детская школа искусств № 11 г. Москвы). В репертуаре хора русская и зарубежная классическая музыка, русские народные песни. Летом 1997 г. хор «Московские соловушки» с огромным успехом гастролировал в Южно-Африканской Республике. В 1998 г. состоялись гастроли хора в Германию. Значительным событием явилось создание в августе 1997 г. Камерного хора Московского государственного института музыки им. А. Г. Шнитке «Духовное возрождение».

Хоровой коллектив активно участвует в ежегодном Международном фестивале современной музыки «Московская осень».

С сентября 1999 г. Конторович является также художественным руководителем вокально-хоровой студии «Волшебство музыки» Российского национального оркестра. Этот детский коллектив постоянно с большим успехом выступает в различных концертных залах г. Москвы, таких как Государственный центральный музей музыкальной культуры им. М. И. Глинки, музей им. А. С. Пушкина, Государственная Третьяковская галерея. В 2002 г. состоялись успешные гастроли коллектива в Финляндию. Летом 2003 г. хор принимал участие в первом фестивале культур народов Греции и России в г. Александрополисе (Греция). В 2005 г. также состоялись гастроли коллектива в Греции.

В августе 2005 г. Конторович назначен художественным руководителем Академического Большого хора Российского Государственного музыкального телерадиоцентра. В мае 2004 г. Конторовичем были подготовлены и проведены два концерта в рамках технологического форума компании «Danieli». За последние годы Конторовичем подготовлен ряд крупных сочинений, таких как И.-С. Бах «Месса си минор», «Страсти по Иоанну», М. А. Шарпантье «Messe de minuit», А. Вивальди «Глория», В. А. Моцарт «Реквием», «Месса до мажор»; «Vesperae solennes de confessore», Л. ван Бетховен «Торжественная месса», Симфония № 9, Дж. Верди «Реквием» и др.

04/02/2014 - 08:23   Classic   Концерты
Фортепианный дуэт «iDuo» в составе Вадим Холоденко и Андрей Гугнин дал два концерта в Москве.

Фортепианный дуэт «iDuo» в составе Вадим Холоденко и Андрей Гугнин выступил с концертом 19 января 2014 года в Концертном зале Российской академии музыки имени Гнесиных. А 21 января почти с той же программой (Дебюсси был заменен «Испанской рапсодией» М. Равеля) дуэт играл на сцене Малого зала консерватории. Я был только на первом концерте (а видео записано на втором).

Фортепианный дуэт «iDuo» в этом составе был создан еще в 2007 году, в студенческие годы обоих пианистов, но я в этом качестве услышал их впервые. Впечатления от этого знакомства самые благоприятные.

Во-первых, это действительно ансамбль, в котором участники хорошо чувствуют и слышат друг друга. Семь лет совместного музицирования не прошли даром.

А во-вторых, интересна была сама программа, первое отделение которой составлено из редко исполняемых произведений.

Четырёхручные пьесы исполнялись на рояле Steinway — к сожалению, находящемся не в лучшем состоянии. Рояль требует не просто настройки, а регулировки, особенно в верхнем регистре, который на форте «подзванивал». Слышнее это было у В. Холоденко в Шести пьесах, где он играл в верхнем регистре, а А. Гугнин – в басовом.

Интересно прозвучала шестая пьеса «Слава». Она народного плана, и особенно ярко звучит в хоровом виде у Мусоргского в «Хованщине» в сцене убийства Хованского.

Для исполнения Дебюсси пианисты поменялись местами. Здесь мягкое туше Гугнина в верхнем регистре было очень к месту. Красиво и певуче звучал у Холоденко нижний голос. «Маленькая сюита» была исполнена дуэтом очень тонко и изысканно, с множеством пианистических красок. Это звуковое богатство, конечно, заложено в самой музыке, но пианисты сумели блестяще реализовать его. В этом была особая заслуга Андрея Гугнина, который вёл верхний голос очень точно.

Программа:
С. Рахманинов – Шесть пьес в четыре руки, ор. 11. Баркарола, Скерцо, Русская песня, Вальс, Романс, Слава); Сюита № 1 для двух ф-но, (Фантазия) соль минор, ор. 5 (Баркарола, И ночь, и любовь, Слезы, Светлый праздник); К. Дебюсси – Маленькая сюита. В четыре руки (В лодке; Шествие, Менуэт, Балет); И. Стравинский – «Весна священная» музыка балета (авторское переложение для двух фортепиано)

Так же интересно прозвучала Сюита № 1 Рахманинова. Молодые пианисты поняли и сумели передать особенности гармонического языка Рахманинова, которые проявляются уже в этом раннем его сочинении.

Во втором отделении прозвучало авторское переложение для двух фортепиано музыки балета Игоря Стравинского «Весна священная». Исполнение было блестящим, очень красочным. Музыка изобилует форте, но и у Холоденко, и у Гугнина оно не было плоским и грубым. Нельзя не отметить ещё одно важное положительное качество этого дуэта – симфоничность их музыкального мышления. Это особенно важно именно для фортепианного дуэта, поскольку в их репертуаре много транскрипций симфонических произведений.



Однако при всём мастерстве пианистов и их колористических возможностях – сама по себе транскрипция несравнима по красочности с оркестровым оригиналом. Теряется ритмическое разнообразие партитуры, её прихотливые гармонические изыски: рояль всё же не в состоянии передать все богатства оркестровой музыки, которая на слуху у меломанов, особенно после юбилейного года премьеры балета (1913), когда она звучала неисчислимое число раз. (То же и с обратным вариантом: оркестровая равелевская версия «Картинок с выставки» уступает фортепианному оригиналу Мусоргского.) Так что претензий к Холоденко и Гугнину быть не может. Полагаю, что они выжали из этой транскрипции максимум возможного.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Видео: Анатолий ЛЬВОВИЧ

СПРАВКА

Фортепианный дуэт iDuo создан Вадимом Холоденко и Андреем Гугниным в 2007 году, когда они были студентами Московской консерватории в классе Веры Горностаевой. В 2008 году их дуэт стал обладателем II премии на одном из наиболее престижных конкурсов фортепианных ансамблей в Сан-Марино. В 2010 году дуэтом записан диск на фирме Delos.

27/01/2014 - 14:03   Classic   Концерты
Динара Алиева спела в БЗК программу из 19 самых исполняемых романсов русских композиторов.

Динара Алиева довольно быстро воплотила в жизнь пожелание, изложенное в моей рецензии на её сольный концерт 4 мая 2013 года: «Хотелось бы пожелать Динаре Алиевой уделять больше внимание камерному пению – у неё это получается лучше, чем у большинства оперных певцов и певиц». 21 января 2014 года она дала сольный концерт в Большом зале консерватории с программой «Шедевры русской классики», в которую вошли 19 наиболее часто исполняемых романсов Н. А. Римского-Корсакова, П. И. Чайковского и С. В. Рахманинова.

Динара Алиева
Динара Алиева

Концерт получился великолепный! Певица в полной мере показала, что стихия камерного музицирования ей не менее близка, чем оперного, и её успешные выступения в этом жанре не случайны, а вполне закономерны. Можно сделать вывод, что в лице Динары Алиевой, кроме оперной певицы, сегодня мы имеем равновеликую ей певицу камерную. В российском исполнительстве это весьма редкое явление.

Исполнение романсов и Чайковского, и Рахманинова – это для любого вокалиста экзамен на наличие вкуса. В них легко переборщить во внешней эмоциональности, к чему подталкивает сама музыка, злоупотребить форте... Динара Алиева этот экзамен сдала на отлично.

Вокал её в этот вечер был безупречно камерным, компактным. Ни одной ноты она не спела в свой полный оперный голос, чем грешит большинство оперных певцов, когда они берутся за камерный репертуар. Динамический диапазон концерта располагался, в основном, между piano и mezzo voce. Верха звучали органично и красиво, нигде не переходя на визг. А низы звучали практически безупречно.

Динара Алиева
А низы звучали практически безупречно

Но самое главное – пение Динары Алиевой было осмысленно. Большинство романсов представляли собой драматические или лирические миниатюры. Это и "Кабы знала я...", который прозвучал как русское lamento, и "Я ли в поле да не травушка была", и некоторые другие. Всё было в рамках хорошего вкуса.

ПРОГРАММА:
Н. А. Римский-Корсаков: «Не ветер, вея с высоты», (ст. А. К. Толстого); «Редеет облаков летучая гряда» (ст. А. С. Пушкина); «Пленившись розой, соловей» (ст. А. В. Кольцова). П. Чайковский: «То было раннею весной» (ст. А. К. Толстого); «Колыбельная песня» (ст. А. Н. Майкова); «Кабы знала я…» (ст. А. К. Толстого); «Забыть так скоро» (ст. А. Н. Апухтина); Я ли в поле да не травушка была» (ст. И. З. Сурикова); «Кукушка» (ст. А. Плещеева из Геллерта); «День ли царит» (ст. А. Н. Апухтина).
С. Рахманинов: «Здесь хорошо» (ст. Г. Галиной); «Ночью в саду у меня» (ст. А.А. Блока, из А. Исаакяна); Ночь печальна (ст. И. А. Бунина), «Маргаритки» (ст. И. Северянина); «Не пой, красавица, при мне» (ст. А. С. Пушкина); «Ау!» (ст. К. Д. Бальмонта); «Сон» (ст. Ф. Сологуба); «Крысолов» (ст. В. Я. Брюсова); «Весенние воды» (ст. Ф. И. Тютчева).

БИСЫ: А. Дворжак «Песня матери»; Дж. Гершвин «Колыбельная» из оперы «Порги и Бесс».
Партия фортепиано – Любовь Венжик

Некоторые романсы были исполнены медленнее, чем обычно принято. (Для исполнителя это дополнительные трудности. Известно, что когда вокалист чувствует какие-то проблемы и трудности, он начинает увеличивать темп.) Так, "Колыбельная песня" Чайковского прозвучала по темпу именно как колыбельная, а не как концертный номер.

На бис певица прекрасно исполнила "Песню матери" А. Дворжака и колыбельную "Summertime" из оперы Дж. Гершвина "Порги и Бесс".

Для Динары Алиевой этот концерт во многом рубежный. Она доказала, что свободно ориентируется в русской камерной музыке, в стихии романса. Следующий шаг – это расширение репертуара за счёт реже исполняемых авторов и романсов.

Было бы интересно послушать её и в кантатно-ораториальном жанре. С её высокой культурой камерного музицирования, пониманием особенностей этого жанра, Д. Алиева хорошо бы вписалась в сотрудничество с такими высокопрофессиональными колективами, как Камерный хор Московской консерватории, Хоровой ансамбль "Intrada". Успешное освоение этого жанра значительно расширило бы возможности певицы, её репертуар – и, как следствие, востребованность и в России, и в мире.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»

Динара Алиева
Динара Алиева

Динара Алиева
Динара Алиева

Страницы